Пуповинная кровь – перспективная технология или опасность?
Опубликовано:: Пн, Авг 29th, 2016

Пуповинная кровь – перспективная технология или опасность?

Разговариваем с профессором Веславом Виктором Енджейчаком и акушеркой-гинекологом Натальей Тимовчак

n474-3

Современная медицина развивается. Появляются новые методики продления человеческой жизни. Однако такое развитие сопровождается также и разнообразными мифами. Особенно, если они связаны с табу, которые прививаются нам от рождения. Так, например, одним из фундаментальных табу являются дела, связанные с кровью. Если же это кровь новорожденного ребенка, получаемая из ее пуповины, то такие табу и связанные с ними мифы очень часто становятся непреодолимыми. Кровь, которая происходит от собственного ребенка, трудно принять за медицинский препарат, предмет, который отдается в распоряжение чужим людям без полного сведения, что с ним будет происходить позже. Поэтому многие предпочитают выбросить такую кровь как медицинские отходы, даже если бы иначе она могла спасти чью-то жизнь. Следует, однако, отметить, что и это табу в последнее время постепенно преодолевается и люди позволяют выполнять забор пуповинной крови своих новорожденных детей.

Об особенностях такой медицинской технологии мы будем говорить сегодня с руководителем Кафедры и Клиники гематологии, онкологии и внутренних болезней Центральной клинической больницы в Варшаве профессором Веславом Виктором Енджейчаком и акушеркой-гинекологом из Львова Натальей Тимовчак.

– Значит, я хотел бы начать с вопроса о том, чем является пуповинная кровь?

– Пуповинная кровь – это часть крови новорожденного ребенка, которая после его рождения остается в пуповине и плаценте. В этой крови много стволовых клеток, которые имеют такой же потенциал, как костный мозг или кроветворные клетки, полученные из периферической крови. В связи с этим данный материал может быть использован в трансплантации вместо костного мозга или клеток периферической крови.

– Чем обусловлено использование такой крови? С какой целью ее применяют?

– Здесь предлагаются три возможности использования. Во-первых, это использование крови, которая происходит от новорожденного ребенка, что не является родственником больного. Эта кровь доступна в так называемых публичных банках. Конечно, она должна быть подобрана, учитывая соответствие тканей. Вторая ситуация – это когда в семье уже есть ребенок, что, например, болеет лейкемией и нуждается в пересадке костного мозга, однако донор отсутствует. Притом мама в очередной раз забеременела. Тогда можно взять такую кровь [при рождении], и может оказаться, что она станет спасением для больного ребенка. Наконец, третий случай, прежде всего являющийся предметом коммерческой деятельности, заключается в сохранении собственной крови ребенка в случае использования в будущем, если бы этот ребенок имел заболевание, что потребовало бы имплантации кроветворных клеток. Следует сказать, что эта последняя возможность, которую коммерчески очень пропагандируют, не имеет научных подтверждений. Прежде всего потому, что вероятность заболевания, которое требовало бы такой пересадки, очень невелика. Это 1 шанс из 10 000, или 1 из 20 000. Но даже если бы что-то такое произошло, то следует сказать, что если речь идет об автологической имплантации у детей [то есть применение их собственной пуповинной крови], то сегодня она имеет очень ограниченные показания. Это, прежде всего, очень редкие, так называемые солидные опухоли, которые трудно лечить с помощью других методов. Или также это так называемые нейробластомы. Следовательно, вероятность, что когда-нибудь появится потребность использования собственной пуповинной крови, очень невелика. И таких процедур действительно, несмотря на сохранение в рамках этой системы нескольких миллионов единиц пуповинной крови, описано лишь несколько. Поэтому в этом случае подобная процедура очень эффективна и дорога.

– Значит, чаще всего пуповинная кровь используется иначе…

– Прежде всего, пуповинная кровь используется в случае отсутствия родства, когда больной не имеет взрослого донора костного мозга. Пуповинная кровь тогда имплантируется со значительно большей иммунной толерантностью, чем в случае костного мозга взрослого человека. Таких операций выполнено на свете уже несколько тысяч, из них половина завершилась хорошо, то есть выздоровлением больного, например, от острой лейкемии. Зато сейчас вторым потенциальным применением пуповинной крови является так называемая регенеративная медицина, то есть речь идет об использовании этой крови как источника других стволовых клеток, чем те, что нужны для кроветворения. Надо сказать, что на данный момент это утверждение полностью гипотетическое и на данный момент не существует никаких доказательств, что можно будет практически использовать. Хотя, конечно, это не исключено. Сейчас исследования в этой области продолжаются без каких-либо значимых практических выводов.

– Подытоживая это, можно сказать, что стоит отдавать пуповинную кровь новорожденных детей публичным банкам крови, чтобы спасать других людей. Однако хранение для самих доноров не имеет смысла. Не так ли?

– Нет смысла. Это просто вытягивание из людей денег. В конце концов, на эту тему существует официальное заключение Европейского Союза, например. В ЕС есть такой специальный консультативный орган президента ЕС, который называется Европейская группа по этике в науке и технологии – European Group for Ethics in Science and Technology. И они уже более 10 лет назад по заказу президента Андреотти приготовили экспертизу. Ее можно прочитать на английском и польском; не знаю, можно ли на украинском. Там подробно обсуждается не только то, что это не имеет смысла, но и почему – потому что это не имеет научного подтверждения.

– Расскажите, пожалуйста, о технологии забора такой крови. Потому что существуют мифы, что, например, такая процедура может быть опасной для новорожденного ребенка. Даже как забор костного мозга…

– Нет, она никоим образом не может быть опасной для ребенка, потому что начинается уже после того, как будет перерезана пуповина. Зато есть две техники забора такой крови: in utero и ex utero. Это, конечно, латинские слова. In utero – это тогда, когда плацента еще находится в матке. Ребенок уже родился и им занимаются акушерки и медицинские сестры. Но можно подождать рождения плаценты, только тогда ее расположить на специальном штативе и получить из нее кровь. Конечно, эта вторая процедура абсолютно никаким образом не угрожает, потому что тогда плацента с правовой точки зрения становится просто медицинским отходом. Поэтому никакой опасности здесь нет. Зато, если речь идет о заборе костного мозга, то, поскольку это происходит под общим наркозом, определенная опасность существует. Хотя, конечно, эта процедура связана только с одним или двумя днями пребывания в больнице. Зато забор стволовых клеток из периферической крови выполняется с помощью так называемого клеточного сепаратора, к которому подсоединяется донор. Одним катетером кровь течет от него к аппарату, где собираются стволовые клетки, а все остальные возвращается к донору через другую трубку. Это длится около трех часов, после чего он может отправиться домой.

Следует отметить, что подобная практика, связанная с пуповинной кровью, становится все более популярной в Польше. Каждая роженица может отдать пуповинную кровь своего новорожденного ребенка в так называемые публичные банки крови, что может спасти не одну жизнь. Хотя, конечно, может также сохранить ее для собственных нужд. Хотя мы уже услышали от профессора Енджейчака, что думают об этом специалисты. Подобная практика уже существует также и в Украине, где действует Украинский банк стволовых клеток, который является подразделением соответствующего польского банка.

Сама процедура проводится, в частности, во Львове, рассказывает акушер-гинеколог Наталья Тимовчак.

Антон Марчинский

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий