Бои за Донбасс сержанта Исаева
Опубликовано:: Пт, Окт 10th, 2014

Бои за Донбасс сержанта Исаева

Два года назад на базе 169-го Учебного центра Сухопутных войск ВС Украины «Десна» проводился Всеармейского конкурс на лучший танковый взвод. На поединок тогда вышли лучшие танковые подразделения, прошедшие сито тщательного отбора сначала в своих воинских частях, а затем и на уровне армейских корпусов. Сказать, что борьба шла ожесточенная, – ничего не сказать.

танк

Соревновались за секунды и доли секунд, даже в исполнении тех нормативов, которые предусматривали поминутную градацию результата. А мишени были разделены на очковые зоны, как для снайперов.

Среди лучших тогда был сержант Сергей Исаев с 17-й танковой бригады. Перед решающим этапом – «танковый взвод в наступлении» – он отметил, что главную цель своего участия в соревнованиях видит именно в том, чтобы наглядно помериться подготовкой и умением с такими же, как он, танкистами из других частей. О том, что придется применять свои навыки за пределами полигонов, даже мысли не было… Опять сержанта Сергея Исаева я встретил среди тех, кто за пять месяцев антитеррористической операции на Донбассе успел укрыть себя славой и стать примером для остальных. Его фамилию без колебаний назвал не один офицер из командования 17-й бригады. Помнят о нем и его танке и на многих блокпостах Донбасса.

Авдеевка

Свое боевое крещение сержант Сергей Исаев получил под Авдеевкой. Бронегруппа в составе двух танков, БМП и БМД получила задание взять под контроль мост вблизи Новомихайловка.

– Тогда, в начале антитеррористической операции, многое казалось каким-то ненастоящим, упрощенным, – рассказал Сергей. – Что может быть сложного во взятии под контроль небольшого моста? Мы быстро собрались и отправились на задание. К вечеру были уже на месте. Окопались. «Контролируем» ситуацию.

Вдруг в вечерних сумерках видим некое движение и… выстрелы. Кто стреляет, откуда стреляет – трудно понять! Наводимся по вспышкам и открываем огонь. Далее, по словам Сергея Исаева, события развивались с бешеной скоростью, как в голливудском боевике. Только с той разницей, что было очень страшно. С передней БМП доложили, что снайперы разбили прицел. Через мгновение наполовину ослеп и танк Сергея: пуля попала в прицел наводчика. Остался только командирский. И вдруг все стихло. Зная коварство врагов, танкисты и мотострелки не оставляли своих бронированных машин. Как оказалось – зря. Впоследствии по броне зацокали пули. Снайперы снова целились в приборы наблюдения и прицеливания. Но на этот раз темнота была на стороне наших ребят: наводя пушки по вспышкам, они изрядно напугали врага. Огонь прекратился, и к утру уже никто наших бойцов тревожил. С первыми лучами солнца наши позиции снова начали интенсивно обстреливать. Пришлось вызвать артиллерийскую поддержку и под ее прикрытием отступить в промзону, в лесок. Там воины впервые за шестнадцать часов оставили свои бронемашины и смогли размяться.

– Но недолго, – рассказал Сергей. – Мое внимание привлек белый микроавтобус, который несколько раз проехал по дороге мимо леска. Слышу, остановился. Кто-то сказал: «Их всего пятнадцать, мы их завалим». Почти сразу раздался окрик часового: «Стой, кто идет!» и автоматная очередь. Танкисты опрометью бросились к танку и, наверное, побили все нормативы, готовясь к бою. Из леса ударили гранатометы, но деревья не пропустили ни одну из гранат. Но и танкисты не могли стрелять в ответ: длинное дуло пушки не разрешало развернуться между деревьями. – Выехали на дорогу. Вижу бус террористов. Говорю механику: «дави их». Тот рванул вперед и, смяв бус, как картонку, опрокинул в кювет.

Сбоку ударили из РПГ. Я развернул башню и ответил осколочным… Далее экипаж демонстрировал чудеса слаженности: механик бросал машину из стороны в сторону, не давая в нее прицелиться. Наводчик бил по врагу из пулемета и пушки, а сам Сергей поливал вражеские огневые точки с НСВТ. Только увидев, что враги убежали, танкисты немного отдохнули.

– После того первого боя я понял, что меня и моих товарищей могли просто убить. Но одновременно возникла уверенность, что мы способны этому помешать, – откровенно признался Сергей и добавил, что тот бой был не самым сложным испытанием…

Иловайск

Уже через несколько дней танк сержанта Сергея Исаева был направлен на один из блокпостов. Затем на другой. И так в течение нескольких месяцев. Танкисты нигде надолго не задерживались, усиливая наши позиции то тут, то там. Словом, были там, где трудно. Так дошли до Иловайска. – В Иловайске было не легче, чем в других местах. Мы поддерживали штурмовые группы добровольческих батальонов. Уничтожали огневые средства, артиллерию… – вспомнил Сергей. – Там понесли первые потери. Юг Иловайская был укреплен и насыщен вражеской техникой.

Батальон «Донбасс» медленно продвигался вперед, выбивая террористов с их позиций. Сержант Сергей Исаев на своем танке им помогал. Понятно, что враги прежде всего пытались уничтожить бронемашину, поэтому всегда концентрировали огонь на танке. – Когда в башню ударил ПТУР, я на мгновение подумал о самом плохом. И ракета срикошетила и взорвалась рядом. От взрыва выбило несколько предохранителей, сорвало приборы наблюдения и замок люка наводчика. При этом ручка открывания этого злосчастного люка отлетела внутрь с такой силой, что пробила шлем наводчика и ранила его голову. Кровь начала заливать ему глаза, и я взял управление пушкой на себя, – рассказал Сергей.

– Очень боялся за парня, поэтому каждый раз после выстрела, чтобы убедиться, что тот жив, приказывал ему нажимать кнопку механизма заряжания. Во время небольшой паузы Сергей попросил «земляков» доставить раненого товарища в госпиталь. При загрузке его в авто узнал, что около сотни бойцов «Донбасса» впереди попали в огневую ловушку.

– К тому времени танк был изрядно изувеченный, некоторые системы не функционировали, а боекомплект почти закончился. И мы отправились на помощь. Определенное здание нашли сразу. Вражеские позиции тоже были, как на ладони. Но выстрелить можно было лишь раз. Что танкисты и сделали, посеяв среди террористов панику, этим воспользовались «жители Донбасса» и отступили из-под огня. К сожалению, вскоре танк пришлось покинуть. От полученных повреждений отказали почти все системы, своими силами починить уже не получалось, а кольцо вокруг наших войск уже смыкалось…

– Вечером 24 августа наш танк попал под обстрел и сгорел. К слову, обстрелы тогда не прерывались в течение нескольких суток. И мы переквалифицировались на пехотинцев, – вспомнил Сергей. – К счастью, ненадолго. Северо-западнее Иловайская наши подбили российский Т-72. Но не сильно. Танк был почти цел. Нужен был только экипаж. А у нас – некомплект: Нет наводчика. Его место занял начальник бронетанковой службы вооружения ОК «Юг» полковник Евгений Сидоренко. Кстати, именно он убедил меня попробовать Т-72 в деле. Овладеть русской боевой машиной опытным танкистам было несложно. Поэтому когда встал вопрос прикрывать на всякий случай колонну, которой наши войска выходили обещанным русскими коридором, на экипаж сержанта Сергея Исаева тоже рассчитывали. И впоследствии этот танк принял на себя немало выпущенных по нашим бойцам боеприпасов.

Как рассказал полковник Сергей Сидоренко, когда начался расстрел колонны, экипаж сержанта Исаева действовал четко и уверенно, ведя прицельный огонь: – Они верили в собственные силы, верили в то, что за ними правда. Те километры, которые они прошли с боем, дорого стоили врагу.

Роман Бакуменко, “Народная армия”

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий