Новые тайны денег Бориса Ложкина и в чем замешан Порошенко
Опубликовано:: Сб, Апр 25th, 2015

Новые тайны денег Бориса Ложкина и в чем замешан Порошенко

Борис Ложкин, правая рука Порошенко, будучи бизнесменом, зарабатывал в год 1 216 000 гривен, а став главой Администрации Президента, заработал 92 миллиона

Национальное агентство по государственной службе подтвердило обязанность чиновников указывать в декларации “фонды”, которые находятся в зарубежных оффшорах

Глава Администрации Президента повторно внес в имущественную декларацию за прошлый год недостоверные сведения

tajemno1

В жизни главы Администрации Президента, правой руки Петра Порошенко, в последнее время произошли, по меньшей мере, два важных события.

Во-первых, он, выполняя требования закона, обнародовал свою декларацию о доходах за прошлый, 2014 год. В ней отметил, что его личный доход составлял свыше 92 миллионов гривен!

В этом не было бы ничего удивительного, если бы не некоторые маленькие, но существенные детали: работая много лет бизнесменом, руководителем крупной компании, которую сам оценивал в 400 000 000 долларов, он декларировал ежегодный доход, немного превышающий миллион гривен. Как, например, в 2013 году. А вот став высокопоставленным чиновником, Борис Ложкин вдруг удивительно разбогател, отметив, что заработал за год сказочную сумму – более 92 миллионов гривен. Не парадокс? Парадокс.

Вот, пожалуй, чувствуя это, понимая, что появление в декларации и, главное, происхождение таких больших денег непременно придется объяснять любопытным журналистам, глава Администрации Президента Борис Ложкин написал сразу два письма в газету “Экспресс”. Почему именно в газету “Экспресс”? Потому что именно журналисты газеты “Экспресс” усомнились в том, что глава Администрации честно и точно заполнил свою декларацию о доходах в тот день, когда был назначен на высокую должность.

В своем расследовании мы пытались понять, как Борису Ложкину удалось продать свой бизнес за сотни миллионов долларов и при этом не заплатить в бюджет ни копейки налогов. В процессе расследования мы установили, что Борис Ложкин контролирует некоторые компании, размещенные за рубежом. Некоторые из них – на Британских Виргинских островах, далекой заокеанской территории, где размещают свои деньги люди, которые не хотят платить налоги по месту жительства.

Больше всего удивило то, что Борис Ложкин, садясь в кресло чиновника такого ранга, не указал в своей декларации тот факт, что владеет долями (или акциями) иностранных компаний. Это подвело нас к вполне обоснованным, в том числе и документально, подозрениям, что глава Администрации Порошенко хитрит, пытаясь скрыть свое состояние, в частности размещенное за рубежом. В противном случае, он должен, в соответствии с требованиями антикоррупционного законодательства, в своей декларации обязательно указать, чем владеет за рубежом.

Борис Ложкин этого не сделал. Забыл ли он или это преднамеренная ошибка? А если это ошибка, то какие последствия она должна была бы иметь?

Чтобы развеять навязчивые сомнения, мы поставили Борису Ложкину прямой вопрос: обладает ли он активами за рубежом и почему, продав свой бизнес в Украине за сотни миллионов долларов, не уплатил в бюджет Украины ни копейки.

После долгих раздумий Борис Ложкин ответил. На бланке главы Администрации Президента, подписав ответ лично. Это письмо содержит следующие интересные данные, поэтому его главные мысли мы приведем практически полностью.

tajemno2

Вот как Борис Ложкин объясняет, каким образом ему удалось продать бизнес, взлелеянный благодаря гражданам Украины, но при этом не заплатить в бюджет Украины ни копейки налогов.

“Доходы от сделки о продаже UMH (так называлась группа компаний, которую продал Ложкин. Ред.) пошли частично на погашение задолженности по банковским кредитам (около 70 000 000 долларов США), частично – юридическим лицам, которые были акционерами холдинговой компании UMH и продали свои акции.

Структура сделки и взаимоотношения между акционерами предусматривают, что часть доходов от ее реализации поступает в фонд, основанный под юрисдикцией Великобритании.

После основания фонда я не имею к нему отношение, за исключением того, что в будущем, если деятельность фонда будет успешной, я получу пассивный доход.

С момента моего назначения на должность я не занимаюсь бизнесом. Руководство деятельностью фонда осуществляет правление, состоящее из независимых директоров…

С уважением, Борис Ложкин”

За уважение, конечно, спасибо, но это не повод не проанализировать внимательно то, что написал глава администрации Порошенко.

Итак, он подтверждает, что сделка по продаже его бизнеса измерялась минимум десятками миллионов долларов. Он косвенно подтверждает также версию, что одной из причин продажи могла стать обременительная и непосильная (по нашим данным) для дальнейшей уплаты задолженность перед банками – около 70 000 000 долларов.

Далее Борис Ложкин признает, что деньги от продажи, полученные от олигарха Курченко, получили не только коммерческие банки, но и акционеры UMH. Зная, что государственный Укрэксимбанк выдал Курченко под эту операцию 160 000 000 долларов сомнительного кредита, из которых 70 ушло на оплату долгов коммерческим банкам, можно предположить, что самому Ложкину и его друзьям, которые были мелкими акционерами, досталось как минимум 90 000 000 долларов. Конечно, львиная доля – самому Ложкину как главному акционеру.

Далее, как это ни странно, Борис Ложкин подтверждает то, что мы установили в нашем расследовании: деньги от продажи поступили не в Украину, на счета Ложкина, а на счета “фонда”, основанного им “под юрисдикцией Великобритании”.

Это и требовалось доказать! Принимая во внимание, что оффшор на Британских Виргинских островах находится под прямой юрисдикцией британской короны, Ложкин вынужденно, под давлением неопровержимых фактов, приведенных в наших предыдущих публикациях, признает, что деньги от Курченко он получил не в Украине, а на заморских территориях.

Причина, почему именно там, очень проста: компании в таких юрисдикциях освобождены от налога на прирост капитала и налога на дивиденды. Любые сомнения в том, что именно он, Борис Ложкин, является владельцем компании за рубежом, вообще исчезают после такой фразы в письме в редакцию: “После основания фонда я не имею к нему отношения”. Конечно, здесь глава Администрации Президента несколько лукавит. Потому что дальше сам признает, что “если деятельность фонда будет успешной, то я (Ложкин. Ред.) получу пассивный доход”.

Пассивный доход – это дивиденды. Как известно, дивиденды и проценты относятся к так называемым пассивным доходым, которые получают в результате владения корпоративными правами, ценными бумагами или депозитами. То есть дивиденды или проценты не могут взяться “ниоткуда”. Чтобы их получить, нужно быть именно владельцем фонда или компании.

Признавая, что даже сегодня имеет право на пассивный доход иностранного фонда, Борис Ложкин невольно признается, что является его владельцем.

Таким образом, в нашем случае почти все сто процентов средств, полученных от Курченко, Ложкин может считать своим доходом или же доходом иностранного “фонда”. Нуждаясь в средствах, Ложкин может принимать решение о выплате дивидендов в свою пользу, и часть будет поступать в Украину.

tajemno3

Конечно, финальное утверждение Ложкина о “независимых директорах” может быть только камуфлирующим дымом в глаза непосвященным. Ведь хорошо известно, что такие директора в оффшорах – это в основном местные туземцы, которые, как правило, являются подставными лицами. В момент основания “фондов” они заключают так называемые трастовые (доверительные) сделки, которые позволяют скрыть фамилии их настоящих владельцев. Очевидно, что и Борис Ложкин заключил соглашение с “независимыми директорами”, а на самом деле остается единственным человеком, который определяет характер деятельности своего заморского “фонда” на Британских Виргинских островах, принимает решение о выплате дивидендов самому себе и т.д.

Такой статус с юридической точки зрения позволяет Борису Ложкину написать в письме о том, что “с момента моего назначения на должность я не занимаюсь бизнесом”.

Конечно, с формальной точки зрения, сидя в кресле главы Администрации Президента, Борис Ложкин, может, и не занимается бизнесом. Но он, безусловно, им владеет. И должен упомянуть, что является чиновником в Украине, на которого, безусловно, распространяется антикоррупционное законодательство. И никто не освобождал его от обязанности его соблюдать.

В нашем случае это означает, что Борис Ложкин был обязан указать в своих декларациях и за 2013-й, и за 2014 тот факт, что он контролирует хотя бы одну компанию за рубежом.

Чтобы ни у кого не было сомнения, что это святая обязанность любого украинского чиновника, мы обратились с запросом в Национальное агентство по вопросам государственной службы. В нем наш юрист написал, что владеет “фондом” за границей, но планирует идти на государственную службу. Просит объяснить, обязан ли он в декларации о своих доходах отметить тот факт, что он является владельцем “фонда” за рубежом.

Ответ главы агентства господина К. Ващенко абсолютно прогнозируемый и категоричый: “Информируем, что, согласно статье 13 Закона Украины” О государственной службе”, лицо, претендующее на занятие должности государственного служащего, подает по месту будущей службы декларацию об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера за прошлый год”.

Эту часть обязанностей Борис Ложкин выполнил в тот день, когда был назначен на должность – 10 июня 2014 года.

Но вот что дальше пишет нам председатель госагентства: “Декларация об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера подается за прошлый год по форме и в порядке, которые установлены Законом Украины “О принципах предотвращения и противодействия коррупции”. В зависимости от статуса фонда, о котором говорится в обращении, сведения о вкладе, по мнению Нацгосслужбы, должны быть размещены в позициях 45-46 или 49-50 декларации”.

То есть в этих графах Борис Ложкин должен описать, какими акциями и какого “фонда” он обладает за рубежом. И даже тот факт, что “фонд”, контролируемый Борисом Ложкиным, расположенный за океаном и находится под юрисдикцией самой достопочтенный британской королевы, не является основанием, чтобы вытирать ноги об законы Украины.

Как мы уже отметили, на позапрошлой неделе Борис Ложкин на сайте Президента обнародовал декларацию о доходах, имуществе и расходах, которые были у него как у главы Администрации Президента в 2014 году. После внимательного изучения новая декларация Ложкина вызывает еще больше вопросов, чем предыдущая декларация за 2013 год, недостоверность которой мы доказали раньше.

Основную часть дохода нашего героя составляют дивиденды, размер которых – 92 100 984 гривен. Поэтому повторно поставим перед собой вопрос: откуда такая колоссальная сумма дивидендов у человека, являющимся государственным служащим?

Если предположить, что в декларации за 2014-й нет сокрытия или искажения, единственный задекларированный источник, который может давать ему доход, – это инвестиционные сертификаты фонда “БЛ Инвест” на сумму 3,6 миллиона гривен. Он приобрел их год назад за 3,6 миллиона. Конечно, такая инвестиция не могла принести дивидендов в размере почти 3000% годовых, или более 90 000 000 гривен. Такова рентабельность не снилась и Пабло Эскобару вместе с Сергеем Мавроди. Даже Уоррен Баффетт или Билл Гейтс не демонстрируют таких способностей.

Других корпоративных прав, которые могли бы приносить доход в форме дивидендов, в декларации нет.

Таким образом, если единственным источником “дивидендов” для Ложкина мог стать только его “фонд” под юрисдикцией Великобритании”. Но в декларации за прошлый год о владении ценными бумагами этого “фонда” Борис Ложкин снова скромно умолчал. Нечестно. И незаконно.

Кстати, чуть не забыли. Мы же в начале написали, что Борис Ложкин прислал в редакцию газеты “Экспресс” не одно письмо, а два. Во втором он отвечал на наш дополнительный вопрос. Мы поинтересовались, какое название основанного им “фонда” и в какой именно из юрисдикций Великобритании он расположен.

Характер ответа дал нам почувствовать, что Борис Ложкин то ли испугался, то ли пришел в ярость. “Эти сведения не подлежат раскрытию в соответствии с Законом Украины “О доступе к публичной информации”, – категорически написал глава Администрации Порошенко. Да, это так, но они подлежат раскрытию в соответствии с Законом “Об основах предотвращения и противодействия коррупции”! И глава Администрации обязан это знать. И это подтвердил официально и глава агентства по госслужбе.

Итак, наш вывод прост: Борис Ложкин, глава Администрации Президента, грубо нарушил закон Украины. Он не указал в своей декларации сведений, которые обязательны для раскрытия. И за это должен нести предусмотренную законом ответственность. Конечно, если часть из 92 миллионов, которые в прошлом году Борис Ложкин получил в форме “дивидендов”, он не направит на коррумпирование других госчиновников, которые должны контролировать достоверность заполнения им декларации о доходах.

Алексей Малярчук, Игорь Починок, “Экспресс”

К слову

Как известно, одним из партнеров в продаже бизнеса Курченко у нынешнего главы Администрации Президента был не кто иной, как Петр Порошенко. Мы установили, что действовал он не от своего имени, а через контролируемую им компанию “Линквист”, расположенную тоже за океаном, в офшорах.

Интересно, что в своей декларации за прошлый год, которую Петр Порошенко заполнил не собственноручно “чернильной или шариковой ручкой” (как этого четко требует закон), а отпечатал на машинке, эту фирму Президент тоже не вспоминает. Удивительно.

А еще Петр Порошенко уже 42-й день (вопреки закону) не отвечает на запрос газеты “Экспресс”, в котором журналисты ставят вопрос о компании “Линквист”. Этот запрос зарегистрирован в Администрации Президента под номером 422 / 14-211-01 от 12.03.2015. Ответственным за подготовку ответа определен помощник Президента господин Онищенко. Господин Порошенко, господин Онищенко, ау!

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий