Украине угрожает дефолт, но так ли он страшен?
Опубликовано:: Пн, Май 4th, 2015

Украине угрожает дефолт, но так ли он страшен?

До конца года мы должны отдать внешним кредиторам еще около 1 000 0000 000 долларов

7b35b204043f81ef28c1ca590a8940f7

Конечно, таких денег у нас нет. Золотовалютные резервы незначительны и те сформированы из кредитов МВФ. В марте уровень промышленного производства снизился на 21%, а ВВП в первом квартале – на 15% в годовом измерении.

Сумма следующих траншей МВФ (если, конечно, они будут) до конца года не сможет покрыть дефицита в валюте для выплат по еврооблигациям. Поэтому правительство начало нелегкие переговоры с инвесторами о реструктуризации внешних долгов. Кабмин предлагает зарубежным кредиторам списать 50% части основного долга, но инвесторы на такое условие пока не соглашаются.

Какая вероятность, что Украина может объявить дефолт в этом году? Что это будет означать для государства и для каждого из нас в отдельности? Часто ли страны становились банкротами?

К разговору на эту тему приглашаем Александра Савченко, ректора Международного института бизнеса, Станислава Дубко, генерального директора Украинского кредитно-рейтингового агентства (UCRA), Евгения Пенцака, преподавателя финансов и риск-менеджмента Киево-Могилянской академии, и Александра Гончарова, директора Института развития экономики Украина.

– Какой сценарий для нас наиболее вероятный? Может ли Украина объявить дефолт? Что это такое?

С. Дубко:

– Дефолт означает невыплату по долгам. А суверенный дефолт – результат непогашения долговых обязательств страны.

О. Савченко:

– Если не удастся договориться о пролонгации долгов, то в этом надо обслуживать все долги, кроме долга России. А ей выдвинуть встречный иск и выиграть в судах дело на сумму более 3 млрд долларов и взаимозачетом погасить эту сумму.

Нам ни в коем случае нельзя объявлять дефолт. Потому что если это сделаем, то, как минимум три года не увидим новых инвесторов. И еще будет дальнейшая девальвация гривны.

– До какого уровня?

– Как правило, после дефолтов национальная валюта обесценивается на 50%. На столько же растут и цены. Потому что страна становится такой, с которой никто не хочет работать и брать на себя хоть какие-то риски, включая торговые. Торговые риски – это наши операции по обслуживанию торгового оборота. Он также упадет после того, как объявим о банкротстве.

Вред от дефолта значительно больше, чем потеря золотовалютных резервов. Потому что нас еще два-три года будет после него трясти. И это на фоне войны.

Многое зависит от того, как будут работать правительство и НБУ. Пока они работают плохо, потому что не помогают генерировать валютный доход.

С. Дубко:

– Для правительства, допустившего дефолт, это означает крах политики, потерю репутации, долгосрочные ограничения в доступе на рынки капитала.

Что касается населения, то для него дефолт, вызванный внешними долгами, прямой угрозы не представляет, но обостяет негативные экономические тренды, а, следовательно, ухудшает благосостояние.

Е. Пенцак:

– Дефолт не страшен для рядовых украинцев населения, привыкших не зависеть от государства, иными словами для работников не бюджетной сферы. Однако для страны он означает паралич бизнеса на время, отсутствие внешнего инвестирования, возможность голодных бунтов и полного перераспределения капитала в стране, дальнейшую аннексию украинских территорий.

– Часто ли страны объявляли дефолт?

С. Дубко:

– Дефолт, как правило, допускают страны Третьего мира, которые пока не пришли к процветанию. С начала 80-х годов до 1998-го суверенных дефолтов зафиксировано не было. Ухудшение мировой экономической конъюнктуры в конце 90-х годов прошлого века и азиатский кризис привели к ряду дефолтов в 1998-2000 годах.

По данным рейтингового агентства “Moods”, начиная с 1998 года, страны более 19 раз объявляли дефолт. Среди них – Россия, Украина, Молдова, Ямайка, Греция и т.д.

– Так, может, все же объявить дефолт? Это могло бы стать отправной точкой для будущего экономического роста?

– В случае объявления дефолта быстрого возврата к предыдущим позициям вряд ли стоит ожидать. Причин здесь несколько. Основные – отсутствие эффективных реформ для усиления защиты инвесторов и непредсказуемость течения военного конфликта на востоке страны.

О. Гончаров:

– А вот мне кажется, более грамотно было бы объявить в Украине дефолт и в дальнейшем плавно девальвировать национальную валюту. Можно здесь учесть опыт Аргентины, в 2014 году объявившей дефолт дважды в течение тринадцати лет.

Интересно, что в 2014 году Аргентина могла выплатить 1 330 000 000 долларов хедж-фондам. Однако правительство подумало, что такой шаг может быть опасным прецедентом, потому что после этого могут поступить счета и от остальных кредиторов, которые не согласны с условиями реструктуризации государственного долга. Я считаю, что это пример борьбы за каждое аргентиськое песо.

– То есть не так страшен дефолт, как его малюют?

Дефолты суверенных государств в настоящее время не является каким-то исключением, это даже скорее правило.

Леся Ясинчук, “Экспресс”

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Отображается 1 комментарий
Вы написали
  1. Серж:

    Вот она жлобская натура во всей красе: взять в долг и не отдать.

Оставьте комментарий