Партизанская дружба
Опубликовано:: Пн, Июн 29th, 2015

Партизанская дружба

Мой минский приятель еще в начале 2000-х, когда мы здесь проклинали «преступный режим Кучмы», приезжал в Киев со словами: «Хочу вдохнуть воздух свободы!»

289352

Мы с друзьями пересматривались: «Ну, у нас еще тоже невесть какая свобода, хотя если сравнить…». Если сравнить с более 20-летним правлением Лукашенко, то мы в своей постсоветской истории все же не знали настоящей неволи. Для белорусов Украина в годы независимости стала примерно тем, чем для советского человека была, к примеру, Прибалтика: будто «свое», но зарубежье, вестернизированнее, либеральнее. Ну и отличное от настоящего ЕС – хотя бы от Польши и Литвы, где граждане Беларуси также нередко бывают.

Рядовые люди ехали к нам в основном из двух потребностей: скупиться в наших «буржуазных» магазинах или отдохнуть в Крыму и Причерноморье. Украинцы на территории северного соседа бывали реже, а как случалось поехать туда, то кто с иронией, а кто с ностальгией рассказывал о местном застывшем бытовом социализме с отремонтированными дорогами, работающими колхозами и утренней гимнастикой на национальном радио.

На уровне стереотипов зародилась даже определенное украинское превосходство над «отсталыми» белорусами, живущими при диктатуре, в крепких российских «братских» объятиях, работающими на государственных предприятиях, пользующимися календарем, где даже 7 ноября остается праздничной датой. Любая диктатура достойная высмеивание даже тогда, когда во главе не Пол Пот, а довольно-таки миролюбивый бывший директор совхоза. Однако надо ли нам долго объяснять, что режим и его функционеры является не воплощением целого народа, а скорее его кривым отражением?

Настоящая украинско-белорусская дружба закалялась в 1990-х на улицах Минска и продолжилась в Киеве на Майдане

Настоящая украинско-белорусская дружба не благословлялась президентами с высоких трибун, это было искреннее партизанское братство, которое закалялось в 1990-х на улицах Минска, когда наши добровольцы ездили помогать соседям противостоять установлению диктатуры. Студентом я не без определенной зависти читал белорусский контркультурный журнал «Навинки», где речь шла об уличных боях с применением «коктейлей Молотова» и драки с милиционерами, которые, по мнению авторов, «звычайныя хлопцы, якім вельмі проста даць… (далее нецензурно)».

А потом на каждом из наших Майданов появлялись бело-красно-белые национальные белорусские флаги: это наши братья приходили на помощь в борьбе за свободу. «Политические бомжи» – шипела на них официальная белорусская пропаганда и пугала обывателей тем, что «гастролеры» могут привезти из Киева в стерильно чистый Минск украинскую заразу: мусор, шины и почти чуму с холерой. Но мы видели собственными глазами этих русых девушек и парней, осмелившихся на двойной риск: стать жертвой нашей же милиции в «гостях» или КГБ (белорусская спецслужба до сих пор использует архаичный зловещий «бренд») дома. Их вера в победу казалась еще наивнее нашей, их мытарства в борьбе с диктатурой были куда строже, они лучше знали, чтo такое вытеснение родного языка и культуры на обочину, даже лучше понимали, от чего стараются помочь нам защититься.

Они не приезжали сюда расфуфыренными консультантами, которые жили в дорогих отелях и просто «чекинились» на сцене Майдана. Они были рядом, в палатках, украшенных национальными флагами и «Пагоняй». Они знали, что их паспорта не защитят от беркутовской дубинки, а консул Республики Беларусь не бросится спасать их из киевской тюрьмы. Один из первых воинов Небесной сотни – Михаил Жизневский, уроженец Гомельской области, который значительную часть своего 26-летнего жизни провел в Украине, и она, в конце концов, признала его Героем. Власти Беларуси жертвы не заметила, потому что не привыкла уважать революционеров, кроме Дзержинского и ему подобных. Даже проводника антироссийского восстания 1863 Кастуся Калиновского, о котором еще в «красные» 1920-е годы снимали кино, на официальном уровне в лукашенковской Беларуси официально не уважают, чтобы не нарушать матрицы «вечного» братства с россиянами.

Но рядом с официальной, вполне совковой, менее, «бульбашской» культурой (чего стоят только «Славянский базар» в Витебске или золотая лепнина дворцов Лукашенко) в Беларуси существует мощный андеграунд: альтернативное кино, театральная сцена, литература, историография. Все это живет в «золотом подполье» уже не одно десятилетие, и именно оно вызывает интерес у современных украинцев, именно за ним распознают наших северных соседей в художественном мире.

В фильме современного белорусского режиссера Андрея Кудзиненкы «Оккупация. Мистерии» звучат жуткие слова: «Сейчас у белорусов есть государство. Но их самих уже не осталось». Под этой гиперболой кроется предостережение не только для своей нации, но и для нас, чья история была такая же трагическая, хотя сохранила нам шанс на построение свободной страны, без душных объятий «старшего брата». Поэтому, если оплошаем, мы погубим одновременно и свою надежду, и наших «сябров», которые словом и делом, а некоторые и прямым участием в боевых действиях на Донбассе, помогают нам выстоять сегодня.

Дмитрий Крапивенко

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий