Глава МИД Польши: Российско-украинский конфликт нужно решать
Опубликовано:: Пн, Дек 21st, 2015

Глава МИД Польши: Российско-украинский конфликт нужно решать

Витольд Ващиковский в эфире Польского радио говорил о безопасности Польши, саммите НАТО и ситуации в Украине

230531295

Во второй половине января на пленарной сессии Европарламента будут обсуждать ситуацию в Польше. Решение о таких дебатах связано со спором вокруг Конституционного суда. Каково ваше мнение, что из этих дебатов может возникнуть, каково их значение?

Витольд Ващиковский: Я совсем не представляю, почему кто-то соблазняет Европарламент такими дебатами. Польша на этом только потеряет, потеряют также и те, кто считает, что внутренние дела Польши надо обсуждать на Западе. По моему мнению, нет смысла выносить наш вопрос на форум дебатов Европарламента, поскольку это будет с ущербом в первую очередь для инициаторов такой дискуссии. Кроме того, создастся неблагоприятная атмосфера, Польша – это страна, в которой принимаются недемократические решения. Это, в свою очередь, может поставить вопрос о целесообразности предоставления финансовой помощи Польше и тому подобное. Итак, все это не нужно. Тем более, что в Польше не происходят никакие антидемократические изменения.

Планируете ли вы, как министр иностранных дел Польши, дипломатическое выступление перед саммитом НАТО в Варшаве, так, как это делает президент Анджей Дуда?

В.В.: Выступление начато, так как одним из первых моих выездов была поездка в штаб-квартиру НАТО, где я встретился с генеральным секретарем и верховным главнокомандующим, провел ряд встреч с политиками. Недавно я отправился в Берлин, где беседовал с главой МИД Германии Франком-Вальтером Штайнмайером. Планируются очередные разговоры на эту тему, потому что необходимо укрепить безопасность Польши, ее надо уравнять до уровня и статуса, который существует в Западной Европе. Тем более, что мы находимся по соседству с российско-украинским конфликтом.

А есть ли шансы на размещение баз НАТО в Польше?

В.В.: У нас есть шансы на «присутствие», в настоящее время термин «базы» заменен термином «присутствие», и это присутствие мы можем дефинировать различными способами, то есть это может быть присутствие солдат, это может и должно быть также присутствие техники, оборудования для подготовки к потенциальному наступлению и защите. В настоящее время климат для таких решений как раз подходящий.

Какие цели внешней политики Польши? О чем вы будете говорить в январе?

В.В.: Я все время настаиваю на одном: на безопасности Польши и нашего региона. Мы, как я сказал, находимся на границе российско-украинского конфликта, который продолжается. Этот конфликт должен был закончиться до конца года, об этом говорилось в минских договоренностях, но реализация этих соглашений не состоялась, неизвестно, как ситуация будет развиваться в следующем году. Этот вопрос будет доминировать, а также проблемы наплыва беженцев и мигрантов, которые дестабилизируют жизнь жителей некоторых европейских стран. Обсуждаться будет также вопрос будущего Европейского Союза, как известно, Великобритания уже представила на обсуждение ряд проектов о серьезных изменениях в ЕС.

А в этом вопросе Польша «за» или «против»?

В.В.: Мы хотели бы, чтобы Европейский Союз не шел в направлении французско-немецкой концепции развития, чтобы сообщество не было таким федералистическим организмом, в котором эти государства выполняют доминирующую роль, навязывая свою точку зрения, навязывая Еврозону, которая управляет всем сообществом. Наш взгляд такой, что у всех валют ЕС должен быть аналогичный статус, мы говорим о ЕС, который придерживается договорных обязательств, это должен быть конкурентоспособный союз, как в рамках самого союза, так и за его пределами. Но также обсуждаем те предложения, которые ввело правительство Дэвида Кэмерона, то есть, например, ограничение свободы передвижения граждан Евросоюза. Нам такое принять трудно, поскольку это одна из основных свобод ЕС.

Какова сейчас позиция Польши в деле беженцев?

В.В.: Во-первых, мы отличаем беженцев от работников. Что касается беженцев, наша позиция не изменилась, Польша остается открытой для тех, кто подвергся преследованиям в своей стране, кто потерпел обиды, они должны это доказать, тогда мы будем принимать их обращения об убежище.

Тех семь тысяч беженцев из Сирии Польша примет?

В.В.: Если такие найдутся и захотят остаться в Польше, поскольку это добровольное переселение. Мы не согласимся на то, чтобы Польшу ассоциировали со страной принудительного переселения. Это наш сигнал. Мы будем осуществлять проверку под обзором безопасности, и это сито должно быть очень густым, зато мы также четко говорим, что не в состоянии принимать массовые наступления трудящихся-мигрантов, поскольку сами поставляем работников-мигрантов.

Почему Польша выступает против общей европейской пограничной службы?

В.В.: Мы не против. Мы выступаем за то, чтобы существовали структуры, которые будут защищать границы, мы, просто, выступаем против некоторых решений, чтобы эта пограничная служба была подвергнута какому-то контролю ЕС. Мы считаем, что учреждение, которое имело бы в своем распоряжении несколько тысяч служащих, имеющих широкие полномочия, должно быть соответственно управляемым. А это должно осуществляться таким образом, чтобы прерогативы национальных государств были соблюдены. Безопасность в ЕС регулируют постановления отдельных стран-членов. А между тем, в случае общей европейской пограничной службы мы получаем сигналы, что она должна подчиняться Европейской комиссии и даже выполнять свои обязанности вопреки решениям государств-членов Евросоюза.

Поинтересуется ли Европа, Запад ситуацией в Украине?

В.В.: У нас есть такая надежда и обязательства западных стран, которые в настоящее время пытаются включиться в решение сирийского конфликта и войны с Исламским государством и даже соблазняют Россию, и Россия соблазняет, что готова помочь в обмен на «закрытие глаз» на конфликт в Украине. Но здесь заявление НАТО и ЕС однозначно – такой сделки не будет. И здесь мы ловим наших союзников на слове. Мы, Польша, считаем, что этот российско-украинский конфликт требует решения, о нем не следует забывать, иначе будем иметь дело с эффектом домино, и изменение границ будет происходить с использованием силы. Согласие на такое поведение означало бы, что мы перечеркнули концепцию международного права, которая создавалась веками.

Лилия Иванюх

Разместил

Андрон Креп -

Постинг и поддержка сайта/

Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий