Что имел ввиду Бжезинский, говоря о "финляндизации" Украины
Опубликовано:: Пн, Апр 6th, 2015

Что имел ввиду Бжезинский, говоря о “финляндизации” Украины

Известный геостратег вновь предложил завершить конфликт в Украине, проведя ее “финляндизацию”

8880

Такой рецепт для нашего государства Збигнев Бжезинский, бывший советник президента США по вопросам безопасности, один из самых влиятельных геостратегов мира, обнародовал на форуме, который организовал Немецкий фонд Маршалла в Брюсселе.

“Действовать надо так, как в ситуации с Финляндией после Второй мировой войны. То есть не путем одностороннего решения, когда Украина интегрируется с Западом, становится частью ЕС и НАТО, а Россия становится скомпрометированной и должна отступать. Это не тот способ, которым можно решить проблему, избежав очень серьезного конфликта. Если дойдет до конфликта Запада с Россией, то Запад будет иметь преимущество, но результаты конфликта могут быть “очень серьезными”, – убеждал присутствующих Бжезинский.

Именно поэтому, по его мнению, некоторые конфликты лучше “замораживать”, чтобы не возникало эскалации, которая “угрожает не только его участникам, но и союзникам”.

Концепцию “финляндизации” Украины рассматриваем с директором Института политического анализа и международных исследований Сергеем Толстовым и директором Центра политического маркетинга Василий Стоякиным.

– Что имел в виду Збигнев Бжезинский, говоря о “финляндизации”?

С. Толстов:

– Так принято называть ограничения свободы государства преимущественно во внешней политике (например, вынужденный нейтралитет) и в меньшей степени во внутренней политике одного государства другим. Название происходит от характера отношений между Финляндией и СССР в течение 1944-1989 гг. Все эти годы Финляндия не вступала в военно-политический блок НАТО, а также вынуждена была отказаться от экономической помощи, которую США оказывали странам послевоенной Европы, готовым ориентироваться на Вашингтон (План Маршалла).

В случае с Украиной речь идет, прежде всего, об отказе от членства в ЕС и НАТО. Именно об этом говорит Бжезинский, когда замечает, в частности, что интеграция Украины с Западом не является решением проблемы.

– Почему Запад так боится продолжения противостояния с Россией, в котором вроде имеет очевидное преимущество?

В. Стоякин:

– Всякий конфликт наносит обеим сторонам очень большие убытки. Даже вялое противостояние Запада с Россией – экономические санкции – обернулось многомиллиардными потерями для ЕС. А военный конфликт, особенно с участием США, грозит риском использования ядерного оружия. Понятно, что последствия такого развития событий могли бы стать сокрушительными для западной цивилизации.

Но и война в Украине тревожит Запад. Недаром Збигнев Бжезинский говорит, что эскалация конфликта “угрожает не только его участникам, но и союзникам”. Каким образом? Все просто. Дело в том, что на территории нашего государства ядерные электростанции. И теракт или случайное попадание ракеты в них могло бы обернуться экологической катастрофой, которая затронет Европу. Перебитые газо- и нефтепроводы вызвали бы проблемы с поставками российских энергоносителей в европейские государства. А гуманитарная катастрофа в несколько миллионной стране в результате полномасштабной войны может стать столь значительной, что в условиях современных мировых отношений Запад не способен будет оставаться не вовлеченным в эту войну.

– Можно ли считать это публичное выступление Бжезинского способом подтолкнуть западных политиков к выходу из кризиса, за который должна рассчитаться Украина?

С. Толстов:

– Да, политические реалии довольно циничные. И, к сожалению, многие страны Запада, внешне поддерживая Украину, на самом деле вынуждены договариваться с Россией.

– А какие последствия такие реалии будут иметь для Украины?

С. Толстов:

– Можно, конечно, и дальше спекулировать на темах, что Украина – европейская нация и нет другого пути развития, чем в европейских структурах. Однако очевидно, что ни членом ЕС, ни членом НАТО Украина в ближайшей перспективе не будет. Итак, статус Финляндии образца второй половины ХХ века для нас был бы лучшей ситуацией, чем потеря суверенитета на значительной части территории, постоянный экономический кризис и война с большими человеческими потерями.

В. Стоякин:

– Действительно, о полноценном членстве Украины в ЕС теперь почти не вспоминают. По НАТО перспективы тоже сейчас туманны. И пока никто не говорил, что для нашего государства готовы сделать исключение. Поэтому создается впечатление, что украинский вопрос уже давно решается в направлении “финляндизации”, притом происходит это за пределами нашего государства.

– Вы говорите, что близкой перспективы членства в ЕС и НАТО у нас и так де-факто нет. Так достаточно ли Путину будет формального отказа от евроинтеграции. Или он выдвинет другие условия?

В. Стоякин:

– Конечно, выдвижение новых условий отвергать нельзя. Но то, что предлагают россияне, сводится к предложениям, которые обсуждали еще год назад. Они хотят, чтобы Соглашение об ассоциации Украины с ЕС было изменено на такое, которое не будет вызывать “беспокойство” России.

С. Толстов:

– Уверен, что договариваясь о прекращении конфликта в Украине, Россия будет пытаться выторговать как можно больше геополитических уступок. И они могут касаться влияния не только на наше государство, но и на Грузию и Молдову.

Что касается Украины, то опасность в том, что Россия может захотеть права силового вмешательства, если в нашем государстве будут гражданские волнения. Потребует себе права вето на слишком широкий круг вопросов внешней политики, стараясь зафиксировать в сфере своего влияния народ, который вследствие нынешней войны, наоборот, настроен все более критично к России. По последним опросам, до 62,2% нашего населения (на неоккупированных территориях) желает интеграции с Евросоюзом, и только 13,5% – с Таможенным союзом России, Беларуси и Казахстана. Итак, вопрос не только в самом факте ограничений свободы нашего государства в действиях, но и в их глубине. Уверен, что глубина, приемлемая для России, будет неприемлема для нас, и наоборот.

– А что в случае победы идеи “финляндизации” Украины будет с Донбассом?

В. Стоякин:

– После Второй мировой войны суверенитет Финляндии сохранялся. Относительно ситуации с Украиной, то уже Минские договоренности предусматривают восстановление контроля над границей с Россией. На них согласились все стороны. Теперь нужно добиваться их выполнения.

С. Толстов:

– Теория хорошая, но с практикой сложнее. Геостратег Бжезинский говорит о том, что Запад должен быть сплоченным. Очевидно – для того, чтобы помочь сохранению территории нашего государства. Но проблема в том, что Запад вряд ли сможет оказать стабильные гарантии в условиях, когда не видно заинтересованности России в прекращении конфликта.

– На каком уровне могут происходить переговоры о внедрении концепции “финляндизации” Украины?

С. Толстов:

– Переговоры должны происходить с участием трех главных игроков в Европе – ЕС, России и США. Безусловно, с украинской стороны должен присутствовать Президент Петр Порошенко.

– Если обо всем удастся договориться, каким образом это согласовывать с украинским законодательством?

В. Стоякин:

– У нас уже столько раз меняли законы, что, при необходимости, сделают это еще раз. Был закон о внеблоковом статусе, затем внеблоковый статус отменили. Не исключаю, что потом опять все переиграют.

Ирина Коваленко, “Экспресс”

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий