Культурный Проект актуализирует украинскую литературу
Опубликовано:: Вс, Апр 6th, 2014

Культурный Проект: реактуализации украинской литературы

Недавно завершился лекционный курс от Культурного Проекта «История литературы в авторах и текстах», где в качестве лекторов были приглашены выдающихся украинские писатели: Ю. Андрухович, О. Забужко, Т. Прохасько и Ю. Издрик.

Наталья Жеваго

Мы пообщались с Натальей Жеваго, основательницей Культурного Проекта и куратором литературного лектория Татьяной Терен, которая работала непосредственно над структурой лекций и их смысловым наполнением о традиции устраивать свободные лектории от Культурного Проекта, особенности литературного курса и роль неформального образования в культурно-образовательной системе Украины.

Отдельно мы поговорили п. Натальей об общественно-политической ситуации в стране, роль образовательных инициатив в таких условиях и ее личном видении тех изменений, которые мы наблюдаем сейчас в государстве.

– Традиция проводить Свободные лектории в Культурном Проекте существует уже давно. Наталья, расскажите, пожалуйста, подробнее о данном направлении в деятельности КП.

Наталья Жеваго: Проводить Свободные лектории – это была цель, ради которой существует Академическая программа, то есть не основной деятельностью Культурного Проекта должно быть проведение таких курсов. Если посмотреть на историю КП, то первым таким лекторием был “11 ключевых вопросов современного искусства”. Это был тотальный ликбез по современному искусству.
Прежде всего, мы стремились привлечь новую аудиторию и заинтересовать ее историей искусства, однако мы заметили, что именно большие открытые лектории не работают на новую аудиторию, поскольку их слушателями становились в первую очередь специалисты. Поэтому сегодня все выглядит совсем иначе, чем нам представлялось: наша Академическая программа воспитывает нового зрителя / слушателя, и, возможно, потом уже читателя, тогда как свободные лекции привлекают больше профессиональную аудиторию и студенческо-профессиональную, это факт.

– Как возникла идея посвятить курс Свободного лектория литературе?

Н.Ж.: На самом деле мы уже давно говорим о том, что было бы неплохо добавить к визуальному искусству и другие направления, литература и история философии были первыми в очереди. Мы хотим объявить о новом направлении, начав его именно из Свободного лектория, поскольку предыдущий опыт Культурного Проекта показал нам, что это лучший способ. Открытый лекторий – это возможность увидеть аудиторию, которая заинтересована в такой тематике, познакомиться с кураторами, которые будут разрабатывать программу, то есть это тот начальный шаг, который позволит нам решить, как впоследствии строить академическую программу, посвященную литературе.

Наталья ЖевагоТатьяна Терен: Когда у нас возникла эта идея, мы долго думали, как правильно говорить о литературе, прежде всего, это касалось формата и структуры лекций. При этом нам важно было, чтобы этот курс и по наполнению и по формату отличался от преподавания литературы в украинских школах. Конечно, у каждого были разные учителя литературы, но в большинстве своем выпускники наших школ к литературе относятся, как к чему-то неинтересному, надоевшему и неактуальному. Особенно, к сожалению, к литературе украинской. Поэтому нами прежде всего говорилось о преодолении стереотипов вокруг украинской литературы. Нам хотелось заинтересовать читателей не только литературными текстами, но и авторами – и лекторами, и героями лекций.

Чтобы «Свободный лекторий» был ярким и насыщенным, мы не хотели распылять его на большое количество лекций, потому что понимали, что впоследствии будем работать над целостным постоянным курсом.

– То есть вы планируете впоследствии создавать отдельный курс, посвященный истории литературы, подобный курсам вашей Академической программы?

Н.Ж.: Да, это то, что мы очень хотим сделать, и, вероятно, как и с историей изобразительного искусства, это будет не один курс. Это будет история зарубежной литературы в общем изложении или, возможно, как-то иначе, не так, как это излагается в университетах: не хронологически, а территориально, например, литература Франции или литература США. Собственно, обязательно со следующего года, а, может, еще с сентября новый блок в рамках Академической программы, которая так же будет содержать и истории философии, но которая будет идти не отдельно, а в диалоге с историей литературы.

– Как согласовывались темы лекций? Писатели сами выбирали, о ком им хотелось бы рассказать, у вас были какие-то ограничения, как уже было отмечено, это должны быть украинские писатели, о которых еще условия шла речь?

Т.Т.: Сначала у меня было такое видение, что это должны быть писатели-классики, авторы прошлого. Закономерно, что Оксана Забужко прочитала лекции о героях ее книг – Шевченко, Лесю Украинке, Шевелеве. Для кого-то предсказуемыми есть и герои Юрия Андруховича – поэты Богдан-Игорь Антоныч и Руслана. Я предполагала, что Тарас Прохасько выберет Олега Лышега – одного из героев его серии интервью «Другой формат». Очень меня порадовало, что второй героиней станет Ирина Вильде, о которой будем говорить более как о публицисте, «авторе фельетонных суток». Определенную структуру и логику Свободный лекторий по литературе получил благодаря Юрию Издрику, который предложил лекции о Жадане, Андруховиче и Прохасько. Интересно, что, когда мы уже начали согласовывать даты, без нашего вмешательства сложилось так, что курс начался с лекции Оксаны Забужко о Тарасе Шевченко, а завершится разговором о самых влиятельных писателях-современниках.

– В мире существует ряд примеров, когда выдающихся писателей приглашают читать лекции по литературе, в частности, в учебных заведениях. Вероятно, из наиболее известных примеров – это Борхес, Набоков… Насколько распространена такая практика в Украине и существуют реальные перспективы для развития такого формата литературных дискуссий?

Т.Т.: У нас так же существует ряд примеров, но перспективы пока достаточно неопределенны. Всем известно, что за границей лекции писателей являются обычным явлением, еще одним источником дохода, который позволяет автору оставаться автором и не думать о других профессиях для заработка. Конечно, примеры подобных лекций были и в Украине. В Острожской академии для студентов специальности «Литературное творчество» лекции читали, например, Юрий Андрухович и Александр Ирванец. Так же для студентов специальности «Литературное творчество, украинский язык и литература» в Институте филологии Киевского национального университета им. Шевченко лекции читали Валерий Шевчук, Роман Иваничук, Оксана Забужко, Евгений Сверстюк …

Юрий АндруховичН.Ж.: Насколько я помню, Забужко читала также лекции за рубежом …

Т.Т.: Известен пример, когда Лина Костенко читала лекции в Киево-Могилянской академии. То есть исключения были, но распространенной практикой такие лекции пока не стали. К сожалению, наши университеты не настолько независими, чтобы приглашать самых известных специалистов в своих областях читать публичные лекции, без утвержденных программ. А часто именно такие внеплановые лекции могут принести больше пользы для профессионального самоопределения студентов, чем многолетние курсы. В этом большое преимущество неформального образования.

Н.Ж.: Если посмотреть на историю Культурного Проекта, то первые лекции у нас читали именно художники, поскольку очень важно, когда своими достижениями делится со слушателями именно профессионал. Мне кажется, идея, когда утвержденные специалисты делятся своим опытом, не является новой, однако она очень действенна. Насколько я знаю, качественное пост-образование предполагает уже больший обмен знаний опытных специалистов со своими учениками. Например, как работает “Стрелка” в Москве. Там уже нет профессиональных преподавателей, а преподают именно профессионалы в своей области. Для меня литература – достаточно новая сфера, не могу претендовать на высокую осведомленность, но что касается архитектуры и художественного образования, то обмен художника со студентом должен быть обязательной составляющей. К сожалению, часто можно наблюдать обратную ситуацию: когда художник забывает, что он художник и становится профессиональным преподавателем, что кардинально меняет его статус. И если наш курс будет способствовать этой тенденции преподавания именно писателей в университетах, это будет прекрасно.

– Понятно, что мы не можем не спросить о событиях, на фоне которых начался лекторий. Помнится, когда на первой лекции Оксана Забужко отметила, что перед курсом многие слушатели интересовались, состоятся ли лекции [начало лектория несколько совпал с событиями на Грушевского – прим. автора]. Зато, по ее убеждению, такие встречи так же необходимы, ведь это одна из форм гражданского сопротивления. Согласны ли вы с этим тезисом и как пришли к решению, что лекции должны состояться независимо от обстоятельств?

Н.Ж.: Когда мы готовились к лекторию и когда он стартовал, ситуация была довольно непонятной, тогда сопротивление находилось в плоскости борьбы с прошлым, чтобы предоставить путь для чего-то нового и прогрессивного. В этом смысле проведение таких лекториев как встреча с современными украинскими писателями было чрезвычайно важным. Нас поразила посещаемость лекций – тогда я так же подумала о сопротивлении. Ведь поиск смыслов – это такая важная составляющая того, что происходило: объединиться в общении вокруг того, что является по своей сути положительным, не в смысле радости, а в смысле определенной направленности в будущее. Мы сознательно не позиционировали это как форму сопротивления, а пытались делать свою работу, а как нам кажется, это помогает людям поддерживать себя в определенном стабильном состоянии, чтобы иметь силы для борьбы.

– Как повлияли революционные события в Украине на текущую деятельность Культурного Проекта, повлияли ли на посещаемость лекций?

Н.Ж.: Несколько раз мы вынуждены были перенести наши лекции по академической программе. Кроме этого, острые моменты противостояния давали нам основания подумать над тем, будет ли смысл в нашей деятельности, если революция, например, не победит, если сбудется какой-то негативный сценарий. Однако мы пришли к выводу, что даже при самых худших условиях (которые тогда нам казались худшими) наша деятельность приобретает еще большую значимость. В случае осуществления позитивного сценария, который мы можем все же частично наблюдать сейчас, форма нашей деятельности может существенно измениться.

– События на Майдане, если считать «Майдан» собирательным названием для различных форм протеста, заставили как отдельных людей, так и организации переосмыслить свою деятельность. Как, по Вашему мнению, на политическую ситуацию в стране могут повлиять инициативы, подобные Культурного Проекта, непосредственно с политикой не связаны?

Н.Ж.: Лично я убеждена, что культура является одной из ключевых составляющих общественного развития, поэтому верю, что экономическая ситуация в стране зависит, хотя и косвенно, от культурного уровня каждого человека. Деятельность Культурного Проекта направлена на то, чтобы открыть для человека возможность улучшить качество своей жизни через открытие чего-то нового, исследования для себя новых тем.

Да, несомненно, учитывая все эти события? мы размышляли над изменением формата нашей деятельности. Не уверена, насколько правильно говорить об этом как о «изменении» или «расширении», но Культурный Проект как участник сферы неформального образования является реакционной институтом. Прежде всего, мы должны реагировать на то, чего не хватает в рамках системного образования, как меняются запросы людей. Когда мы размышляли о внедрении курса истории литературы, мы увидели, что фокус в формулировке смещается на понятие истории. Особенно сейчас мы обращаемся к истории как к инструменту самоопределения. Поэтому следующий сезон Новой Художественной Школы мы планируем посвятить проблеме идентификации. Сейчас я думаю, мы еще не способны полностью осознать и переосмыслить те изменения, которые произошли с нами.

– Как вы относитесь к назначению на должность министра культуры Евгения Нищука?

Н.Ж.: По правде говоря, если в целом, я не ожидала чудес сразу, то в этом вопросе я, конечно, надеялась на то, что каким-то образом станет возможным назначение Олеси Островской-Лютой, за которую я болела. Но думаю, что это вопрос времени, собственно, на этом этапе меня удовлетворяют назначения в министерство образования, а поскольку проблемы очень касательны к сфере культуры, можно сказать, на 50% мои пожелания сбылись. Конечно, я согласен, что назначение господина Нищука было несколько странным решением по многим причинам, однако надеюсь, что следующая кандидатура будет более взвешенной.

– Участвовали ли вы в деятельности Ассамблеи культурных деятелей? Функции, по вашему мнению, имеет право брать на себя министерство культуры, если вообще имеет смысл говорить о такой форме существования «представительства» культурной сферы?

Н.Ж.: Нет, меня не было в городе. О функционировании министерства: за то время, что я работаю в сфере неформального образования, я никогда не интересовалась его деятельностью. Во-первых, мы никогда не получали поддержки от государства и никогда на нее не рассчитывали. Это для меня очень новый опыт – увидеть, что среди участников сферы культуры может также выступать министерство. Его деятельность никогда не была объектом моих рассуждений или исследований, соответственно, говорить об изменениях его функционирования без предварительного анализа мне очень сложно. Со временем, я думаю, я смогу сказать больше, но для этого требуется взаимодействие, к которому я, кстати, уже готова. На этом этапе я понимаю, что каждый человек должен принимать участие в жизни государства, а не жить в своем «закапсульованном» мире.

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий