Две минские ловушки для Украины
Опубликовано:: Вт, Фев 24th, 2015

Две минские ловушки для Украины

После переговоров не понятно, когда Украина вернет себе контроль над границей и каким может быть статус Донбасса

67871Проблеск надежды на мир появился после подписания Минских договоренностей – 2. Однако ситуация на Востоке страны продолжает оставаться острой.

“Минское соглашение – это не комплексное решение и, конечно, не прорыв. Но Минск-2 может быть шагом, который способен привести нас от спирали военной эскалации в сторону политического импульса после недель насили “, – отметил министр иностранных дел Германии Франк Вальтер Штайнмайер. “Эта возможность стоит усилий”, – убеждал он после встречи.

Глава внешнеполитического ведомства ЕС Фредерика Могерини подчеркнула, что соглашение, подписанное в Минске, является важным шагом, но не стоит рассматривать его как окончательное решение по ситуации в Украине.

Такими были мысли умеренных европейских оптимистов, ограниченных в высказываниях статусом.

А вот президент Литвы была более откровенной и раскованной в своих оценках. Договоренности, достигнутые в Минске на встрече лидеров стран “нормандской четверки”, совершенно слабые. Об этом заявила президент Литвы Даля Грибаускайте журналистам в Брюсселе перед саммитом ЕС.

“Основная часть решения (конфликта. Ред. ) – это контроль над границами. Его не было согласовано и он не был решен “, – отметила она. “Это означает, что граница открыта для прохода любых военных и любого оружия”, – отметила Грибаускайте.

Не слишком оптимистична она и по поводу договоренностей о прекращении огня. “Пять месяцев назад у нас уже было одно соглашение о прекращении огня, оно не было имплементировано”.

Какова же перспектива в Минских соглашений и как вести себя Украине с переговорщиком, который не соблюдает слова? Об этом – в разговоре с политическими экспертами Юрием Палийчуком и Александром Солонтай.

– Ключевыми проблемами новых соглашений называют контроль над границей и детализацию статуса Донбасса. Удастся ли сторонам найти здесь понимание?

Ю. Палийчук:

– Думаю, воплотить Минские договоренности невозможно не только потому, что Путин не ищет компромисса, но и потому, что контроль над украинской-российской границей – один из последних пунктов этого документа. Он должен быть первым пунктом.

Вторым пунктом должно было быть решение о введении миротворческого контингента (но не русского!) на линию разграничения. Тогда было бы понятно, что на территорию Украины не попадет новое оружие из России, боевики не будут стрелять по нашим позициям, понимая, что между ними и нами стоят миротворческие войска. Тогда можно было бы двигаться дальше по поводу политических и экономических пунктов договоренностей. Но поскольку этого нет, Минские соглашения изначально обречены на неудачу.

Максимум, который мы могли бы получить от сделок, – это даже не замораживание конфликта, а временное прекращение огня. Такое, которое было, начиная с сентября и до декабря прошлого года, когда боевики постреливали, а мы им немного отвечали. Человеческие потери, к сожалению, и тогда были, но не такие, как в январе этого года, когда началось обострение конфликта по всей линии фронта. К сожалению, даже этого добиться мы не смогли.

Минские соглашения связали нашу артиллерию по рукам и ногам. Боевики же, чихая на требование о прекращении огня, из-за таких неравных условий пользуются и получают преимущество на полях боя. Договоренностей придерживаемся только мы. В ущерб себе.

А. Солонтай:

– Я не согласен. Минские переговоры не были напрасными. Потому что, во-первых, европейцы снова сделали все попытки рациональными аргументами убедить Кремль идти дипломатическим путем. И это развязывает руки Западу для предоставления нам большей военно-технической помощи в случае эскалации конфликта.

Во-вторых, благодаря этим переговорам все же уменьшилось количество участков, где идут активные боевые действия. Сколько так будет продолжаться, мы не знаем, но, по крайней мере, в настоящее время на таких участках останутся люди, которые без этих соглашений могли бы погибнуть.

В-третьих, активизировался обмен пленными между сторонами. А спасение своих людей из плена – одна из важнейших задач для любого цивилизованного государства.

– При каких условиях Украине стоит дальше придерживаться так называемого перемирия?

А. Солонтай:

– Разумеется, наша сторона не отводит артиллерии, пока не убедится в разведданных, что это сделала российская сторона. В то же время уменьшение нашей защиты возможно только в случае уменьшения их нападения.

Технология должна быть очень простая: ОБСЕ должно зафиксировать места, где происходит обострение, и где продолжаются российские нападения, и констатировать, что украинская сторона вынуждена защищаться.

Что касается других пунктов договоренностей, например финансирования подконтрольных боевикам территорий или восстановление местного самоуправления, то они виртуальные. Эти пункты не были возможны для выполнения ни после принятия специального закона в марте прошлого года, ни сейчас. Также Россия не вернет нам контроля над оккупированными территориями и найдет тысячу одну отговорку, почему она этого не будет делать.

Ю. Палийчук:

– Думаю, что решение о соблюдении или несоблюдении Минских соглашений должна принимать не украинская сторона. Потому что в этом диалоге мы все больше теряем субъектность и становимся объектом переговоров. Как нам вести себя дальше, будут определят, исходя из ситуации, наши западные партнеры.

Наталья Васюнець, “Экспресс”

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий