Квятковская-Москалевич: Украинцы уникальны умением смеяться сквозь слезы
Опубликовано:: Пн, Апр 11th, 2016

Квятковская-Москалевич: Украинцы уникальны умением смеяться сквозь слезы

Об украинских надеждах и разочарованиях, а также о привычке жить без государства Катажина Квятковская-Москалевич написала книгу «Убить дракона».

9bd38c84-e023-4b9b-aedc-4911c2dbbd0e.file

В пьесе Евгения Шварца «Дракон» печальноизвестный тиран поучает Ланцелота – каждый, кто убивает дракона, сам становится драконом. Фраза «убить дракона» – это предостережение, пророчество, проклятие. «Убить дракона» – это название книги польськой журналистки Катажины Квятковськой-Москалевич, у которой через людские истории представлена хроника политично-общественных изменений змін в Украине от Помаранчевой революції до войни на Донбассе.

«Убить дракона» – это не просто история, которая менялась в Украине в период между Оранжевой революцией и Евромайданом, это рассказ, сотканный из рассказов о жизни украинцев, которые волей-неволей испытывали эти политические изменения. Рассказы, которые в первую очередь вызывают у читателя грусть – из-за одиночества героев, равнодушиягосударства, отсутствия надежды на справедливость. С какими эмоциями писался этот текст?

– С разными эмоциями. Эта книга вообще является результатом более чем десятилетнего наблюдения за Украиной. Впервые я поехала в Украину перед Оранжевой революцией, потом был такой период, что я в Украине жила, училась в Харькове. Последний раз посетила Киев уже после начала войны на Донбассе. Так что украинские события вызвали и вызывают у меня широкую гамму эмоций. Но книга действительно вышла в темных тонах. Меня всегда интересовали отношения на линии государство-гражданин и государство-общество. В случае украинцев, еще задолго до Революции Достоинства, я решила написать историю, как люди живут в стране фактически без государства, то есть без институтов и механизмов, которые должны обеспечивать им защиту и соблюдение справедливости. Характерная черта украинского общества – люди бегут от государства. Например, я была поражена, когда знакомые рассказывали, что они никогда не открывают двери милиционерам. Мол, они еще хуже, чем бандиты. Люди, которые знают свои права, боятся милиции, боятся государства! История Украины – это история потери доверия к государственным институтам.

Если речь идет об эмоциях от книги, то для меня это – грусть, но если речь идет о логических выводах, то это – в Украине нельзя жить вне политики. Ты можешь не интересоваться, какие законы принимает Верховная Рада, можешь не ходить на митинги, но это не гарантия, что меандры политики не окажут влияния на твою жизнь. Как, например, героиня книги, владелица квартиры в центре Киева, которая едва не осталась без крыши над головой, когда жилье понравилось одиному из депутатов.

– Я вообще считаю, что вся общественная жизнь является политической. Если поляки или украинцы, или другие люди говорят, что политика их не интересует, то они очень наивно оценивают реальность. «Если ты не интересуешься политикой, она заинтересуется тобой», – я впервые услышала эту фразу в Беларуси, но, думаю, она подходит к каждой стране. В Украине политика и недостаток определенных изменений в ней напоминают о себе везде: через коррумпированные суды, продажных силовиков, равнодушные местные власти. Ты можешь не знать, кто является премьером, но как только встречаешься с государствеными структурами – политика тебя настигает.

Украинская политика, безусловно, является более динамичной, чем российская или белорусская. И украинцы имеют другую историю выступлений против власти. А чем еще украинцы отличаются от других жителей постсоветского пространства?

– Я не только путешествовала, я жила в России и Беларуси. И что меня всегда поражало в Украине, это умение украинцев смеяться сквозь слезы. Украинцы, драматические истории которых я описала, все равно ищут какого-то света в конце тоннеля. Помню Врадиевка, где местные страдали из-за бандитского заговора милиционеров, однако шутили, кто главный на акции протеста. Даже когда ситуация развивается трагически, украинские люди умеют придавать ей нотку комичности. Поскольку в России и Беларуси, если уж дела идут плохо, то вокруг только архипелаг грусти. Мне очень нравится украинская самоирония. Этого, кстати, очень не хватает не только вашим восточным соседям, но и полякам.

В книге хорошо прослеживается образ украинского антигероя: это грубый милиционер, коррумпированный судья, хамоватый депутат-преступник. А кто является украинским героем?

– Вы знаете что – люди! Как бы это банально ни звучало. Для меня украинские герои – это та часть общества, которая не желает поддаваться, это те, кто вышел на Майдан. Но жизнь не черно-белая, где можно провести границу между героями и антигероями. В книге есть история политтехнолога: сначала он с большими надеждами поддерживал Ющенко, потом разочаровался и работал на регионалов, в конце концов на заработанные средства открыл курсы, на которых рассказывает о европейских ценностях и как делается политика в демократических странах в надежде, что когда-то в Украине это будет возможным. Герои – это волонтеры, которые после Евромайдана помогали семьям Небесной сотни, пытались предотвратить аннексию Крыма и войну на Донбассе. Но многим из них эта деятельность, в которой они фактически заменили государство, в какой-то момент стала не под силу. Я не смотрю на украинских героев через розовые очки, усталость и разочарование – это такие же части их историй, как и мужество и надежда.

Из «Убить дракона» польский читатель может узнать о зверствах украинской милиции, безнаказанности депутатов, черном рынке торговли человеческими органами, беспомощности семей, чьи родные попали в плен террористов на Востоке. При написании этих очерков было ощущение, что такое происходит только в Украине, что в Польше такие события просто не могли бы иметь места?

– Скорее наоборот – чем дальше я писала эту книгу, тем больше чувствовала, что пишу о Польше. «Убить дракона» – это рассказ о том, как портится государство и как из-за этого страдают граждане. И что моя родная страна тоже от таких сценариев не застрахована. Последний год я прожила в Швейцарии, теперь живу в Штатах, и должна сказать – Польша до сих пор является ближе к Украине, чем к старым западным демократиям. То, что сейчас происходит на Востоке Украины и в Крыму, нельзя было себе представить несколько лет назад! Поэтому, когда слышу о черных сценариях для Польши, я уже не говорю – так никогда не будет, только – чтобы не случилось. События в Украине – это лекция и для стран, которые прошли трансформацию, демократическое государство и мир – это не данность, за них все время надо бороться и быть бдительными, когда что-то начинает портиться.

Для меня «Убить дракона» это, пожалуй, самая трогательная история потерянных возможностей после Оранжевой революции. Можно сказать, что сейчас украинское общество лучше использует второй шанс, который ему дал Евромайдан?

– Я думала над этим и пока не могу ответить. В книге есть история ребят из «Правого сектора», которые в 2014-м поверили, что это их миссия изменить это государство, идея привела их на восток, где они погибли, замученные в подвалах Славянска. С другой стороны, нельзя утверждать, что в Украине не происходят изменения, реформ нет. Мне кажется, что над украинской властью тяготеет это проклятие, что она, убивая дракона, сама становится тем драконом. Это не значит, что надо выбрать белорусский вариант и молча смириться с судьбой. Украинцы на Майдане в 2013-м реализовали свое гражданское право – протестовали против власти, которая нарушала закон.

О власти, которая сама становится драконом – а не может быть так, что сбываются только те пророчества, в которые мы сами верим? Порой кажется, что украинцы легко верят не в лучшие, а в худшие сценарии, и соглашаются с ними.

– Наверное, да, но это жизнь научила их так себя вести. Люди в Украине очень измучены тем, что они должны сами о себе заботиться, и не мечтая о помощи со стороны государства. Помню, как уже после побега Януковича я приехала в Киев, в центре было много снега. И элегантные женщины, и степенные мужчины осторожно передвигались по узким тропинкам, потому что улица была вымощена неубранным льдом. И это хорошая метафора украинского государства: тротуар есть, но ходить нельзя, потому что власть не позаботилась, чтобы его расчистить. Зато ты должен сам вытоптать себе узкую тропу с риском поскользнуться. Но идешь, идешь вперед.

А если бы поехали в Украину со своим ребенком, что бы хотели ему показать?

– Прежде всего – сердечность украинцев. Я когда-то вела блог об Украине, и все время получала комментарии – бандеровцы, убийцы, они ненавидят поляков. Мне жаль людей, которые это пишут, потому что в жизни не видела таких гостеприимных людей как украинцы и не чувствовала такой симпатии к своей родине. Ребенку я бы хотела показать красоту Украины, красоту ее людей. Нетрудно быть хорошим, когда обстоятельства этому способствуют. Но когда жизнь лишена комфорта, не хватает денег, поддержки государства, а ты все равно сердечно относишься к другим, даже незнакомцам – это тоже своего рода героизм. В этом есть надежда.

Книгу я завершила оптимистичным акцентом, историей Ирины Довгань, над которой сепаратисты в Донецке издевались только потому, что она поддерживала Украину. Очень хорошая женщина, и очень сильная. Она баллотировалась в парламент, но ее не выбрали. После Ирине предлагали вернуться к старой специальности косметолога. Однако она сказала – я уже не косметолог, я политик. Украинцы имеют замечательных людей, у них есть шанс сделать так, чтобы те, кто придет к власти, уже не были обречены стать новым драконом.

Елена Бабакова

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий