Экс-посол США рассказал о главной цели Путина в Украине
Опубликовано:: Пн, Май 11th, 2015

Экс-посол США рассказал о главной цели Путина в Украине

На Донбассе уже длительное время нет активных прямых боевых столкновений. Хотя уже очевидно: поставленной туда Россией техники хватает, чтобы пойти в наступление. Какая же логика нынешних действий Кремля?

makfol

На днях ответ на этот вопрос дал Майкл Макфол, который был послом США в Российской Федерации в 2011-2014 годах, а до этого работал специальным помощником президента Обамы по вопросам национальной безопасности.

“Мне кажется, Путин хочет, чтобы успешная Украина не получилась, поэтому идет давление на украинское правительство и население всеми доступными средствами, чтобы реализовать эту цель. Поэтому его задача сейчас, чтобы в Украине не было стабильности – нет ни войны, ни мира. Ни того, ни другого”, – убежден Макфол.

Почему же такой вариант выгоден Путину и в чем его опасность для Украины? Ситуацию анализируем с политологом-международником Александром Палием и экономистом, директором Украинского института публичной политики Максимом Бородой.

– Разделяете ли вы мнение Макфола о том, что руководство России не хочет в нашем государстве ни войны, ни мира? Какую опасность для Украины несут такие намерения?

О. Палий:

– Дело в том, что открытая активная агрессия боком вылезет самой России. Увидев, что Путин снова пошел в наступление, Запад может в очередной раз усилить санкции против РФ. И это при том, что даже от тех, которые уже есть, российская экономика серьезно страдает. Так, по данным аналитиков, отток капитала из России может превысить 200 миллиардов долларов!

Поэтому Путин выбрал другую тактику. Он собирается провоцировать в нашей стране внутренние беспорядки и политическую нестабильность. Хочет, чтобы украинцы истощились, сами сорвались и поломали свою судьбу навеки собственными же руками.

М. Борода:

– Знаете, несмотря на все риски, ситуация, когда в нашем государстве нет активных боевых действий, значительно лучше, чем когда они есть. Замороженный конфликт, конечно, подрывает экономику. По словам министра финансов Натальи Яресько, чтобы держать под контролем ситуацию на Донбассе, мы ежедневно тратим 5-7 миллионов долларов. Но, несмотря на расходы, ситуация все же не катастрофическая. И, имея такие болевые точки, можно двигаться вперед. Примером может быть Грузия, которая, несмотря на проблемы в Абхазии и Южной Осетии, смогла провести реформы.

Зато если в стране идет масштабная война и есть значительный риск распространения конфликта на другие территории, то из нее убегают инвесторы, а проводить реформы и поднимать экономику с колен совершенно проблематично. Пока же, повторю, все еще не так плохо. Вот, по словам Президента Петра Порошенко, у нас только 7% нестабильних территорий, включая Крым.

– Каким образом должна действовать власть, чтобы нейтрализовать этот план Кремля?

О. Палий:

– Да очень просто: власть должна реагировать на нужды общества. А общество – быть ответственным: не кричать, не шуметь, понимать, что мы в состоянии войны, а не мира. А такая ситуация требует гораздо большей ответственности и взвешенных действий, чем в мирное время. Думаю, население у нас понимает угрозу дестабилизации ситуации в стране. Потому чем мудрее мы будем, тем меньше у врага будет шансов.

М. Борода:

– Прежде всего, наша власть, несмотря на кровавую рану на Донбассе, должна активно работать над реформами в стране. Тогда недовольных будет меньше и ситуацию расшатывать станет труднее.

– Можете назвать примеры, когда страна-агрессор добивалась своего; не открыто воюя, а максимально дестабилизируя ситуацию?

О. Палий:

– Как раз для России такая тактика типична. Она долго пыталась взять под контроль Чечню путем дестабилизации ситуации там после первой российско-чеченской войны – в 1997-1999 годах. Но поскольку таким образом достичь результата не удалось, РФ второй раз открыто пошла войной на Чечню.

М. Борода:

– Похожие примеры расшатывания ситуации можно, как ни странно, найти и среди стран НАТО. Я имею в виду конфликт на Кипре – между греко-киприотами и турко-киприотами. В решении в свою пользу, на первый взгляд, внутреннего конфликта были заинтересованы и Греция, и Турция, которые являются членами альянса. Летом 1974 года “черные полковники”, что с 1967 года правили в Греции, осуществили на Кипре переворот. Турецкие власти, видя в этом опасность для турок Кипра, ввели тридцатитысячный военный корпус и очень быстро заняли около 35% территории острова.

Насилие продолжалось несколько месяцев. Конфликт прекратили путем введения миротворцев ООН в 1975-м, но более-менее успокоить противостояние ООН удалось лишь в начале нового века. В 2004 году Кипр стал членом Евросоюза, однако де-факто к нему присоединилась лишь южная греческая часть острова, на самом деле и до сих пор ситуацию на нем трудно назвать стабильной.

Ирина Коваленко, “Экспресс”

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий