Эксперты считают, что дальнейшее наступление русских повлечет крах империи
Опубликовано:: Пн, Июн 22nd, 2015

Эксперты считают, что дальнейшее наступление русских повлечет крах империи

Эксперты считают, что Украина имеет значительные шансы победить даже в случае нового наступления русских

QPiNCREEhtsI7yMhrmsCSuAfGNmZFE.img

Можешь побеждать – побеждай. Не можешь – проси мира на любых условиях. В свое время по принципу этой древнеримской пословицы действовала и Украины, подписывая Минские соглашения.

Военные генералы утверждают, что перемирие тогда нам было абсолютно необходимо, иначе российские танки могли бы быть под Киевом или дальше.

Сегодня Москва все настойчивее дает понять, что пришло время платить за это шаткий мир. Недавно лидеры самопровозглашенных “ДНР” – “ЛНР” с подачи своих кремлевских патронов направили в Контактную группу дополнения к изменениям Конституции Украины, требуя их принятия как одного из пунктов договоренностей в Минске и подкрепляя эти требования обстрелами украинских позиций тяжелой артиллерией.

В чем суть этих дополнений? Сепаратисты якобы соглашаются на сохранение оккупированных территорий в составе Украины, но при условии, если им будет предоставлен особый статус, предусматривающий оставление руководителей “ЛНР” и “ДНР” на своих должностях, наличие на этих территориях фактически российских войск как “народной милиции”, отказ Украины от участия в военных блоках и тому подобное.

Понятно, что на такие условия вряд ли согласился бы даже политический самоубийца. Это понимают и в Украине, и в мире.

Итак, если политическое урегулирование невозможно, то вопрос, когда конфликт перерастет в новую фазу полномасштабной войны – лишь вопрос времени. Один из лидеров сепаратистов в выходные заявил, что “начало войны – это, возможно, вопрос нескольких часов…”.

Чего ждать после конечного фиаско Минска-2? Об этом – в беседе с политологами Александром Мазуром, Юрием Ильинским и Виталием Шишкиным.

– У Кремля сегодня – два варианта: превратить Донбасс в своеобразное Приднестровья или воевать дальше. Возможен ли первый вариант?

О. Мазур:

– Ответственность за Приднестровье стоит Российской Федерации около 1 миллиарда долларов ежегодно. Запросы же донецких значительно больше, чем запросы приднестровских. Россия любит сорить деньгами, но не настолько, чтобы, кроме Крыма, взять на полное содержание еще и Донбасс. И 400 000 жителей Приднестровья – это не 4 миллиона жителей Донбасса.

Тем более, если бы Россия действительно хотела его спонсировать, вряд ли с таким энтузиазмом разрушала бы инфраструктуру Донбасса.

Ю. Ильинский:

– Да, половина Донбасса не сможет существовать самостоятельно. Экономика там разрушена. Инфраструктурные убытки очень серьезные. Замороженный конфликт вроде абхазского невозможен, поскольку население Донбасса после разрушения экономики не сможет кормиться земледелием. А Россия просто не потянет финансово таких расходов. Поэтому на Донбассе не будет ни Приднестровья, ни Абхазии, ни Косово.

В. Шишкин:

– Кроме того, вес Молдовы для концепции “русского мира” существенно меньше, чем вес Украины. Поэтому Путин будет делать все, чтобы не допустить замораживания конфликта. Ибо на примере Приднестровья Россия уже убедилась, что замороженный конфликт хоть и создает препятствия для европейской или евроатлантической интеграции соседних стран, но не блокирует европейское направление окончательно. Ведь, несмотря на замороженные конфликты в Молдове и Грузии, с ними все же подписано Соглашение об ассоциации. Следовательно, чтобы заблокировать полностью любую интеграцию в ЕС или НАТО, нужно держать конфликт в постоянно тлеющем состоянии.

– Итак, военное противостояние Украины и России неизбежно?

О. Мазур:

– Это – наиболее вероятный сценарий. Здесь еще надо учитывать менталитет нынешней кремлевской верхушки: впервые в истории страны к абсолютной власти пришли силовики. Да, в России правили цари, опираясь на силовые структуры. Иван Грозный, например, опирался на опричников, но опричники никогда не правили Россией – они только охраняли ворота Кремля. А сегодня опричники-силовики управляют Россией, они создали правящий режим своеобразной российской триады – сращивание силового ресурса, власти и собственности. Воевать – это для них единственный способ усидеть в Кремле.

Ю. Ильинский:

– Тем более, что кремлевская пропаганда довела общество до состояния политической шизофрении. По данным социологов, с одной стороны, более 80 процентов россиян поддерживают Путина, а с другой – более 60 процентов не хотят военной агрессии против Украины.

Такое общество – идеальный объект для манипуляций.

В. Шишкин:

– Это, кстати, особенно важно в преддверии новых выборов в РФ. В 2017 Россию ждут очередные президентские выборы. Что может в нынешних реалиях пообещать Путин народу? На фоне коллапса российской экономики при международных санкциях и падениях цены нефти – точно не материальное благополучие и возможность путешествовать по миру. Он может пообещать им только войну за “духовные скрепы”. Это сейчас единственный козырь Путина для зазомбированного избирателя, который он постарается не упустить из рук ни при каких обстоятельствах. Поэтому можно прогнозировать, что активная фаза боевых действий на Донбассе начнется тогда, когда Путин сочтет нужным дать старт своей новой президентской кампании. Это могут быть и вторая половина этого года, и весна следующего.

В общем, весна-осень 2016 станут критическим этапом для Украины: население будет озлоблено войной, коррупцией и экономическим кризисом. В любой момент могут вспыхнуть бунты, которые будет подогревать Россия или местные олигархи. Это время может стать оптимальным для нанесения Москвой очередного удара.

– Какие методы на этот раз может применить Россия?

О. Мазур:

– Ситуация с Донбассом развивается в рамках предполагаемой тенденции и заключается в принуждении нас к любви любой ценой, но притом с помощью абсолютно непредсказуемой тактики. А в рамках непредсказуемой тактики может произойти что угодно: Путин, например, потребует завести на Донбасс миротворческие силы, хотя фактически туда зайдут только российские “миротворцы”. И это будет основанием для закрепления российского военного присутствия на этой территории.

Ю. Ильинский:

– А дальше ситуация будет накручиваться по спирали – НАТО будет вынуждено реагировать, поскольку граничит со странами, где идет война. Черное море автоматически превратится на зону, которая коснется трех натовских стран – Болгарии, Румынии и Турции. Если акватория Черного моря станет театром военных действий, то война распространится и на Средиземное море, то есть Грецию, Италию, Францию, Испанию. Понятно, что такая ситуация примет характер мировой войны.

В. Шишкин:

– Не исключено, что в условиях критического ослабления нашей страны – как экономически, так и политически – Путин попытается исполнить свою давнюю угрозу “пойти на Киев”. Мол, раз украинская “хунта” не выполняет Минских договоренностей, то народ “хочет изменить власть”. Конечно, если Путин решится расширить конфликт, последствия непредсказуемы. Хотя НАТО говорит, что не будет вмешиваться, но ничего исключать нельзя.

– Как вы оцениваете шансы Украины в этом новом витке противостояния?

О. Мазур:

– Если противостояние будет оставаться в нынешних рамках, то для нас это не худший вариант. Сейчас агрессор еще силен, и мы не можем говорить о том, как освободить оккупированные территории. Пока что Украина может только рассуждать, как не потерять новые. Но время на этот раз, кажется, впервые в новейшей истории московского агрессора, работает против него. Санкции действуют.

Ю. Ильинский:

– Если Кремль пойдет по пути раздувания мировой войны, то проиграет ее уже в первые дни противостояния, а Россия – как федерация – прекратит свое существование. Ведь, кроме Северной Кореи, у нее военных союзников нет и быть не может. А это значит, что ее режим политически деградировавший. Поэтому я бы не останавливался на широком комментировании этого сценария.

Что касается полномасштабной агрессии против Украины, то она более вероятна, но последствия будет иметь примерно такие же. Потому что почти во всех случаях, когда Россия выступала в роли агрессора, она испытывала позорные поражения – начиная с русско-японской войны, Первой мировой, войн с финнами и поляками и до Афганистана и Чечни, которой до сих пор платит большую контрибуцию за шаткий мир.

В. Шишкин:

– Сегодня основная проблема Путина в том, что, кроме агрессии и давления, московские вожди больше ничего не могут предложить своим потенциальным жертвам. Предположим, что российские войска действительно пошли на Киев. Это означает, что московской орде придется воевать в больших и малых городах, где не имеют значения ни многочисленное преимущество, ни даже высокотехнологичное оружие. Афганистан, по сравнению с хорошо мотивированным масштабной партизанской борьбой, которую будет вести против оккупантов 46-миллионное европейское государство, покажется им туристическим уик-эндом в Карпатах.

Даже если агрессору и удастся захватить еще больше наших территорий, он не сможет удержать их и 2-3 года. За это время расходы на войну и международные санкции так обескровят империю, что она погибнет под собственными обломками, а сам Путин навсегда перейдет точку невозврата на пути к Гаагскому трибуналу. Поэтому я считаю, что нас ждут тяжелые времена, но ситуация не является безнадежной.

Юрий Грыцык, “Экспресс”

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий