В эти места своей машиной не ездят. Как и без проводника
Опубликовано:: Вт, Окт 7th, 2014

В эти места своей машиной не ездят. Как и без проводника

Рюкзак собираю срочно. В эти места своей машиной не ездят. Не потому, что машины жалко, а потому что могут расстрелять без предупреждения.

ато

Где сидят снайперы в зеленке, я узнаю только через 5 часов.

Откуда стреляют крупнокалиберные оружия, я узнаю через 7 часов.

Как близко к нам пришли силы врага, я узнаю следующее утро.

А пока просто пакую рюкзак…

Рюкзак, когда едешь гражданским транспортом, паковать крайне трудно. Во-первых, в него надо запихнуть бронежилет и каску. А между ними упаковать технику для съемки.

Доехать нужно до Курахово. Там меня встретит проводник.

Проводника я не искал. Он нашел меня сам. Через знакомых волонтеров. Я знаю только имя. При этом уверен, что оно не настоящее. Фамилию он мне не называет. Документов не показывает.

Встретились неделю назад ночью в кафе недалеко от моего дома в Запорожье.

– Он проверенный! – уверяют меня знакомые волонтеры. Знакомые настолько, что одного из трех видел лишь раз. Второй знакомый по Facebook. Третий – знакомый знакомого по Facebook.

– Ага, – говорю. – А что он возит и кому?

– Что? Не знаем. Но то, что не возят другие. Куда сказать не можем. Он даже нам не говорит. Но чувак проверенный. Очень помогает нашим на передовой. Он не палится, потому что сам донецкий… Я отвечаю залпом двухэтажного мата и кладу трубку.

Встречаюсь с ним. Заказываем зеленый чай. Витя начинает рассказывать свои планы.

– Я тебя не знаю, но видел материалы. Пайдьот. Так шо, едем завтра?

– Куда? – Спрашиваю я, пытаясь рассмотреть лицо нового знакомого. У меня не получается, потому что в кафе не слишком светло и единственный светильник находится за спиной Вити.

– Говори, едем или нет. Если готов – расскажу планы.

– Готов, готов, – говорю я, а про себя думаю: хорошо, что это знакомство происходит в Запорожье, а не в другом месте.

Дебальцево, оказывается, Вите не слишком интересно, у него другие задачи. Ему нужно попасть в отдельную, только ему известную военную часть. Авдеевка и Пески – вот наш маршрут.

– Да-да. Через два дня я буду готов выехать, – говорю я. – Только аккредитацию сделаю, документы в Киев отправлю, расскажу в редакции, куда и с кем еду…

– Я паспорт не дам. Мне аккредитация не надо, – говорит Витя, фамилии которого я не знаю…

На работе с этого рассказа сначала шутят, на второй день сомневаются, на третий день отговаривают меня ехать.

– Он тебя сепарам впарит! – Говорит коллега.

– Как это он не говорит фамилию? – Спрашивает второй.

– Можно я заберу твой ноут потом себе? – Пытается шутить третий.

– Пошел на х*й! С кем я пиво буду пить? – Очень неудачно шутит еще один коллега.

В результате, пока я в воинских частях, у волонтеров, у других проводников и коллег пытаюсь установить личность Вити, прошла неделя. В аэропорту обстановка ухудшилась постоянными обстрелами позиций украинских военных. За эту неделю страна узнала, что кроме людей рядом с нами живут прекрасные “киборги”, а место в Песках, куда мы собирались, оказывается закрытой точкой.

Витя в это время звонит ежедневно. Волонтеры, у которых я интересуюсь странным проводником, который, на минуточку, сам коренной дончанин, о нем только слышали. Краем уха. Не видел его никто. Я тоже, учитывая, что в кафе лампа светила в мое лицо.

…И вот я пакую рюкзак. Завтра я увижу этого самого проводника. Предварительно созваниваемся, чтобы уточнить маршрут. Сделать это не удается.

– Я тебя подхвачу в Красноармейске, – говорит Витя.

– Ок. А дальше куда?

– А дальше обсудим. Не телефонный разговор. Но маршрут интересный.

В редакции всем говорю, что чувак проверенный. Но не добавляю кем и как проверенный, я не знаю. Как и его фамилию.

Но мои документы переданы в штаб АТО, так в 4 утра одеваю теплую куртку и вешаю на спину 30-килограммовый рюкзак.

Еду на автовокзал. Билеты в Красноармейск раскуплены. Поэтому еду в Днепропетровск. Там в Красноармейск билеты тоже раскуплены и последний автобус отправляется без меня.

Звонит Витя.

– Планы меняются. Куда можешь доехать?

Я вижу автобус на Покровское, в котором есть места.

– Покровское.

– Там и встретимся.

Уже по дороге Витя звонит еще раз.

– Курахово. Еду туда. С Покровского есть автобусы. Билет я оплачу.

До меня доходит одна интересная вещь. Все это время мой проводник тоже меня проверял. И меня это немного успокаивает. Жду автобус на Курахово. Покупаю билет.

Доезжаем до блокпоста Правого сектора. Мужчин с вещами просят выйти на улицу. Ребята смотрят на мои берцы и потяганые черные брюки с боковыми карманами.

– Куда едешь? – Спрашивает у меня парень.

– Не знаю. Надеюсь в Пески, – протягиваю в паспорт удостоверение.

– Там наши “киборги” воюют. Привет ребятам. О! – Встречаю я неожиданную реакцию парня на мое удостоверение. – Я тебя знаю. Передай нашим привет. И удачи тебе. Проводник есть?

– Есть, – говорю я неуверенно, и в это время проводник мне звонит.

Отвечаю на звонок.

– Буду через час в Курахово.

– Нет, не надо. За 30 км до Курахово, за Константинополем есть поворот. Тебе туда.

– Как водителю объяснить, где остановить?

– Я на въезде в город буду ждать. Буду ехать за автобусом. За выездом попроси остановить.

– Ну ок, – отвечаю я, признаться, немного взволнованно. Эти шпионские игры мне не нравятся, но в редакцию я ежечасно отправляю смс-ки с последними координатами.

Встречаюсь с проводником. Уже обед. Солнце очень скоро садиться.

– Ну что, проверил меня?

– Нет. Не получилось.

– Я знаю. Но не бойся. Я до боевиков не въездной однако. Просто есть работа для волонтеров. Такая, которую не следует курить. Не переживай. Все ок будет. Куда едем?

– Ну, по маршруту.

– У нас его, как такового, нету. Завтра надо в Авдеевку попасть к ребятам. Сегодня руководи. Если хочешь – могу подсказать. Поехали на Первомайск и Пески. Первая линия обороны.

– Поехали…

Уже по дороге звоню знакомым в разные батальоны, узнаю, как лучше в Пески попасть. Проезжаем Карловку. Там мне перезванивают и говорят, что на первой линии стоит Днепр-1.

Уже перед Первомайском ребята из этого самого батальона показывают мне 7-килограммовые обломки “градов”, какими на днях их обстреляли. Отговаривают нас ехать дальше.

– Самим – ни в коем случае! Только с броней. Можете по быстрой. На ней ездить безопасно, более или менее.

Ребята идут показывать мне свой быт. Рассказывают, какая обстановка. Обстановка, оказывается, не очень.

Мы общаемся с ними о том, чего не существует. О перемирии. И я понимаю, что перемирие – это как дед Мороз. Однажды мы все узнаем, что его не существует. Но кто там дома, в троллейбусе, на базаре, в супермаркете или на футболе, будет верить? Пока не узнает кто под елку кладет подарки…

Возвращаемся с зеленки с бойцом. На блокпосту начинается движение. Все бегают. Оказывается, машину скорой мы пропустили.

– И вам, бл**ь повезло!!! По ней снайперы сепаров сработали! Вон с той фермы за холмом.

Зенитная установка начинает бить в место где засветился вражеский снайпер. До поселка Пески с отсюда – пару километров. Это – единственная дорога к аэропорту, которой можно поддерживать “киборгов”. Поэтому обстрелы здесь – обычное дело.

– Снайпера сняли. Но там есть раненый. Надо забрать, а у нас нет машины сейчас.

– Я повезу, – говорит мой проводник. Повторяю – это говорит МОЙ ПРОВОДНИК Витя. Тот самый, которого я неделю проверял и не смог проверить!

– Я с вами, – говорю.

– Да кто бы сомневался. Я тебя еще когда здесь увидел, понял, что ты йо****й – бьет меня по-дружески в плечо боец.

В машине он кричит на проводника, чтобы тот гнал быстрее. Еще быстрее. Наш автомобиль похож на самолет. Проскакиваем еще один блокпост и слышим выстрелы в небо.

– Стой, бл***ь!!! Проскочили!!! Там мины танковые!!!, – нервничает боец.

Мы делаем разворот и возвращаемся на пост, проскочили.

Ребята встречают нас с глазами, диаметром с тарелку для пирога.

– Вы че? Там же позиция врага. Через 700 метров. Там же… а вы кто?

Я объясняю, пока они пытаются разглядеть в грязном лице своего собрата. Общаюсь с Максимом, – командиром Днепра-1 на этой позиции. Договариваюсь, что буду ночевать здесь, с ними. Проводник возвращается на первый блокпост с бойцом. Не знаю, забрали ли они раненого. По-моему, забрали.

Ребята делают чай. Сидим, пьем. Рассказывают о быте.

– Вчера было тихо. Совсем тихо, – парень с позывным Граф рассматривает патроны для автомата. – Ну е-мое. Ну опять патроны 60-го года!

– Правда? – Не верю я.

– Смотри!

Граф и Макс, которого здесь называют “Адвокат”, демонстрируют мне на камеру патроны 60-го и 63-го года выпуска.

Слышим выстрелы. Я спрашиваю, не отсырели патроны?

– Молчи! – Перебивает меня Граф, – мужики, стреляют по нам!

Мы слышим выстрелы из пулеметов и автоматов. Совсем рядом бухают какие-то гранаты. Начинается наступление противника. Прямо во время интервью.

Ребята бегут на позиции…

Я сижу под столом, заменяю батарею в камере и протираю объектив от пыли.

Последующие часы будут страшными. Страшными для меня. Но не страшными для ребят, которые держат первую линию обороны в поселке Пески.

Продолжение следует…

Тарас Белка, журналист, Запорожье

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий