УПЦ Московского патриархата тесно связана с ФСБ
Опубликовано:: Пн, Апр 20th, 2015

УПЦ Московского патриархата тесно связана с ФСБ

Появились новые доказательства того, что крупнейшая в мире Православная Церковь тесно связана с разведывательными органами

8mercwf0kw6q

Российская ФСБ отозвала своего агента из Украинской Православной Церкви Московского патриархата и арестовала “за государственную измену”. Эта колоритная шпионская история стала известной благодаря публикации российской журналистки Ольги Романовой.

Она обнародовала информацию об офицере ФСБ Евгении Петрине, которого “переводом отправили служить в РПЦ, затем от РПЦ отправили в Украину, отозвали в Москву и арестовали, обвинив в измене Родине”.

Внимание к этой истории решил привлечь сам агент Петрин – обратился к правозащитникам с просьбой защитить его от произвола следствия, которое, мол, обусловлено внутренней конкуренцией различных групп в спецслужбе.

По версии следствия, Петрин в Украине вышел на агентов, которых заподозрил в шпионаже в пользу США и стал… передавать им информацию о деятельности Русской Православной Церкви, связанную с разведывательными целями.

А это уже – скандал. Ибо хотя подозрения, что Кремль использует Русскую Православную Церковь для своих нужд, были давно, доказательств этого не хватало. И вот – новые доказательства.

Впрочем, в России есть исследователи, которые в свое время подробно обосновали утверждение и показали, как штатные работники службы безопасности России становятся священнослужителями крупнейшей в мире Православной Церкви.

Мы пригласили к разговору известного в мире русского правозащитника, исполнительного директора Всероссийского движения “За права человека” Льва Пономарева. В начале 90-х он возглавлял комиссию Президиума Верховного Совета Российской Федерации по расследованию причин и обстоятельств путча ГКЧП. Одним из направлений работы следственной комиссии была, собственно, тема слишком тесного сотрудничества РПЦ с советскими спецслужбами.

– Расскажите, пожалуйста, какие документы исследовала комиссия и какие факты установила?

– Действительно, в сентябре 1991 года я возглавлял парламентскую комиссию, и именно направление, касающееся отношений спецслужб и Церкви, профессионально вел священник и диссидент Глеб Якунин, – говорит российский правозащитник Лев Пономарев. – К сожалению, мой друг четыре месяца назад уже отошел в мир иной. Он тоже был депутатом и имел возможность работать в архивах КГБ СССР. В частности, работал с документами 5-го управления КГБ, которое занималось не внешними врагами государства, а было, по сути, политической полицией с широко развитой агентурной сетью в обществе.

Там он и нашел документы, по которым все (!) Руководство РПЦ оказалось завербованным КГБ. Среди прочих и тогдашний патриарх Алексий II. Он имел агентурный псевдоним Дроздов, воинственная атеистическая власть наградила его орденами Трудового Красного Знамени и Дружбы народов. А в 1988 году – даже почетной грамотой КГБ СССР… По правде говоря, не только православное руководство было пропитано агентурой КГБ, но и мусульманское.

– Зачем это было нужно Кремлю?

– Советское руководство, в частности, видело, как пагубно (по его трактовке) влияла на умы граждан коммунистической Польши местная независимая от власти Католическая Церковь. Поэтому в СССР Русская Православная Церковь была полностью взята под контроль спецслужбами, так сказать, для предотвращения возможных проблем. В конце концов, начал это делать еще Сталин, который сначала почти полностью уничтожил Церковь, расстреливал, мучил и гноил в неволе священников докоммунистического периода в лагерях. А потом он же, во время Второй мировой, увидев, как люди на оккупированных немцами территориях потянулись в храмы, решил поставить Церковь на службу советской власти и позволил восстановление РПЦ в подконтрольном коммунистам формате.

В СССР Церковь была только формально отделена от государства, реально же руководящий состав РПЦ моделировала спецслужба, и за границу, соответственно, могли выезжать только проверенные агенты.

Кроме того, как констатировал в своих расследованиях отец Глеб Якунин, в 1947-1948 годах сталинская православная церковь надеялась на проведение Всеправославного собора, на котором с помощью незримо присутствующего министерства госбезопасности Московский патриарх был бы продвинут с нынешнего пятого места в иерархии патриархов на первое, то есть стал бы Вселенским. Тогда Москва вновь была бы провозглашена Третьим Римом, а Иосиф Сталин – новым Константином Великим. Однако Бог не допустил такого кощунства над христианством.

– Неужели в московской Церкви советского периода не было людей, неподконтрольных МГБ-КГБ?

– На низовом уровне были. Но агентура КГБ активно отслеживала нелояльное духовенство в среде Церкви и по мере возможностей среди прихожан. Для этого не только вербовали и продвигали по иерархической лестнице своих агентов, но и ссылали на работу в РПЦ людей в погонах – кадровых офицеров КГБ. Как следует из нынешней скандальной истории с арестованным якобы за госизмену офицером ФСБ, работавшем в Церкви, с тех пор мало что изменилось, советский чекистский опыт активно применяет и нынешнее государство.

– Были ли до нынешнего случая с агентом Петриным примеры публичного признания церковных агентов в своей тайной работе?

– Из иерархов Церкви лишь Литовский архиепископ Хризостом нашел мужество открыто подтвердить свое агентурное прошлое под прозвищем Реставратор. А еще агент КГБ с кличкой Арамис, работавший переводчиком в отделе внешних церковных сношений Московской патриархии (с 1989-го до 2009 года этот отдел возглавлял нынешний Патриарх РПЦ Кирилл), решил покаяться на страницах газеты “Аргументы и факты” (№8, 1992 год). Он рассказал, что почти все сотрудники отдела внешних церковных сношений работали или на Московское УКГБ, либо на союзный КГБ…

Вообще, по итогам работы парламентской комиссии по расследованию обстоятельств путча ГКЧП мы обратились к руководству Русской Православной Церкви с открытым письмом, в котором призвали их публично покаяться за эту сторону своей деятельности на протяжении почти полувека с момента заключения союза РПЦ со Сталиным. И предложили в дальнейшем официально запретить духовенству такую ​​деятельность. Однако этого не произошло, и, по моему мнению, из-за отсутствия такого акта раскаяния РПЦ так и осталась осколком тоталитарной системы. Общество, по крайней мере, в 90-х годах, демократизировалось, а в Православной Церкви этого не произошло, и теперь она стала верным союзником Путина в демонтаже демократии в России, утверждении недемократической власти и проведении имперской международной политики.

– Имела ли какие-то практические последствия работа, проведенная следственной комиссией парламента, которую вы возглавляли?

– Президент Ельцин, ссылаясь, в частности, на роль КПСС, которую мы установили, в попытке государственного переворота 1991 года распустил на территории России оргструктуры Коммунистической партии Советского Союза.

А вот наши выводы относительно РПЦ не имели никакого практического последствия. Мало того, я считаю, что нашу комиссию распустили именно потому, что Патриарх Алексий II пришел к спикеру Руслану Хазбулатову и добился прекращения нашей работы еще до того, как комиссия исчерпала свои возможности… К сожалению, вместо раскаяния и очищения своей деятельности от сотрудничества с Лубянкой руководство РПЦ решило оставить все, как есть. И преемник Патриарха Алексия II идет по тому же пути.

Андрей Ганус, “Экспресс”

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий