Кировоградские милиционеры довели до самоубийства 26-летнего юношу
Опубликовано:: Пн, Июн 16th, 2014

Кировоградские милиционеры довели до самоубийства 26-летнего юношу

Лидия Владимировна Романько – обычная школьная учительница, которая читала сказки первоклассникам, а сама невольно стала героем оруэлловский эпопеи борьбы с полицейским государством.

петля

Старшую дочь и сына Ивана Лидии пришлось воспитывать самостоятельно на зарплату сельской учительницы. В 2002 г. квартиру в Кировограде обокрали, но начальник райотдела слил дело, расследование не состоялось, материальной компенсации Лидия Владимировна не получила.

Сын Лидии – Иван Иванович Романько в том же году поступил в Уманский сельскохозяйственный институт. 31-го августа 2003 Иван приехал на дачу в селе Александровка Кировоградской области. Во время обеда во двор пришли пятеро мужчин во главе с местным богатым бюрократом Олегом Ткаченко, бывшим начальником советской конторы «Облснабрыба». Они спросили Ивана, дома ли мать, и, узнав что Лидии нет, напали на парня.

Они связали Ваню по рукам и ногам, сам Ткаченко обухом топора расчекрыжил связанному голову и оттянул на кучу мусора в уголке двора. Потом пятерка отправилась в участок за милицией. За это время Ваня успел опомниться и спрятаться на чердаке. Приехали правоохранители, крикнули парню: «Поехали с нами в участок», и, не получив ответа, начали стрелять из табельного оружия в лаз на чердак. Через 15 минут Ваня стоял в наручниках, привязанный к забору Ткаченко. В полдень на окраине села было безлюдно. Под палящим солнцем с окровавленной головой Иван простоял пять часов.

Вечером милиционеры Л. Забара и И. Стукаленко забрали Ваню в райотдел. В пояснительной записке охранники общественного порядка объяснили, что «гражданин Романько Иван заскочил на чердак собственного домовладения, где продолжил нарушать общественный порядок». В тот же вечер в разгромленную дачу приехала Лидия Владимировна. Соседи рассказали о посещении милиции, поэтому женщина сразу направилась в Кировоградский райотдел. К Ивану в ИВС мать не пустили: дежурный считал достаточным бросить «Голову зашили».

На следующий день Лидия подала заявление в областное УВД – рассказ о милицейской вседозволенности приняли без удивления или интереса. Так же проигнорировали заявление прокуроры Кировоградской районной прокуратуры. Третьего дня, когда Лидия Романовна добилась приема в Министерстве внутренних дел в Киеве, благодаря звонку сверху юношу выпустили Кировоградского обезьянника.

До 3-го сентября с Ивана сошли следы побоев, которые могла бы зафиксировать судмедэкспертиза. Лидия вернулась в кировоградскую квартиру, а Ваня, отказавшись от лечения – в Уманский институт.

В октябре Ивана вызвали повесткой в прокуратуру, инкриминировали хулиганство и сопротивление милиции. Районный прокурор Н. Варвинтович позволил Ване «под подписку» поехать на учебу. Однако в тот же вечер следователь позвонил студенту, требуя вернуться под арест. Дело передали в суд, телесные повреждения в рассмотрение не включили, место действия в пояснительной записке перенесли из «частного домовладения» на улицу. Ваня получил приговор – 3 года заключения.

Семья подала апелляцию, за полтора года ее рассмотрели и продублировали трехлетний приговор. Романько вновь подали апелляцию, и на третьем суде в 2005 году Ванин срок заменили условным содержанием. Лидия подала приговор на кассацию, а также направила дело сына на рассмотрение Европейского суда по правам человека. Заявление Романько приняли, однако за 8 лет ответа из Европы не последовало. После одного из судов Ивана направили на осмотр в Кировоградский облздрав, где приняли решение – месяц принудительной госпитализации в психиатрической больнице с использованием тяжелых препаратов, по словам матери, «превратили моего Ваню в овощ».

Собственно, облздраву надлежало подать заявление в суд и действовать согласно с вынесенным за 24 часа решением. Заявление подали – через месяц после начала принудительного лечения юноши. Суд не обнаружил оснований для принудительного содержания в психбольнице, однако выпустили Ивана благодаря звонку кировоградскому прокурору из приемной тогдашнего президента Ющенко: о том, что сын в психушке, Лидии удалось узнать через бывшего мужа-медработника, и, наученная предыдущим опытом, она сразу обратилась к высшей инстанции.

В психбольнице Кировограда бывший студент нажил тяжелый психиатрический диагноз и остракизм всего села. Недорейдер Ткаченко заколотил дверь опустевшей александровской дачи, а за попытку попасть в свой дом Ваню снова потащили в участок. Каждый прохожий в селе дразнил Ваню юродивым, а денег на лечение ослабевшей психики сына Лидия не имела.

Тридцать первого декабря 2011 Иван Романько покончил с собой. Лидия Владимировна подала в областное УВД и МВД Украины иски на А. Ткаченко, И. Стукаленко, А. Забару, кировоградского районного прокурора И. Варвинтовича, следователя кировоградской районной прокуратуры Чуйко, заместитель кировоградского прокурора Олега Монтян, судей районного кировоградского суда Терещенко и Онуфриева, заместителя кировоградского районного прокурора Варакина, главного врача кировоградской психиатрической больницы Александра Тарасенко, председателя районной администрации Данилюка. За 3 года ни один из государственных чиновников не был обвинен, заключен под стражу, уволен. Олег Монтян стал начальником кировоградского областного отдела по борьбе с коррупцией, после революции – вышел на пенсию. Милиционеры Забара, Стукаленко, Чумаченко, Русин – продолжают покрывать мелкий криминал в селе Олесандривка.

Анна Андрашко для Информатора

Разместил

Андрон Креп -

Постинг и поддержка сайта/

Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий