Эксперты: после Революции Достоинства взятки берут чаще и больше
Опубликовано:: Ср, Апр 1st, 2015

Эксперты: после Революции Достоинства взятки берут чаще и больше

Эксперты авторитетной международной организации по противодействию коррупции утверждают, что после революции взятки берут чаще и больше

65747

Год назад на улицах наших городов появились плакаты: “Не давай взяток! Небесная сотня умирала не ради этого”. Такие плакаты уже давно исчезли. А взятки… Иногда, когда читаешь новости, кажется, что более важного дела, чем дать или взять взятку, в Украине нет. Новости о взяточничестве заполонили информационное пространство. Кажется, берут все и за все. Или это не так?

И есть подтверждение. Эксперты “Transparency International” изучали реальное положение вещей и опрашивали рядовых граждан, чтобы узнать их отношение к этому явлению. И оказалось, что среди 178 стран мира мы плетемся почти в хвосте: 144 строка свидетельствует о том, что старые коррупционные схемы не сломаны, а чиновники успели выстроить еще и новые. И хуже всего, что более 60% простых украинцев и дальше дают взятки и не видят ничего плохого в том, чтобы решить тот или иной вопрос “полюбовно”.

В условиях войны и инфляции, предупреждают западные эксперты, это катастрофа для страны. Мы сами топим лодку, в которой хотим плыть в Европу.

Но почему упорно не хотим понимать этого? И что мешает нам раз и навсегда поставить на место алчных коррупционеров и начать, наконец, жить только честно, по закону?

Эту ситуацию мы обсудили с Виталием Шабуниным, председателем правления Центра противодействия коррупции, Алексеем Хмарою, исполнительным директором “Transparency International Украина”, и социальным психологом Евгением Антоновым, членом Европейской ассоциации психологов и психотерапевтов.

– Каковы основные особенности украинского взяточничества? Как их можно описать?

Е. Антонов:

– Напишите “от рождения до смерти”. Уже в роддоме за новорожденного украинские родители вынуждены платить “благодарность” врачу и акушерке – чаще всего негласно установленную в учреждении “таксу”. Ребенок подрастает – и, чтобы обойти огромную очередь в детсад, родители снова платят. В школе ребенок видит регулярные подношения учителям к каждому празднику и нередко сама “дарит” конфеты, духи или что-то другое. На первом курсе вуза инициативный староста группы безапелляционно объявляет, какому преподавателю и сколько надо платить за экзамен или зачет. И почти ни у кого из спудеев это не вызывает возмущения или удивления. И так далее – вся жизнь. От шоколадки за справку паспортистке жэка или медсестре до немаленьких сумм военкому, налоговому инспектору, таможеннику, нотариусу, судье… И даже за место на кладбище нередко приходится платить “благодарность”! Мы привыкли так жить, и, сколько бы ни жаловались на негодяев-рвачей, нам удобно решать проблемы именно таким образом.

А. Хмара:

– Нельзя сказать, что в высокоразвитых странах не берут взяток. Но мы умудрились выстроить незыблемую монолитную систему. Наша коррупция – вертикальная пирамида, в которой неразрывно связаны чиновники низкого и высокого ранга, политики, судьи. Наша коррупция, в отличие от западной, аффилированная. То есть один чиновник может обогатиться на несколько миллионов в день. Потому что он способен влиять на деятельность сотен предпринимателей, не выходя из своего кабинета и будто не вмешиваясь в дело: это сделают его подчиненные на низших уровнях. А он лишь перераспределит общественные ресурсы на круг заинтересованных лиц.

Схема работает хитро и так четко, что и концов не найдешь. И доказать, к кому именно ведет ниточка и в чьих карманах оседают крупные капиталы, бывает почти невозможно. Собственно возможность злоупотреблять своим служебным положением в личных интересах и для обогащения аффилированных лиц – это “позвоночник” нашей коррупции, который трудно переломить.

– Изменилось ли что-то с приходом новой власти?

В. Шабунин:

– Есть положительный момент: государство перестало быть “пылесосом”, который высасывал деньги из бюджета в интересах «семьи». Потому что вертикаль, которую выстроила предыдущая власть, упала. Но подчеркиваю: упала сама, по объективным причинам (побег Януковича и его соратников, война на Донбассе), а не была уничтожена усилиями правоохранителей, прокуратуры, новых политиков. При этом очень много схем все еще работают на уровне ведомств, областей, конкретных лиц. То есть тотальная коррупция никуда не делась, и в целом за этот год борьба с коррупцией на государственном уровне провалена.

– Не могут или не хотят? Можете это объяснить на конкретных примерах?

– Скорее не хотят, потому что имеют материальную заинтересованность. У меня много вопросов к Генеральной прокуратуре. Например, почему не арестовали по горячим следам недвижимость и капиталы экс-министров Захарченко, Ставицкого, Злочевского и многих других? Когда открыли реестры, мы обнаружили, что их собственность уже неоднократно сменила владельцев. То есть людям просто дали время все уладить. Я также считаю, что генпрокурор и его команда просто “слили” западные санкции против фигурантов “семьи” Януковича, Иванющенко, Портнова. Потому что за год (!) не смогли собрать доказательств противоправной деятельности, чтобы предъявить западным партнерам. И это не удивительно, учитывая, что один заместитель прокурора “заработал” на несколько квартир и земельных участков, а другой получил “подарки” и “выигрыши” на шесть миллионов долларов за последний год. То есть в прокуратуре берут, как и брали, особо не скрываясь.

И вопрос к премьеру Яценюку, который плачется, что нет денег на антикоррупционную реформу. Но как раз эта реформа и не требует колоссальных затрат от государства, ведь она не предусматривает финансирование тех или иных учреждений! Нужно лишь желание, а его премьер не демонстрирует. Зато нередко его Кабмин подает в парламент законопроекты, которые априори содержат огромные возможности для коррупции. Таким, например, был законопроект о госзакупках. Или поправки к закону о лекарственных препаратах от фармацевтической мафии, которые мы с огромным трудом отклонили.

Есть вопрос и к Президенту Порошенко лично. Почему ни один высокопоставленный чиновник-коррупционер до сих пор не предстал перед судом? Почему, взяв вопрос под личный контроль, он все же позволил “семьи” Януковича выводить активы из банков? Почему массово закрывают и не доводят до суда уголовные дела в отношении высокопоставленных чиновников-взяточников? Ведь подумайте: и генпрокурор, и глава СБУ, и парламентское большинство – это люди Президента. Почему такая сила не может сделать элементарного: посадить взяточников? Не хотят! Или, например, вопрос: зачем нам Национальное антикоррупционное бюро, если оно начинает что-то делать только под давлением общественных организаций? И почему ряд ключевых вопросов решает не это бюро, а их надо согласовывать с Администрацией Президента?

Хуже всего, что те же вопросы задают нам представители международных финансовых фондов и организаций. Они открыто спрашивают: “Ваш Президент говорит правильные слова, но где результат?» И это действительно стыдно, потому что мы выступаем посмешищем в глазах западных партнеров, которые готовы нам помогать, но с условием, что мы не будем разворовывать эту помощь.

А. Хмара:

– Согласен с этим, потому что западные инвесторы открыто заявляют, что именно уровень коррупции является препятствием для увеличения инвестиций. Никто не хочет вкладывать деньги в страну, которая за год не поднялась, а на строку опустилась в рейтинге противодействия коррупции. И стыдно, что это произошло после Революции Достоинства, после гибели людей, вышедших против бандитов и воров. Позорно, но Украина остается в группе повышенного риска, находясь в рейтинге на одном уровне с Камеруном, Ираном, Нигерией, Центральной Африканской Республикой и Папуа-Новой Гвинеей! Исследование показывает, что при новой власти чиновники чаще и в больших размерах требуют взятки от представителей бизнеса. В государстве ухудшаются условия предпринимательской деятельности и общие условия жизни тоже.

– Но готовы ли простые граждане жить честно и не решать каждый вопрос “за благодарность”?

– По данным исследования, более двух третей украинцев готовы протестовать против коррупции. Это положительный момент. Но в то же время 60% признаются, что дают взятки. Парадокс!

– А кому дают чаще всего?

– По нашим данным, чаще всего давать взятки гражданам Украины приходилось правоохранительным органам – 49%, медицинским учреждениям – 41%, образовательным учреждениям – 33%. И еще 64% из тех, кто имел дело с судьями, тоже платили.

Е. Антонов:

– На самом деле это страшные числа. Поскольку малая, бытовая коррупция страшна своими последствиями. Ее угроза заключается не в масштабах грязных денег, а в разрушительных изменениях сознания. Так, люди боятся, что, дав взятку, они не решат свой вопрос. Что чиновник, в чьих руках дело, сознательно будет тормозить его рассмотрение или предоставит не так, как нужно, решения. И люди даже не хотят понимать, что на самом деле все в их руках, что не надо бояться этого хапуги! Ведь, если все честно, если документы в порядке, есть законы, определенные процедуры, которые чиновник не имеет права нарушать. А требует “благодарность” – в суд его! То есть мы должны не просто не давать, но и сообщать о случаях вымогательства, злоупотребления. Это сделает один, второй, третий – и еще десять присоединятся. Потому что будут видеть: это действительно выход, это работает. И лучше жить по закону и не платить, чем тратить свои средства на обогащение негодяя. Надо преодолевать этот страх.

Я бы хотел обратить внимание на рейтинг наименее коррумпированных стран. В первой шестерке – Дания, Новая Зеландия, Финляндия, Швеция, Норвегия и Сингапур. Задумайтесь: это небольшие, но богатые страны. И, к слову, Дания и Швеция возглавляют еще один рейтинг – “счастливые страны мира”. То есть люди счастливые там, где можно жить хорошо и быть честным! А по Сингапуру, то это вообще парадокс. В момент обретения независимости, в 1965-м, это была самая коррумпированная страна мира – государство бандитов и казнокрадов. Но их антикоррупционное бюро работало на совесть, в народе его даже называли “Бюро расследований заразной жадности”. Пожизненные приговоры большим коррупционерам, конфискация имущества и тюрьма за подарки, огромные штрафы за отдых даже на недорогих курортах за государственные средства, наказание штрафами и тюрьмой как взяточника, так и того, кто дает взятку, – все это дало превосходные результаты уже через несколько лет. И не верьте тем, кто говорит: чтобы искоренить коррупцию, надо, чтобы сменились два поколения. Я уверен, что мы тоже сделаем это достаточно быстро.

В. Шабунин:

– По моему мнению, рецепт борьбы с коррупцией прост. Прежде всего каждый взяточник должен знать, что его строго накажут и он будет сидеть в тюрьме. А перед этим конфискуют все его имущество и пожизненно запретят работать в государственных органах. Но пока не сидит ни один крупный коррупционер, кто будет бояться наказания?! Нынешние чиновники смотрят на все это и думают: почему же не брать? Максимум, чем я рискую, так это выговором или увольнением с работы. Но разве трудно найти такое же теплое место?

Что меня радует – чиновники уже понимают, что без эффективной борьбы с коррупцией не будет денег МВФ, Всемирного банка, ЕБРР, ЕС, США. А это полный крах экономики и новые социальные протесты. А куда побегут наши нынешние чиновники, если народ дойдет до отчаяния? В Европе и США их не ждут, в России – тоже. Неужели в Зимбабве?

Ирина Львова

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий