Что мы знаем про белорусский язык?
Опубликовано:: Чт, Фев 11th, 2016

Что мы знаем про белорусский язык?

Несмотря на то, что белорусы являются непосредственными соседями украинский и оба народа немало в своей истории пережили вместе, ни история северных соседей, ни их язык скорее не является предметом широкого интереса и глубокого знания в Украине. Скорее всего, это произошло из-за того, что белорусы, так же как и Украинцы, в течение нескольких последних веков должны были постоянно бороться за свою идентичность и язык. А при таких обстоятельствах, видимо, не каждый находит силу и мощь, чтобы посмотреть на другого, даже если это товарищ по несчастью.

С просьбой рассказать о белорусской культуре я обратился к профессор Нины Барщевский, заведующей Кафедрой белорусской филологии Варшавского университета и руководительницы Белорусской службы Польского радио. На этот раз мы будем говорить о языке, а в одной из следующих передач речь пойдет об идентичности белорусов. Конечно, эти измерения дополняют друг друга.

– Госпожа профессор, белорусский и украинский язык – вместе с российской – чаще всего относят к одной языковой группе – восточнославянской. Остальные же славянских языков принадлежат либо к западнославянской группы, или к южнославянской. В течение последних лет неоднократно появлялись мысли языковедов как в Украине и Беларуси, так и на Западе, что такое разделение не соответствует фактическому положению дел. Потому что, скажем, как украинский, так и белорусская лексически ближе к западнославянских языков, чем в российской и тому подобное. Как бы Вы это прокомментировали?

– Конечно, если речь идет о белорусский язык и об общей истории Беларуси и Украины – ведь когда-то даже земли современных Беларуси и Украины входили в состав одного государственного организма – я думаю, что эти связи очень близки. И они остаются близкими до сих пор. Поэтому всегда, когда белорусы ничего не говорят о соседний народ, о том, каковы Украинцы, то такие слова очень теплые. Зато исторически сложилось так, что Россия пыталась присваивать себе как белорусские земли и идентичность, так и украинские. Мы видим, что происходит, хотя бы, теперь. Если же речь идет о белорусский язык, то, конечно, существуют различные теории относительно, может, не столько происхождение, сколько определенного периода ее развития. Потому что есть определенные черты, которые свидетельствуют о том, что и белорусской, и украинской, и российской языке присуще полногласия. Зато другие черты уже не развивались так, что притворялись бы к формированию только и исключительно восточнославянской группы. Один из белорусских исследователей, Ян Станкевич, обнаружил 43 черты, среди которых лишь полногласия общее для этих народов. Еще 13 рис объединяет их всех с другими группами славянских языков – западно- и южнославянской. В свою очередь, остальные – смешанные и не существует ничего такого, чтобы можно было однозначно приписать всем этим языкам.

– К чему, следовательно, такое разделение на группы?

– Конечно, такое разделение на все три группы условно. Однако ни в западнославянской, ни в южнославянской группе никогда не шла о совместном развитии всех этих языков. Просто с праславянских языков выделились польский, чешский, и они были включены в соответствующую группу. Зато в случае белорусской, украинской и российской в истории их развития выделяется так называемая группа совместного развития. И если речь идет об этом, то, конечно, на сегодня уже мысли как белорусских, так и украинских ученых, которые ставят такой совместное развитие под сомнение. Среди белорусских исследователей, это, скажем, языковед Иван Крамко, который говорит определенно, что в группах южнославянских и западнославянских языков просто не было такого народа, который хотел бы навязать другим собственную гегемонию, так и не было такой совместной группы развития. В свою очередь, среди восточнославянских языков Россия была такой страной, пыталась навязать свою гегемонию. Поэтому в течение многих лет велась речь о том, что якобы был такой совместное развитие и только впоследствии из общего корни выделились белорусская и украинский языки. Зато, в Украине, например, Григорий Полторак утверждает, что это скорее был обратный процесс. Речь не шла о выделения из общих корней, только о консолидации определенных племен, земель в большие организмы, что привело к возникновению трех различных народов. То есть, это не так, что белорусы и Украинцы является младшими братьями, как это часто говорят, русских.

– Примеров таких заявлений достаточно.

– Впрочем, недавно, буквально пару дней назад в Беларуси представитель посольства был вызван в Министерство иностранных дел по словам одного из представителей «русского мира», который заявил, что белорусский язык имеет 90 лет. Не знаю, каким образом он это подсчитал. Конечно, если речь идет о языке, то это подтверждено не только белорусскими, но и западными языковедами. Например Пол Векслер выделяет следующие три этапа развития белорусского языка. Первый – это еще дописьмовий, когда дреговичи и кривичи консолидировались, формируя белорусский народ. Затем – начала письменного периода, когда продолжалась консолидация. И это уже время развития, когда мы имеем множество письменных документов, начиная с XV века. Итак, развитие белорусского языка длится значительно дольше, чем некоторые русские об этом говорят.

– Называя ее, как и в случае украинского, только диалектом русского или великорусского языка …

– Конечно, в истории на протяжении многих лет предпринимались попытки вписання белорусских говоров к числу говоров русского языка. И это происходило, так сказать, синусоидально, поскольку в начале ХХ века исследователи, которые входили в Московской диалектологической комиссии, занимавшейся исследованием белорусских говоров, обращали внимание на их отличие от русского языка, и подчеркивали, что они свидетельствуют о существовании отдельного языка. Зато позже, уже при советской власти, конечно, были попытки поставить под сомнение эти более ранние предположения. Так же, как и попытки поставить под сомнение более ранних карт. Потому что, скажем, карты конца XVIII века, на которых изображены ареал белорусского языка и, таким образом, белорусского народа – ведь раньше национальность определялась именно на основе языка – свидетельствовали о том, что земли Брянщины, Смоленщины и Псковщины к этому этнического белорусского ареала входили. Имейте надежду, что, однако, в будущем такие научные теории вернутся и будут признаны в противовес этим псевдонаучным или идеологическим, которые призваны подчинить белорусский и украинский народы и засвидетельствовать превосходство русского народа. В конце концов, здесь стоит даже вспомнить о вопросах терминологии. Потому что, скажем, сам прилагательное «русский» – «русский» – происходит от Руси, а не от России. Так что здесь неоднократно, меняя определенную терминологию, манипулировали человеческими представлениями, говоря, что все три нации – и русские, и белорусы, и Украинцы – имеют общие корни.

– Наверное, если речь идет о таком общий элемент, который формировал эти три языка, то им была церковно-славянский язык и весь корпус церковных текстов, там функционировали. Речь идет, однако, не о совместном этнические корни, а о совместной конфессию, православия, влияло на формирование литературных языков. У западных славян таких выразительных тенденций общего развития языков нет в том числе и потому, что там функции сакрального языка выполняла латынь, весьма далека от них всех.

– Конечно. Но более поздние тексты, их переводы на эти разные языки тоже существовали. Скажем, в случае белорусских земель очень большую роль играет Франтишек Скорина и его перевод Библии 1517. То есть на белорусских землях книгопечатание начинает развиваться на какие-то 20 лет спустя после того, как оно очень интенсивно развивается в Западной Европе. Хотя в последнее время все чаще вспоминают о типографии Фиоль, находившейся в Кракове и печатала кириллические тексты. Это был конец XV века, следовательно, еще раньше Франтишека Скорину. Затем был чрезвычайно интенсивный печатный движение на современных белорусских и украинских землях, которые тогда входили в состав Великого княжества Литовского. Или даже в Польше – в таких городах, как Супрасль или Заблудов, где существовали типографии. Более того, печатники, которые создавали такие типографии на современных белорусских или украинских землях, помогали также учреждать такие типографии в Москве. Откуда, в конце концов, они были изгнаны, потому что местные назвали их колдунами, ведь там печатное слово еще не было известно, тогда как в Великом княжестве Литовском все это интенсивно развивалось. Итак, здесь мы можем назвать определенное преимущество, если речь идет о развитии культуры, о развитии печатництва по сравнению с московскими землями.

Разместил

Андрон Креп -

Постинг и поддержка сайта/

Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий