Бизнес в России – медведь, пытающийся играть в шахматы с миром
Опубликовано:: Сб, Май 2nd, 2015

Бизнес в России – медведь, пытающийся играть в шахматы с миром

О чем свидетельствует эволюция российского бизнеса

GeofKern00

Когда пять лет назад в разгар глобального финансового кризиса правительство США решило спасать ряд крупных банков, страховых и ипотечных компаний и производителей автомобилей, мир смотрел на действия американцев как минимум с удивлением. Компании, которые впоследствии назовут too big to fail («слишком большие, чтобы прогореть»), находились в частной собственности, поэтому их спасение государством никак не вписывалось в либеральную модель экономики, присущую Штатам. Зато в России крупный бизнес без государства не может прожить и дня. Оно занимается им, как малым ребенком, продвигает его на мировых рынках, «дружит» с владельцами, привлекает к отстаиванию своих геополитических интересов… И в то же время делает ему медвежью услугу, консервируя его архаичность и сдерживая развитие.

Российский бизнес – сырьевой

По данным Росстата, доля сырьевых товаров в общем экспорте с РФ в прошлом году составила 80-84%. Вывоз сырой нефти достиг 33%, природного газа – 13%, остальное приходилось на уголь, бензин, металлы, удобрения, зерно и др. Проблема России даже не в этих показателях, а в том, что специализация на сырье закреплялась за тамошним бизнесом на протяжении десятилетий. И делалось это целенаправленно с участием Кремля.

Сырьевая направленность, масштабность и зависимость от государства российского бизнеса делает его подобным неповоротливому медведю

Если сравнивать прошлогодние показатели с 1990-м, то окажется, что самостоятельно РФ удалось восстановить производство только в сырьевых отраслях (нефть, газ, химия, нефтехимия), да и то не во всех (растениеводство, животноводство, черную металлургию, нефтепереработку не полностью). Зато в восстановлении потенциала производителей конечной продукции или товаров с высокой добавленной стоимостью россияне достигли гораздо меньших успехов, хотя вложили немало ресурсов. Им удалось собственноручно замкнуть производственные циклы и полностью удовлетворить собственные потребности в выпуске стальных труб, грузовых и пассажирских вагонов и других видов продукции.

Особенно показательным является развитие ВПК. Солидная производственная база, полученная в наследство от СССР, и специфика ментальности руководителей Кремля позволили быстро восстановить статус РФ как крупного производителя оружия (хотя и здесь есть незаполненные пробелы). Россия занимает второе место среди мировых экспортеров последнего. Однако его вывоз в 2012 году (около $ 8 млрд) – лишь 1,5% общего товарного экспорта, мизер, который показывает отношение сырьевого и несырьевого бизнеса.

В других отраслях путь развития был тернистым. Яркий пример – производство легковых автомобилей. Хотя оно на 72% превышает показатели 1990 года, однако более половины составляют иномарки (Chevrolet, Toyota, Hyundai, Opel, KIA, BMW, Ford, Nissan и т.д.), производимые на специально созданных для этого мощностях.

Россия очень долго пыталась развить собственных автопроизводителей, обеспечивая им тепличные условия с помощью протекционизма и щедрого финансирования развития. Однако не деньги, а кадры стали препятствием. Когда оказалось, что качество автомобилей остается низким, из-за чего их покупают только из патриотических соображений или из-за ностальгии по СССР, Кремль решил пойти на кооперацию с мировыми производителями. Так, «Группа ГАЗ» создала совместное предприятие с американской General Motors, а французская Renault вошла в капитал и взялась развивать «АвтоВАЗ». Впоследствии оказалось, что и таким образом ничего сделать не удается, поэтому руководству РФ пришлось позволить стратегический вход (открытие производства) иностранных автопроизводителей в России.

В результате тот же «АвтоВАЗ» в прошлом году произвел 535 тыс. легковушек при мощности 900 тыс. Причем значительную часть выпущено на базе моделей Renault, а чисто российских комплектующих в автомобилях, которые сходят с конвейера, становится все меньше.

Кооперация с иностранными компаниями по продаже им долей в капитале или производственных площадок – причина рекордных объемов производства холодильников и морозильников (в России производят марки Indesit, Ariston, Bosch, Siemens, Beko, Electrolux и т.д.), а также электровозов (Alstom и ТМХ) и, вероятно, пассажирских вагонов. То есть фактически большинство товаров конечного потребления производит не российский бизнес, а иностранцы на территории РФ для удовлетворения огромного спроса, сформированного экспортом сырья. Что касается других отраслей, то большая часть собственно российских производств находятся в глубоком упадке, часто выпуская менее десятой части советских объемов. Их ждет или полное свертывание, или создание иностранцами мощностей, которые трудно будет назвать российским бизнесом. Статистика инвестиций подтверждает это, ведь за исключением нескольких лет перед кризисом 2008-2009-гг. вложения в основной капитал добывающей промышленности РФ превышали инвестиции в капитал перерабатывающей.

Бизнес РФ большой

Суммарная капитализация 50 крупнейших российских компаний, акциями которых торгуют на бирже (входящих в индекс Micex), на конец июня составила 29% ВВП страны в 2013 году. Это более высокий показатель, чем у китайских (23%), и это при том, что на сегодня российские бумаги очень дешевые, ведь отношение капитализации к прибыли (P / E) для Micex равна 5,4, а для китайского Shanghai Composite – 9, 8.

Можно апеллировать к тому, что капитализация полусотни крупнейших фирм США, Японии и Германии составляет соответственно 50%, 35% и 44% ВВП этих стран, однако коэффициент Р / Е для соответствующих индексов – 20, 27 и 23. Таким образом, значение 50 упомянутых компаний (если оценивать по доходам) для экономики России в два-четыре раза больше, чем в КНР, США, Японии и ФРГ. И это без учета значительного количества российских государственных корпораций, акции которых пока не торгуются на рынке, таких как Оборонпром, РЖД, Трансмашхолдинг и тому подобное. Излишне говорить, что масштаб не имеет ничего общего с инновациями: все мировые новаторские предприятия, например Google и Apple, начинались с малого. Поэтому масштабность российского бизнеса и государственный акцент на ней консервируют его отсталость.

В перечне 50 крупнейших публичных компаний доля сырьевого бизнеса по капитализации в РФ составляет 68%, а КНР – только 18%. Даже те новейшие компании, которые заняли первые места в течение последних лет («Дикси», ЛСР, «Магнит», ПИК, «М.Видео» и т.д.), работают преимущественно не в перерабатывающей промышленности, а в торговле и строительстве, которые удовлетворяют спрос, основанный на выручке от экспорта сырья. Если бы этого спроса не было, они бы не появились.

Российский бизнес государственный или находится под протекторатом государства

Несмотря на то, что 86% местных предприятий и организаций имеют частную форму собственности, РФ – типичная страна государственного капитализма. Государство предоставляет бизнесу дешевое финансирование и кредитует покупку иностранцами российской продукции, используя систему госбанков; инициирует отраслевые программы, выделяя под них огромные деньги из бюджета; выступает посредником во всех крупных сделках слияний и поглощений с иностранным бизнесом, фактически позволяя или запрещая их проводить. Примечательно, что бизнес Поднебесной также преимущественно государственный, но значительно успешнее, чем российский. Почему так? Потому что китайцы, оставляя собственность за государством, ставят на руководящие должности западных менеджеров, которым только запрещают воровать и ограничивают инвестиции за границу.

А Кремль не только не запрещает воровать (похоже, такая советская привычка сохранилась на всех уровнях российского общества), но и поощряет это (возьмите хотя бы список жителей элитных кварталов Лондона) и позволяет выводить капитал из России. Кроме того, Путин и компания используют деньги, которые зарабатывает бизнес, не для развития, а для обеспечения геополитического влияния, управляемого личными комплексами, сформированными в советское время.

Ни одна другая страна такого калибра не пытается занять в политическом плане более высокое место, чем предусматривает ее экономический потенциал. РФ идет наперекор своему учителю Марксу, который говорил, что политика – это лишь концентрированное выражение экономики. Она тратит огромные ресурсы на строительство политических воздушных замков, отказываясь от надлежащего развития бизнеса. Как отмечал Лешек Бальцерович, миллион частных лиц с сильными стимулами может изобрести гораздо больше, чем сотня чиновников на верхушке власти. Россия эту истину игнорирует, обрекая свой бизнес на деградацию.

Сырьевая направленность, масштабность и зависимость от государства российского бизнеса делают его похожим на неповоротливого медведя, который пытается играть в шахматы с остальным миром. Похоже, единственный способ не проиграть – сделать «китайскую ничью».

Любомир Шавалюк

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий