Елена Стяжкина: О чувстве вины за войну
Опубликовано:: Чт, Апр 9th, 2015

Елена Стяжкина: О чувстве вины за войну

Год с начала войны. Календарь заставляет подводить итоги. И главные вопросы, которые все это время не оставляли моих украинских донецких, теперь убивают наповал. Ведь годовщина. Поминальные для нас дни…

85053

Простые фразы: «Сделали ли мы все, что могли? Могли больше? А если бы смогли, то всего этого не было?».

И далее: «Наша вина? Только наша…».

Думаем об этом каждый день. Иногда, если есть силы, говорим вслух. Но чаще все же оберегаем друг друга. Поэтому молча, молча… «Наша вина – наше наказание…».

Чужие весь этот год подливали керосина: «Виновны! Виноваты! Вот если бы вы, как мы тут, в Киеве (Днепре, Одессе, Харькове), вышли и отбились, то жили бы сейчас дома, и войны бы не было».

Не было бы? Точно?

А 20 лет демонизации Донетчины и Луганщины, на которую плодотворно работал Кремль и его агенты? А всеукраинская уверенность в том, что «Донбасс – это земля бандитов (жлобов, быдла, орков)»? А Янукович как символ? Хотя Москва могла бы поставить на кого-то другого, не такого раздражающего и мерзкого… Того же Тигипко, например. Однако нет. Именно Янукович как воплощение поприща украинофобов и тупых рабов.

Теперь понятно, сколько сил и денег влили в то, чтобы вся Украина, а с ней и мир был абсолютно согласен с тезисом: «Такое могло произойти только в этом регионе, он никогда и не был нашим…». Чтобы никто не задумался даже, чтобы никто не усомнился, не увидел, скажем, что в Донецкой и Луганской областях жило-было себе украинское село. Абсолютно украинское и украиноязычное. Что за воплощенным концептом «гражданского конфликта» скрываются мирные Доброполье и Первомайское, Красноармейск и Волноваха. И еще десятки городов и сел, не взорвались, потому что ничего здесь от «национального конфликта» не было. И нет сейчас.

Делали ли мы все, что могли? Конечно, нет. Могли больше. И надо было выйти не десятью тысячами, а пятьюдесятью. И вооружаться, пожалуй, еще в марте. И стрелять.

Но кто готов выстрелить в человека, который в первые мгновения, в момент столкновения, кажется своим, местным, притворяется соседом, жителем спального района, знакомцем с Крытого рынка?

В момент столкновения… Потому что через день всем нам было ясно: это чужие. Приехали «туристы». Диверсанты из приграничных российских областей.

На вопрос: «Могли бы мы больше?» – Есть только один ответ: «Да». Все мы могли и сейчас можем больше. Не врать, не отсиживаться, когда надо действовать…

Однако готов ли человек выстрелить в другого просто за то, что в его руках плакат с глупым текстом: «Янукович – наш президент»? Они-то были готовы. Нацелены убивать. Настроены на кровь. Но как можно было догадаться сразу?

И даже после осознания выстрелить как?

Тогда, в апреле-мае, целью Кремля было кровопролитие. В реальном гражданском столкновении. Как в Одессе. Впрочем, Одесса была нужна для «картинки», для внутренней российской мотивации. А Донетчина и Луганщина – для международной. «Видите, люди добрые, они там убивают друг друга. И только российские миротворцы способны прекратить бойню на родной донецко-луганской земле». Не знаю, кто это сказал бы. Лавров? Или сам Путин? Чуркин в ООН? Нашли бы кого-то. Ведь такие «миротворцы»…

Но крови было мало. И «восставший Донбасс» все еще оставался «хорошим» кремлевским пожеланием. Приезжие ростовчане и белгородцы осуществляли «туры выходного дня». Крушили города, топтали флаги, бросались с оружием на патриотов, штурмовали административные здания. А потом на электричку и домой. Или на автобус… Местные «протестующие», получив деньги, радостно расходились отмечать.

Помните понедельнико-вторничную тишину? Никого и ничего. Этакая «гражданская война» с перерывом на обед и застолья… В среду они еще пили. В четверг опохмелялись. А в пятницу снова свозили «туристов». И «гражданская война» выходного дня продолжалась.

С самого начала это был фейк. И останется до конца. Только этот фейк убивал и убивает сейчас. А я вот и сегодня не знаю, как бороться с фейком.

Города просыпались, покрытые украинским флагами и маленькими такими лентами, которые были привязаны везде: на ветвях, заборах, машинах. Проспект Ильича с окрашенными в сине-желтое деревьями? Борды «Донецк – это Украина», «Россия, спасибо, мы сами»…

Мы могли больше. А они нет. И именно потому, что у них ничего не сработало в Донецке, появился Ґиркин и произошел вооруженный захват Славянска. Именно потому, что пить на иудовы деньги – это одно, а стрелять в своих – другое, у них не получилось «восстание». Поэтому россияне приехали убивать сами.

Весь этот год я думала о том, почему при такой длительной подготовке, таком количестве денег, заключенных в создание картинки «отделения» Донетчины и Луганщины, кремлевские кукловоды не удосужились поставить во главе своего искусственного движения каких-нибудь приличных и хоть немного уважаемых людей. Потому что, чего греха таить, мечтателей о великой русской империи здесь было достаточно. Так же, как и в других городах и городках Украины. И среди них таки встречались достойные, образованные, приятные в общении, разумные, ответственные. Почему они? Почему Пургин, Губарев, Пушилин, Пономарев, Гиви, Захарченко, о которых никто никогда не слышал? Почему именно эти спившиеся и стертые лица без намека на харизму или ум?

Сначала я думала, что это был эксцесс исполнителя: деньги, выделенные на подбор кадров, разворовали, а потому и взяли подешевле. Сейчас считаю иначе. Это сознательный кастинг. Абсолютно целенаправленный кадровый поиск. Их нашли и поставили во главе фейковых образований именно потому, что эти лица соответствовали требуемому набору качеств: цинизм, жадность, трусость, глупость, послушание и куча вредных привычек.

Ведь умный и честный человек, пусть даже идеалистически влюбленный в «русский мир», обязательно ставил бы вопросы. Себе и другим. Его вряд ли можно было бы ослепить деньгами настолько, чтобы он не видел, кто на самом деле разрушает города, грабит и насилует. Приличную личность не превратишь в попугая, который произносит кремлевские тексты. А тех, назначенных, можно заставить делать все.

Войны не было бы, думаете? Такая специально набранная скамейка «вождей революции» – и чтобы без войны? Да ну… С самого начала Кремль знал, что руководить всем будут его люди. Еще с марта. С того самого дня, когда толпа на площади Ленина, сама удивившись, вслед за массовиком со сцены воскликнула: «Губарев!». А затем, превратившись в людей, стала шепотом спрашивать: «А кто это?».

Никто. Целая куча «ґоспод Никто». С пустотой жадности вместо идей. С пропастью безответственности вместо стратегии. Все как прописал кремлевский доктор.

***

Это не индульгенция, конечно… На вопрос: «Могли бы мы больше?» – Есть только один ответ: «Да». Все мы могли и сейчас можем больше. Не врать, а не отсиживаться, когда надо действовать, не жаловаться на кого-то, не разобравшись с тем, что сделал сам, лично. Не бояться, верить. Больше, больше и больше. И мы победим. Потому что сделаем больше. И потому что был знак.

В годовщину такие вещи сказать и вспомнить допустимо. Просто чтобы не сойти с ума от вопросов, на которые не существует твердых ответов. В остальные дни о знаках ни слова. Мы же рациональные люди, не правда ли?

Однако знак был. Евро-2012. 15 июня. Матч Украина – Франция. В мгновение небо стало черным. А ветер – ураганным. Дождь. Ливень. Небесное цунами. Все телевизоры, настроенные на канал, который должен был транслировать матч, транслировали молнию… Даже не молнию, а какой-то ствол заоблачного гнева. Пушечные выстрелы огня, били и били внутрь стадиона, в парк, в дома… Град. Смерч. Торнадо. Ураган.

Деревья вырывало с корнями. Перебрасывались машины вылетали окна. «Война! – Кричал нам кто-то сверху. – Война идет… Руина».

Только вот разрушение было непродолжительным. Помните? И матч, в конце концов, был сыгран.

А на утро город проснулся в тех же сине-желтых флагах, которыми гордился, которыми жил все это наше украинское время.

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий