Cхема «отжима» бизнеса с помощью фейковых судебных дел работает до сих пор
Опубликовано:: Ср, Фев 11th, 2015

Cхема «отжима» бизнеса с помощью фейковых судебных дел работает до сих пор

…В зал судебных заседаний Бориспольского горрайонного суда их ввели под конвоем всей семьей – отца с матерью и двух несовершеннолетних детей. Испуганная малышка не понимала, что происходит, и вопросительно смотрела на родителей. Папа пытался их успокоить, и милицейский конвой дернул его с женой на одну лаву, а малышей запихнул на другую. По требованию судьи С. Чирка.

Отец, возмущенный таким грубым беззаконием, потребовал от судьи назвать номер судебного дела, по которому его с женой доставили в суд под конвоем. А дальше случилось невероятное! Законное требование мужа почему-то так разозлила судью, что он раздраженно приказал конвою «заткнуть ему рот»! И двое сотрудников  Бориспольского ГО ГУМВД в зале судебного заседания на глазах маленьких детей стали бить их отца! Напуганные дети плакали, а прокурор А. Маркицький, который представлял сторону обвинения, молча следил за этой средневековой дикостью…

кудины

Как в Кудиных бизнес «отжимали»

Почти три года назад молодые супруги Кудины – Андрей и Светлана – начали свой семейный бизнес в городе Шостка по изготовлению клейкой ленты, которая в просторечии называется «скотчем». И дела пошли настолько успешно, что кое-кому из местной элиты захотелось прибрать его к своим рукам. Поговаривали, инициатива рейдерского захвата предприятия Кудиных принадлежала компаньону народного депутата-регионала от Шосткинского одномандатного избирательного округа, члену бюджетного Комитета ВР Игорю Молотку.

Лучший, практически беспроигрышный на территории Украины Януковичевский способ «отжима» бизнеса – огульное обвинение в неуплате налогов в особо крупных размерах. Именно по такой схеме еще один народный депутат Андрей Деркач потребовал отбить у того же Игоря Молотка его бизнес, и не только по упомянутому предприятию, но и по десятку других, которые в Шостке основал Молоток вместе со своим компаньоном мистером К. (которые в то время думали, что А. Кудин причастен к делам А. Деркача, поскольку родной дядя А. Кудина занимал в его окружении высокую должность). Но Молоток своей фамилии вполне соответствует и вбил достаточно гвоздей в местную налоговую инспекцию, чтобы иметь там «своих людей». Вот и исполняющая в то время обязанности налоговой инспекции Переяслав-Хмельницка Мария Гирко, получив соответствующее указание, сложила акты (на каждое предприятие по три за один и тот же период) о неуплате Кудиными налогов почти на 100 000 000 гривен. Чего там на мелочи размениваться.

Ну, а дальше – по вытоптанной тропинке. Старший следователь налоговой милиции в городе Борисполь капитан А. Явон 15 февраля 2011 возбуждил уголовное дело № 05-8298 «по факту совершения неустановлеными следствием лицами фиктивного предпринимательства с целью прикрытия незаконной деятельности по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.25 УК Украины».

Но на этом начальном этапе дальнейшей судебной эпопеи с множеством незаконных действий, подтасовок и фальсификаций возникла досадная загвоздка: в то время А. Кудин уже был депутатом Переяслав-Хмельницкого городского совета и под юрисдикцию налогового следователя не подпадал. Заказчики криминала полтора года выходили из неожиданного ступора в поисках нужного процессуального лица, и в конце концов 18 мая 2012 уголовное дело против А. Кудина порушил прокурор Киевской области М. Витязь. Но почему-то ни картки не выставил, ни это процессуальное действие не внес в отчет о работе прокурора за 1 полугодие 2012 года.

Или знал он о незаконности своих действий? Безусловно. Было ли ему известно, что дело под таким номером не значится ни в одном реестре и априори носит заказной характер? Конечно, на такие выводы его квалификации вполне хватало. Относительно возможных последствий не переживал, потому что был женат на племяннице Генпрокурора Виктора Пшонки и чувствовал себя в полной безопасности.

Судебные пути. Часть первая

Когда уголовное дело № 05-8298 , которое превратилось в канцелярии в судебное дело под № 1005/8761/2012, легло на стол главы Бориспольского межрайонного суда С. Вознюка, он, вероятно, почувствовал определенный психологический дискомфорт из-за этого же обстоятельства – это дело не была внесено в автоматизированную систему документооборота суда, а затем и приговор по нему в перспективе, каким бы он ни был, окажется постановленным незаконным составом суда. Не было у С. Вознюка такой крепкой «крыши», как у прокурора М. Витязя, и если впоследствии выплывет заказной материал дела, полагаться придется только на счастливый случай. Как в историях о лишении водительских прав Автомайдановцев по сфальсифицированным рапортам и протоколам или освобождение Лозинского. Правда после того случая с Лозинским, когда министр юстиции П. Петренко возмущенно потребовал полной переаттестации судей, пришлось немного поволноваться, но потом отпустило, эмоции поутихли и до люстрации не дошло. Да и дойдет, когда вот такие «заказы на приговор» продолжают поступать. Кто то же их должен выполнять.

Так рассуждал «бизнесмен от правосудия», пока его 29 декабря 2014 его не отстранили от должности в связи с привлечением к уголовной ответственности по делу Лозинского.

Потом С. Вознюк, еще уверенный в своих безоблачных перспективах, почесал задумчиво облысевший от этаких мыслей затылок, вспомнил, что по электронному распределению дело на рассмотрение направить не получится, поэтому просто черкнул на нем резолюцию: «Судье С. Чирку. К рассмотрению».

Этот не подведет, толковый парень.

Судебные пути. Часть вторая.

С. Чирка не подвел.

Вряд ли в его кабинете нашлось бы место для репродукции с картины Герарда Давида «Суд Камбиса» или «Сдирание кожи с продажного судьи», потому что это все-таки не дикарский 15 век, а вполне цивилизованный расцвет украинского судопроизводства, когда судьи даже Высшего хозяйственного Суда отказываются объяснять происхождение своих миллионов, а разглагольствования отдельных депутатов с парламентской трибуны о какой-то люстрации способны вызвать у жрецов Фемиды разве что снисходительную улыбку. Разве можно сломать корпоративную мощь судебной структуры, спаянной собственным видением правовых основ, бюрократическими посягательствами на ее существование?

И я немного отвлекся. Приняв дело, из каждой строки которого торчали уши «заказухи», судья С. Чирка, безусловно, понимал, что вызвать в суд обвиняемых Кудиных повесткой нежелательно, потому что это все же – документ. А в этом деле документов правового характера следует накапливать как можно меньше и предельно осторожно, препарируя соответствующим образом. Поэтому Кудиным предлагалось приходить на судебные заседания по «вежливым» приглашениям судьи. Они отказывались. Потому что все ждали повесток, согласно соответствующей нормы УПК, о предоставлении которых подали ходатайство. И важный процессуальный документ, как и десятки других в этом уникальном деле, подтверждающие невиновность Кудиных, «потерялся» в рыхлых кипах, ибо судья С. Чирка просто не обращал на них внимания. Он все еще был убежден в неотразимой влиятельности своей должности, за которой скрывал пренебрежение и к подсудимым, и к закону.

Тут у всех как исполнителей заказного судебного действа, так и у его непосредственных режиссеров возникло серьезное осложнение. Они не сомневались, что, начав психологические издевательства над Кудиными процессуальными средствами с помощью инквизиторов в судейских мантиях, быстро сломают их сопротивление и заставят капитулировать. Скорее всего, с другими деловым супругами так бы и получилось (а может и получалось раньше!), Но и Андрей, и Светлана оказались не просто крепкими орешками, но и к тому же оба имели юридическое образование. Поэтому, несмотря на многочисленные издевательства, решили твердо – не сдаваться. Нет официальной повестки с вызовом в суд – отсутствует и правовое основание выполнять незаконные прихоти судьи.

Множество раз С. Чирка просил, настаивал, а потом и требовал их прибытия в судебное заседание, а они его игнорировали. Время шло, процессуальные сроки летели вниз головой, С. Вознюк устраивал своему подчиненному порки в своем кабинете.

И находчивый судья С. Чирка вместе с прокурором А. Маркицьким произвели, как им казалось, оригинальный план.

Судебные пути. Часть третья. И, видимо, не последняя …

Кудины не один год проживают в Броварах по улице Металлургов в доме №1. По поручению прокурора А. Маркицького оперуполномоченный СДСБЕЗ Бориспольского ГО ГУМВД Украины в Киевской области Ю. Сахно составил официальный рапорт, из которого следовало, что он якобы побывал по месту жительства Кудиных, но дома по указанной в их паспортах регистрации и в техническом паспорте на дом (копии документов по уголовному делу пронумерованы и оформлены как следует) – не обнаружил! Дом-призрак! Мистика! И судья С. Чирка без сомнений и на основании этого изотерического рапорта выносит постановление о… принудительном приводе обвиняемых в зал судебного заседания! И утром, когда супруги выехали из своего (реально существующего) дома, чтобы отвезти трехлетнюю дочь в детсад, а девятилетнего сынишку в школу, за углом их встретили милиционеры и доставили к С. Чирку.

Что было дальше, вы уже знаете. Но это еще не все. Своим постановлением судья С. Чирка отправляет обоих Кудиных в Киевский следственный изолятор №13, а малолетних детей – в органы опеки!

Когда я знакомился с материалами этого, без преувеличения, уникального с точки зрения накопления незаконных действий судей и прокуроров, уголовного дела, которое за 2,5 года составило 19 пухлых томов, меня не покидало ощущение какого-то правового сюрреализма. Судья С. Чирка, кажется, только и делал, что издевался и над подсудимыми (хотя они, по сути таковыми не были, потому что дело сфальсифицировано и его нет ни в одной базе!), свидетелями, работниками аппарата суда (представьте, сколько им пришлось пережить волнений, когда дело не зарегистрировано, поступают постоянные запросы от всех и они не знают, как отбиваться от этого нашествия, а судья еще и меняет на вымышленном основании меру пресечения на содержание под стражей). А главное – над законом. Он упорно игнорировал все накопленные в томах документы, а его выводы из многих эпизодов наводили на мысль о его психической адекватности или умышленном издевательстве над здравым смыслом.

Создается впечатление, что в Бориспольском межрайонном суде Киевской области отправляют правосудие по какой-то непостижимой с точки зрения действующего законодательства процессуальной логике. Расписывать вопрос нарушения требований подсудности, утверждения обвинительного заключения, наличие оснований для закрытия дела, нарушение права на защиту, нарушение сроков досудебного следствия, нежелание судьи С. Чирки предоставлять материалы для ознакомления после приговора, отказ в предоставлении протокола, обвинения на основании показаний свидетеля, который после инсульта ничего не помнил… Или обвинения С. Чиркова Кудиных в преступлении, которого вообще нет в УК: «…Создание видимости (?!) проведения операций по поводу купли-продажи товарно-материальных ценностей путем их документального оформления между субъектами хозяйствования» (выписка из приговора, стр. 3).

Похожими примерами «судопроизводства по-Чирковськи пересыпаны все 19 томов дела. Ну, а предложение судьи С. Чирка на одном заседании снять с себя мантию и передать Кудиным, чтобы они сами творили против себя правосудие, вообще напоминает действо пациента из палаты №6.

И напоследок. В апреле 2014 года Кудины заявили ходатайство об амнистии по ним согласно Закону Украины «Об амнистии в 2014 году». Но судья С. Чирка этого ходатайства «не заметил» и применил к обвиняемым другой правовой акт – Закон Украины «Об амнистии 2011 года».

Приговор в судебном деле, которое нигде не зарегистрировано, подписанный судьей С. Чирка, едва уместился на 24-х страницах и признал Кудиных виновными в преступлениях, которые они не совершали, с конфискацией имущества. Документы, которые есть в материалах дела и опровергают обвинения в отношении неуплаты налогов, С. Чирка, как и все другие доказательства невиновности Кудиных, просто проигнорировал.

Кудины подали жалобу в Высшую квалификационную комиссию судей Украины. Ответа так и не получили.

Впереди суд апелляционной инстанции. Когда он будет, пока неизвестно. Поскольку в соответствии с Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей» правосудие осуществляется в определенном им порядке, также как и привлечение к уголовной ответственности согласно УК, УПК и другим нормативно-правовым актам, а не способом, к которому прибег судья С. Чирка. И что теперь получается? Приговор по делу есть, а преступлений в базе нет, потому что их и не было в реале. Само дело в базе тоже отсутствует. Виртуальный суд. Виртуальный приговор, построенный на болезненном воображении заказчиков и следователей.

Остается надеяться, что апелляционные судьи заметят то, что в упор не желал видеть судья С. Чирка.

Владимир Шаров

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Отображается 1 комментарий
Вы написали
  1. Гриша:

    Для того щоб знищити країну багато не треба. Достатньо вкорінити корупцію у всіх гілках влади, зменшити заробітню платню та пенсії простим людям а керівним навпаки збільшити, підняти ціни та тарифи під будь яким приводом, знищити науку, культуру, закрити заводи і „Сомалі” готова. Можна брати голими руками.

Оставьте комментарий