Волонтеры продолжают помагать пострадавшим на Майдане
Опубликовано:: Пн, Май 5th, 2014

После Майдана. Волонтеры и дальше помогают раненым. Их найти порой непросто

Волонтеры находят майдановцев, избитых 18 февраля «Беркутом». Некоторые из них до сих пор не получал финансовой помощи. Другая проблема: появились мошенники, которые выдают себя за травмированных протестующих и просят денег. Сообщество “Помощь пострадавшим в Киеве” продолжает искать пострадавших, и помогать им.

ранен на майдане

Дмитрия Кидалюка несколько раз ранили на Майдане. Недавно вернулся с лечения в Польше. Требует еще одной операции: медики обнаружили обломок гранаты в левом полушарии мозга. О Дмитрии продолжает забоиться сообщество “Помощь пострадавшим в Киеве”. Волонтеры этого сообщества занимаются сбором средств на нужды раненых майдановцев.

Дмитрий Кидалюк – один из многих подопечных сообщества. Революция закончилась, а раны у участников остались. После первого бума внимания и пожертвований люди часто остаются один на один с подорванным здоровьем. Особенно те, кто приехал на Майдан из провинции.

Именно для поддержки таких людей, прежде всего, существует сообщество.

На счета координатора сообщества Ирины Панченко поступило более полумиллиона гривен. По состоянию на 10 апреля помогли 76 людям на сумму 555 тысяч гривен.

А началось все 19 января, после первых боев на Грушевского. Ирина Панченко прочитала на «Украинской правде», что в Александровской больнице много людей с выбитыми глазами, решила помочь. Вместе с друзьями на собственные средства купили продукты, необходимые вещи, раздали пострадавшим по 200 гривен. Пытались помочь в первую очередь иногородним или тем, кто не имел родственников. Тогда таких было четверо. В тот день в больнице Ирина познакомилась с несколькими людьми, которые решили поддержать пострадавших.

«И у меня возникла идея, – рассказывает она, – что пока мужчины выходят на площадь, женщины могли бы организоваться и помогать: посещать больных, пострадавших или иным образом действовать в зависимости от необходимости».

21 января Ирина создала страницу в социальной сети Facebook и призвала неравнодушных поехать в больницу скорой помощи. Несколько человек-«разведчиков» создали список людей с площади, сообщили, в каких палатах те находятся.

«Встретились с теми, кто откликнулся, в магазине. Приобрели предметы первой необходимости, как мы называем «стартовый пакет»: тапочки, белье, сок, минеральная вода, чашка, ложка, постельное белье, простыня, плед. Все, что необходимо человеку, которыйнаходится в палате. Стоимость такого «стартового пакета» составляет 450-600 гривен», – рассказывает Ирина Панченко.

Вещи привезли четырьмя автомобилями. В Больнице скорой помощи обнаружили, что в обычных палатах пациентов уже нет: их перевели в специальную, милицейскую (так называемый “бокс”).

«Ситуация была очень тревожная, – вспоминает Ирина. – При нас в этот бокс на каталке вывезли парня из реанимации после наркоза. Я поняла, что надо начинать огласку. Общественность не знала, что это больница-тюрьма и там бродит милиция, что на избитых людей, немощных, нетранспортабельных заводят уголовные дела».

Ирина была знакома с одним из адвокатов-волонтеров, которые защищали пациентов больницы.

Благодаря юристам удалось передать пакеты пострадавшим.

Так возникла волонтерская группа «Помощь пострадавшим в Киеве». Ее основательница Ирина по специальности юрист. К делу подошла очень рационально, деятельность группы подчинила четким принципам. Ключевое в их работе – рациональное расходование средств и отчетность.

Деньги, которые передают неравнодушные граждане, поступают непосредственно Ирине на банковские карточки. Поэтому отчетность и разумное использование этих денег, это, фактически, ее «дело чести».
«Я настаиваю на том, что, будучи руками, которые выполняют волю общины, мы должны расширять круг нашей помощи. Но должны также подходить к этому экономно и разумно», – говорит координатор.

Другое важное правило, которое волонтер взяла себе на вооружение, – не покрывать ведомственные проблемы Министерства здравоохранения (и его тогдашнюю руководительницу Раису Богатыреву). Волонтерам приходится покупать лекарства, но только для тех, кто действительно нуждается. При этом передают медикаменты лично, из рук в руки.

Еще один из постулатов – уважение к приватности людей, их безопасность. Ведь волонтерская группа начала свою деятельность в ходе массовых преследований майдановцев. Неосторожным высказыванием в соцсетях или опубликованным фото человека могли воспользоваться силовики.

Поэтому, отчитываясь в Facebook о своей деятельности, волонтеры старались не писать фамилии жертв и благотворителей, шифровать сообщения, не указывать больше информации, чем нужно, чтобы не было возможности идентифицировать лицо.

При этом интересно, что даже во время властных репрессий такую озабоченность безопасностью людей не всегда понимали журналисты. По словам Ирины, к ней неоднократно обращались представители масс-медиа, и, кроме просьбы о съемке телесюжета, просили даже предоставить полную базу данных с пострадавшими.

И на интервью во время бурных событий Ирина не соглашалась. Говорит: не хотела разоблачать себя. Ее банковский счет, на который поступали средства для помощи, могли арестовать. А быть уверенной в том, что кто-то сразу перехватит инициативу, Ирина не могла.

«Я счастлива, что сейчас могу говорить свободно», – говорит она.

После революции особенно остро возникла необходимость подтверждения того, что человек действительно пострадавшей. Ведь появляются мошенники, желающие нажиться на народных деньгах. Есть также опасность, что на обещанную правительством помощь могут претендовать те, кто вообще не был на Майдане.

На диспетчерскую линию «Помощь пострадавшим в Киеве» порой звонят такие мошенники. Их легко разоблачить стоит лишь попросить детализировать информацию. Эти люди обычно исчезают, как только им сообщают, что оплачивается только лечение.

Поэтому сейчас волонтеры делают все возможное, чтобы составить список настоящих пострадавших и чтобы потом о них не забыли.

Вот несколько историй:

73-летний Николай Яковлев с Черниговщины, был ранен на Институтской в один из кровавых дней февраля. В полевом госпитале ему вытащили пулю и направили в больницу № 10. Там господин Николай никому не давал покоя. Говорил, что его держат там насильно, требовал дать ему одежду и собирался на Майдан. Успокоился только тогда, когда узнал, что Янукович сбежал.

Юрий Яхно, 35 лет, врач. Травмы получил 18 февраля на Институтской возле выхода из метро. Получил перелом обеих пяточных костей со смещением отломков. Ушибы, гематомы, рваная рана головы, посттравматический панкреатит. Жена, тоже врач, находится в декретном отпуске. Дочке Маричке – 1 год.
Когда силовики начали оттеснять протестующих с Институтской и Банковой вниз, он вместе с другими людьми попал в месиво у баррикад рядом с выходом из метро на Институтской. Беркутовцы били всех подряд дубинками, а у одного из них была даже металлическая труба. Кстати, по свидетельству Юрия Яхно, один из беркутовцев пытался сдерживать других силовиков и призвал не бить, потому что “они там задушатся…”.

Юрий Яхно пытался бежать, побежал в сторону улицы Городецкого, за ним гнался Беркут с трубой. Как врач, выбирал, какая травма будет менее тяжелой – проломленная трубой голова или поломанные ноги. Поэтому с высоты прыгнул в котлован и откатился в сторону, чтобы его там не искали.

За этими событиями наблюдали работники офиса. Они и спрятали Юрия Яхно. Затем волонтер вывез пострадавшего в Областную больницу на Баговутовской. Там он попал сначала в хирургическое отделение, а затем в травматологию. Юрия посещала Людмила Мельник, помощница народного депутата Мария Матиос. Людмила координировала сбор всех сведений и документов.

В результате падения у Юрия разбиты кости пяток, нужна реабилитация не менее 2-3 месяцев.
Когда был в больнице, через посредство госпожи Людмилы Мельник получил помощь 2000 грн. от депутата Марии Матиос.

В процессе лечения были использованы пластины для остеосинтеза стоимостью 11 000 грн.

От финансовой помощи господин Юрий отказывался, несмотря на то, что в результате тяжелой травмы не может работать, дома беременная жена и годовалая дочь.

Просил поддержать вместо него тех, кто получил тяжелые травмы. Но Ирина Панченко лично попросила не отказываться от проявления человеческой солидарности и уважения, перечислила на карточку Юрия Яхно 5168 7423 0451 4999 (приват) 5000 грн. помощи с благодарностью за смелость и гражданскую позицию от народа Украины.

Исключение из правил: помощь 40-летнему харьковскому активисту Емельянова Андрею, отцу троих детей. Его паспорт и другие документы остались у нападающих. Получил травмы во время стычек с бандитами из пророссийского митинга 14-15 марта в Харькове.

Андрей подошел к месту событий, чтобы стримить. Сепаратисты, схватив его, оттащили к машине, а затем увезли в неизвестном направлении.

Они ехали в трех машинах, около 10 человек. На этих людях не было никаких опознавательных знаков. Среди нападавших был и давний знакомый Андрея. Когда он понял, что его узнали, шансов на выживание у Андрея осталось очень мало.

Четыре часа ездили по городу, решая, что с ним делать, в конце концов, уже под утро вывезли за город, возле поселка Песочин. Там Андрей попытался убежать, но нападавшие начали стрелять ему вслед – попали в ноги, спину, а когда догнали – разбили голову и еле живого затянули обратно в машину.

После этого решили отвезти Андрея и «выбросить» в толпу разъяренных титушек, чтобы те «с ним разобрались». Но, так как Андрей был очень окровавленный, после нескольких ударов титушки потеряли интерес к пострадавшему, – ему чудом удалось немножко отползти, а потом милиция выдернула его из толпы.

В больницу Андрея привезли в тяжелом состоянии – врачам пришлось доставать пули с ног и спины, зашивать ткани головы.

Машину Андрея нападавшие все-таки нашли – разбили, облили краской, бензином и несколько раз пытались поджечь, но завершить начатое им что-то помешало.

Травмы оказались очень серьезными, пошло осложнение, нужно было снова обращаться за помощью к врачам. Также начались угрозы со стороны нападавших. Для того, чтобы не подвергать семью Андрея опасности, участники Автомайдана решили помочь ему выехать на лечение в Киев

С 27 марта по 7 апреля Андрей лечился в Александровской клинической больнице города Киева. Продолжал жить у друзей, посещал больницу для ежедневных перевязок.

Теперь пора возвращаться домой.

Андрей очень скромный человек и не привык просить о помощи, но от людей, в которых Андрей сейчас проживает в Киеве, стало известно, что у него даже нет средств на билет домой.

Сообщество передало тысячу гривен на карточку жены Андрея, Остапенко Марине 5168 7572 5414 3284 . А на карточку жены друга, у которого он живет в Киеве – 500 грн. на билет и дорожные расходы.
Диагноз и лечение:

1. Харьковская городская клиническая больница скорой помощи им. профессора А.И. Мещанинова (15.03.2014 (05:05) – 17.03.2014)

Диагноз: Огнестрельные раны резиновыми пулями обеих голеней. Раны затылочной области. Многочисленные ушибы, ссадины мягких тканей лица, головы. Удары в поясничной области.

2. Александровская клиническая больница г. Киева – хирургическое отделение (27.03.2014 – 07.04.2014);
Диагноз: Острый тромбоз глубоких вен правой голени. Огнестрельное ранение обеих голеней и поясничной области.

3. Александровская клиническая больница г. Киева – проходит осмотр и ежедневные перевязки (07.04.2014 – до сих пор).

“Хотя наше сообщество организовано волонтерами в Киеве для помощи пострадавшим площади Киева от противостояний с вражескими народу спецназовцами, которые защищали бандитскую власть Януковича-Путина, мы решили сделать исключение и оказать помощь Андрею, участнику противостояний в Харькове. Обращаемся с призывом к харьковчанам поддержать своего земляка и всех, кто противится антинародному и антидемократическому режиму и сепаратистским провокациям”, – завершает рассказ о пострадавшем Фейсбук-страница сообщества.

Уехал из Киева – все забыли

«Не каждый человек может попросить о помощи. Для этого надо снять какой-то свой фильтр гордости. А та категория людей, которая вышла на Майдан, как правило, просить не умеет, не может и не хочет », – отмечает Ирина Панченко.

Тех, кто действительно нуждается в поддержке, приходится выискивать

Вопрос, сколько средств кому отправлять решается индивидуально. Волонтеры пытаются учитывать очень много факторов. Наибольшую сумму – 40 тысяч гривен – получил Андрей Ленець.

Он был в боксе больницы скорой помощи. У него выбиты все передние зубы, открытая черепно-мозговая травма (которую диагностировали уже во Львове, после его возвращения домой).

«Понимаете, когда человек покидает Киев, он автоматически исчезает с радара благотворителей, – объясняет Ирина Панченко. – Он приезжает к себе в какое-то местечко или село. Конечно, там у него нет никаких ресурсов. Заработок потерян, есть только проблемы. Нет сил на то, чтобы восстановиться и получать доход. Он оказывается в страшной ситуации, когда о нем забывают».

 Ирина ПанченкоКоординатор сообщества Ирина Панченко

Андрея нашли уже во Львове. Потому что в Киеве находился в боксе больницы скорой помощи, куда нельзя было добраться и где пользоваться телефоном запрещено.

Искать пострадавших, которые уже покинули Киев, помогают волонтерам их друзья. Содействуют в этом также Интернет соцсети. По словам Ирины, когда сейчас находят пострадавших еще в январе майдановцев и оказывают им помощь, те просто потрясены, что о них не забыли.

По-особому волонтеры относятся к тем, кто находится в реанимации или в тяжелом состоянии. Часто в этом случае речь идет только о Господней воле и резервных силах организма, считает координатор. Она объясняет: «Средства, которые мы предоставляем людям в таких ситуациях, имеют чисто психологический эффект. Чтобы у родственников не было тревоги за то, что завтра им надо купить ампулу стоимостью 1000000 гривен, потому что ее на больничном складе (образованном из тех лекарств, которые приносят люди) вдруг не окажется».

Волонтерской работы, несмотря на то, что ужасные события произошли почти два месяца назад, хватает. Сейчас больше тратят, чем получают. Но говорят, что готовы работать столько, сколько нужно. Одна из команды, Анна Яковенко, работает туристическим гидом. Приехала на Майдан из Львова. Увидела сообщение Ирины Панченко в Facebook об этой инициативе и решила присоединиться. Более двух месяцев все свои усилия направляла на волонтерскую деятельность в группе. Чаще дежурила на диспетчерской линии, хотя обязанности между людьми в них четко не разграничены. Все это время жила в офисе, где работало сообщество «Помощь пострадавшим».

Волонтеры по возможности координируют свою деятельность с другими сообществами активистов, однако это не всегда удается. Ирина Панченко констатирует, что в Украине есть большой потенциал людей, которые хотят помогать, однако большая проблема заключается в неспособности многих к командной игре и попытке выяснить, кто главнее. Сама же говорит, что готова быть последней, только бы потребности пострадавших были удовлетворены. Для своей работы определила важнейший критерий: скольким людям помогла.

Энергии волонтерам сообщества, похоже, не занимать. Но они признаются, что мечтают немного отдохнуть. Ирина думала, что группа соберется на две недели, не больше. Зато сейчас с улыбкой рассказывает: «Меня мучает один и тот же кошмар. Что мне на счет переводят очень большую сумму денег, несколько десятков миллионов долларов. И я понимаю, что это будет вечная работа и вечное волонтерство, меня выгонят с работы, я пойду по миру…».

Говорит: несмотря на то, что ей тяжело, несмотря усталость, никогда не была так счастлива, как сейчас, потому что чувствует, что полезна обществу.

«Знаете, я думала, что у меня не получится, – вспоминает Ирина. – Если бы мне три месяца назад сказали, что буду этим заниматься, никогда не поверила бы. Потому что считала, что слишком слаба, слишком расшатана, нервная, что у меня не хватит сил. Перед тем, как открыть страницу в Facebook, прочитала, что Всевышний не выбирает сильных людей, а дает силу тем, кто берется что-то делать».

Автор: Галина Будівська

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий