Командир полка «Азов» рассказал об освобождении Мариуполя
Опубликовано:: Ср, Июн 24th, 2015

Командир полка «Азов» рассказал об освобождении Мариуполя

«Наша мотивация была несравнимо выше, чем у врага» – командир полка «Азов» Черкасс

960117

«Об операции по освобождению Мариуполя знали задолго. 9 мая мы прилетели в Мариупольского аэропорта, и учитывая опасность его штурма мы около десяти дней находились в обороне. После того, как опасность штурма аэропорта прошла, мы переехали в Бердянск, где командир «Азова» Андрей Белецкий организовал базу, а волонтеры помогли с питанием.

Сразу начали подготовку операции по освобождению Мариуполя. Целый майпод руководством Белецкого проводилось планирование и тщательная подготовка бойцов. А уже 13 июня «Азов» провел успешную операцию по уничтожению укрепрайона сепаратистов в центре города.

Штурмовая группа Боцмана насчитывала около 40 бойцов. Моя группа должна была выполнить отвлекающий маневр. Штурмовая группа в это время должна была подойти ближе к позициям врага. Этот план сложился после того, как в конце мая мы попытались штурмовать здания на улице Греческой. Там был укрепрайон террористов. Мы имели огневой контакт с противником, но тогда нам пришлось отойти. Однако это дало понимание, с кем мы имеем дело и как нам действовать. Мы отстроили на полигоне перекресток, который был захвачен сепаратистами, разграничили блокпост и тренировались на этом поле. Подготовкой операции занимался Боцман. В один из дней, когда мы приехали на полигон, нас экстренно сорвали с полигона и вечером мы поехали в Мариуполь – на штурм.

По полученным данным, наш противник был вооружен стрелковым оружием, «Утесом» и тяжелым пулеметом. С нашей стороны важную роль сыграл «Пряник» (бронированный грузовик) и ЗУ-шка. Определенным образом присутствовал и момент везения, удачи.

В этой операции участвовали ВСУ и Нацгвардия – они окружали квартал. Благодаря им мы имели дополнительные патроны. Байда пошел к ним и сказал: «Ребята, вы не стреляете – дайте нам короба, ленты. Мы же стреляем». Сначала мы имели три пулемета со ста патронами на каждого. За 15 минут боя патроны закончились и нас начали прижимать. Перелом в нашу пользу начался, когда на левом фланге начал работать Боцман. Мы свою задачу выполнили, отвлекли на себя основные силы противника. Тогда Боцман уже со своей группой начал штурм со своей стороны. Когда мы зашли в первое здание, от нас уже окончательно отвлекли внимание, и мы могли продвигаться дальше.

Это была наша первая полномасштабная боевая операция. Все наши ребята проявили себя с самой лучшей стороны. Мы имели одного раненого: сразу после высадки нам забросили гранату из подствольного гранатомета. Она разорвалась у этого парня под ногами. Его отправили в больницу. У всех был тогда секундный ступор, но все с этим справились. Под обстрелами мы пошли перебежками дальше по улице – на штурм. Все справились со своим первым страхом. Когда враг уже бежал, все интересовались, как наш раненый. Переживали больше за него, чем за себя.

Враг плотно накрыл нас огнем, но когда мы пошли на штурм помещений «сепаратисты» стали разбегаться и прятаться по ближайшим домам и по подвалам. После окончания операции мы начали их доставать. Некоторые местные жители подходили и говорили: «Вон там они сидят».

Когда мы взяли под контроль здание УБОП, то нашли там оружие, минные ловушки. Заминированные по периметру комнаты не были подсоединены к детонаторам – не успели, наверное. Достаточно большая группа бандитов, наверное, знала о штурме и ушла из города. Все условия этой операции держали в строжайшей тайне. Однако масштабность операции привела к определенной утечке информации.

Наша операция имела все шансы на успех, даже при условии присутствия в Мариуполе тех банд, что ушли из города. Наша мотивация была несравненно выше, чем у врага. Мы переиграли его на волевых качествах. У нас люди возвращаются в строй даже после тяжелых ранений. Даже искалеченные вместе с собратьями выполняют работу. Это свидетельствует о том, что мотивация в «Азове» в принципе намного выше, чем у противника. Своим примером мы мотивируем другие подразделения.

До операции большинство населения боялось. А после – все патриотически настроенные люди, начиная с обычных граждан и заканчивая служащими, милицией, начали проявлять себя. К тому же была сплошная неопределенность – будет ли Мариуполь украинским.

В прошлом году страна осознавала, что в ней идет война, а после «перемирия» это понимание уменьшилось. Все ждут мира. Но мира не будет, пока мы не преодолеем врага. Хотелось бы, чтобы каждый украинец, каждая частичка нашей нации понимала, что мы должны побороть врага, а затем настойчиво восстанавливать страну. Главное – не забывать о войне, пока она идет на нашей территории.

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий