Прощай, Дебальцево. Как мы выходили из «оперативного окружения» – рассказ одного солдата
Опубликовано:: Вс, Мар 8th, 2015

Прощай, Дебальцево. Как мы выходили из «оперативного окружения» – рассказ одного солдата

Перед Новым годом, 28 декабря, я вернулся из отпуска в зону АТО. Осенью мы держали позиции в селе Никишином, что под Дебальцево. На этот раз подразделение стояло километров 10 оттуда. Расположились на бывшей шахте «Енакиевскй» – из-за войны от того предприятия остались только серые, заброшенные, несчастные админздания…

384109880

За два месяца, которые мы там стояли, террористы ежедневно обстреливали территорию шахты из артиллерии и минометов. Прилетали и ракеты «градов». Когда противник несколько суток подряд штурмовал соседнее с нами село Новоорловка, то выезжали туда на помощь и усиление. Штурм отбили, враждебная пехота туда больше не лезла, пишет Репортер.

Еще перед подписанием февральских соглашений в Минске наш командир посоветовал держать вещи собранными, чтобы в случае чего быстро их загрузить. Был ли тогда котел? Трудно сказать, из окопа видно не так много, как многим кажется. В район Дебальцево прорывались «Уралы» с боеприпасами. Вместо этого мы тогда уже перестали ездить в Артемовск за посылками. Также к нам прекратили приезжать волонтеры. Потом узнали, что по дороге в Артемовск боевики расстреляли украинскую машину с ранеными. Было окружение, каждый делал выводы самостоятельно. Но в любом случае – нормальные солдаты без приказа позиций не сдают.

В воскресенье, 15 февраля, наступило «прекращение огня». Оно длилось лишь несколько часов ночью. Далее бои возобновились.

На следующий день мы загрузили боеприпасы и вещи и выехали из шахты. Приказ был простым – срочно покинуть свои позиции. Печально, неприятно, на душе немного противно, но пришлось смириться.

Колонной прибыли на так называемую «поляну» – базовый лагерь нашей 128 горно-пехотной бригады. Пока офицеры советовались в штабном блиндаже, десятки бойцов на улице возле своей техники ждали дальнейших команд. Начался обстрел. Кто-то подошел к соседним блиндажам, кто-то просто упал на землю. На лагерь сыпались «грады», снаряды, мины. С небольшими перерывами обстрел продолжался до ночи.

Ночь провели в блиндажах вместе с солдатами службы горючего. Время от времени наверху гремело, прилетали снаряды.

В углу блиндажа заправщиков была вырыта яма, куда стекала вода. Иначе весь земляной пол был бы сплошным болотом. Всю зиму, кроме своих боевых задач, а также транспортировки горючего на позиции, эти ребята имели еще одну – бытовую, но важнейшую работу. Они круглосуточно ведрами выносили воду из той ямы, а для этого даже сделали отдельный график дежурств.

Наутро 17-го пришла команда – грузимся на броню. «Поляну» оставили и несколькими БМП зашли в само Дебальцево.

В городе все было далеко не так «под контролем», как об этом сообщали спикеры Генштаба и АТО. Мы углубились буквально на несколько кварталов и заняли дома в районе с частной застройкой. Оказалось, что большую часть города уже контролирует противник. Шли уличные бои.

Ближе к обеду стрельба усилилась. Где-то за многоэтажками заработали минометы. Далее подключились танки. Время от времени по улочкам на большой скорости «пролетала» техника боевиков.

Пехота на нас не лезла. Но раз за разом долетали гранаты и мины. К вечеру уже было двое раненых. Просили их эвакуировать. Ответ – что-нибудь придумаем. В результате эти ребята отходили вместе с нами, их везли на броне.

Ночью по рации передали, что скоро по сигналу нужно будет отойти на два квартала назад. Сигнала так и не дождались. Затем умолкли рации – кончилась зарядка.

Под утро 18 февраля по мобильному дозвонились до командира батальона. Тот очень удивился, когда услышал, что мы еще в Дебальцево. А мы удивились не менее, услышав, что вокруг никого из украинских войск уже нет. Нет их и на «поляне». Ночью все оставили Дебальцевский плацдарм.

11 бойцов, в том числе два раненых, оказались сами в городе, уже враждебном. Надо было что-то делать. «Батя», наш механик-водитель – сорокалетний, сухой, всегда удивительно спокойный человек с Ровенщины – ночью несколько раз прогревал БМП, поэтому машина завелась без проблем. Вылезли на броню и помчались улочками.

В то время со стороны базового лагеря доносились сильные взрывы, по небу плыл черный дым. Это наши войска при отступлении подожгли боеприпасы. Лагерь мы объехали стороной, выскочили на артемовскую трассу, проехали несколько километров и скрылись с ней вправо – в поля. Видели много разного транспорта – военные «Уралы», «газон», БТРы, БРДМ, танки. Часть техники горела, часть просто бросили, потому что закончилось топливо.

Карты у нас не было, поэтому брошенная техника послужила своеобразным ориентиром. Так мы видели направление, куда отходили украинские войска. С другой стороны, не было никакой гарантии, что танк, который скучает на соседнем холме, сейчас не повернет башню и не накроет нас из пушки.

БМП выскочила на очередную поляну, а там перед лесополосой залегла группа украинцев. Мы попрыгали из машины, разбежались и попадали на землю. Бойцов обстреливал снайпер, но, увидев боевую машину, наверное, куда-то убежал.

Ребята, которые залегли в поле, были частью 25 батальона территориальной обороны «Киевская Русь». Они кричали, чтобы мы ехали дальше, потому что БМП – хорошая цель для вражеской артиллерии. В суматохе не успел запрыгнуть на нашу «бэху», поэтому остался с «территориалами».

А дальше мы четыре часа пешком шли полями, лесами, оврагами. Время от времени попадали под огонь артиллерии, вокруг рвались мины и снаряды. Дважды нас чуть не накрыли «градом». Один боец погиб от осколков, еще двух ранило. Один раз пришлось отстреливаться от десятка боевиков.

Наконец, вышли на украинский блокпост. Там снарядили группу, которая на БМП отправилась обратно в поля за телом погибшего собрата. Остальных бойцов «Уралом» повезли вглубь наших позиций.

За час мы были в Артемовске. Там я с облегчением обнялся с бойцами своей БМП. По дороге ребята в поле подобрали еще одного раненого, сильно обгоревшего парня. Его и двух наших передали карете «скорой». В тот день на окружающих позициях медикам работы хватало.

Народу вокруг было много. Солдаты, техника, в небе летали вертолеты. Кто-то радостно рассказывал о том, как выходил. Кто-то молча курил. Офицеры сверяли списки бойцов. Волонтеры носили горячий чай, раздавали еду, теплые вещи.

Вкуснее чая я еще не пил.

Разместил

Андрон Креп -

Постинг и поддержка сайта/

Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий