Игорь Лосев: Сталин боялся оказаться в Нюрнберге на одной скамье с нацистами
Опубликовано:: Пн, Июн 1st, 2015

Игорь Лосев: Сталин боялся оказаться в Нюрнберге на одной скамье с нацистами

Начало и конец Второй мировой войны в Европе обозначились большими политическими заговорами, которые в значительной степени дискредитировали лидеров западных демократий

stalin-hitler

Мюнхенское соглашение 1938 году, что отдало на растерзание Гитлеру Чехословацкое государство, часто называют заговором, потому что лидеры западных демократий – Великобритании и Франции – Чемберлен и Даладье частично поделили Европу с фашистскими главарями Германии и Италии Гитлером и Муссолини, отказавшись от противостояния с преступными режимами.

Некоторые аналитики до сих пор находят им оправдание, заявляя, что тогда не было другого выхода, мол, обычная реальная политика. Действительно, не воевать же с ними… Потом пришлось именно воевать при значительно худших стартовых условиях. А Мюнхенский сговор стал символом аморального консенсуса великих держав за счет маленьких.

Однако мало вспоминают в этом контексте Ялтинский заговор 1945 года (потом его будет закреплено в Потсдаме) Рузвельта (США) и Черчилля (Великобритания) со Сталиным (СССР), когда пол-Европы на 45 лет отдали московском фюреру, распределили сферы влияния, заложили ложные основы Организации Объединенных Наций, которая до сих пор является не более эффективной структурой, чем Лига Наций, которая же смогла исключить из своих рядов СССР за агрессию против Финляндии.

Еще до начала Ялтинской конференции Черчилль в октябре 1944 года посетил Москву, где сделал Сталину предложения, из которых следовало, что разделение Европы вполне возможно и судьбу народов можно решить за их спиной. Как он признает в своих мемуарах, британский премьер сказал советскому диктатору: «Урегулируем наши дела на Балканах. Ваши армии теперь в Румынии и Болгарии. У нас есть там интересы, миссии и агенты. Не позволяйте себе, чтобы доходило до недоразумений в каких-то мелочах. Что касается Великобритании и России, то, как вы воспримете, чтобы получить 90% влияния в Румынии, а мы получили бы 90% влияния, скажем, в Греции, в Югославии – 50 на 50?». Затем Черчилль добавил, что в Венгрии влияние Британии и СССР должно быть в соотношении 50 на 50, а Болгария должна на 75% находиться под советским контролем. Тогда Сталина это устроило. Хотя он еще немного поторговался, а Черчилль немного уступил. Бедные греческие коммунисты, которые еще много лет будут воевать в рядах Демократической армии Греции (ДАГ), не догадывались, что «великий вождь» уже «слил» их проклятым буржуям.

Согласившись один раз в раздел Европы, США и Великобритания были вынуждены и в дальнейшем уступать требованиям Кремля

Не менее разочарованы были и миллионы граждан Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Югославии, которые верили, что западные демократии не предадут их и не отдадут из-под ига коричневой чумы красной чуме. Польский премьер-министр Станислав Миколайчик в своих мемуарах описал, как Черчилль выкручивал ему руки, заставляя согласиться на сталинский план послевоенного устройства Польши. А Рузвельт не возражал. Поэтому возмущенный поляк попросил Черчилля сбросить его на парашюте в Польшу, чтобы он присоединился к антинемецкому сопротивления. Когда последний удивленно спросил: «Зачем?», Миколайчик ответил: «Лучше умереть в борьбе за независимость родной страны, чем ждать, что меня впоследствии повесят россияне на глазах у вашего британского посла». Затем Черчилль признался своему врачу: «Все очень односторонне. Они добиваются того, чего хотят, коварством, лестью и силой».

Так, советско-российская дипломатия остается преданной своим традициям…

Черчилль вместе с Рузвельтом стал архитектором ООН в ее нынешнем виде, пытаясь оставить там контрольный пакет акций за клубом привилегированных государств в полном соответствии с текстом классической антиутопии «Все животные равны, но есть и самые ровные». Историк Джонатан Фенби написал об этом так: «Черчилль успокоил Сталина, что, хотя действия крупных государств можно будет критиковать словесно, система вето сделает организацию (ООН. – Авт.) практически безвольной и она не сможет действовать против США, СССР, Великобритании или Китая. Сталин спросил, будет ли она не способна выступать против Британии через Гонконг или британские интересы в Египте. Черчилль ответил, что да. И далее, полный подозрений, Сталин вспомнил, как Лига Наций выгнала СССР после его нападения в 1939 году на Финляндию. «Теперь это будет невозможно, – успокоил его Иден (тогдашний министр иностранных дел Великобритании. – Авт.)».

В борьбе против Сатаны Рузвельт и Черчилль вступили в союз с Люцифером

Вряд ли Черчилль и Рузвельт имели иллюзии относительно Сталина и его режима, тем более что тот не пытался оказывать на них «демократическое» впечатление. Когда в Ялте Рузвельт, показав рукой на Берии, спросил: «Кто этот человек в пенсне?», Сталин совершенно серьезно ответил: «А, этот, это наш Гиммлер». Что же, в борьбе против Сатаны Рузвельт и Черчилль вступили в союз с Люцифером. И не могли этого не понимать. Именно поэтому на западе Европы не очень сочувствуют стремлениям ее восточной части привлечь к ответственности коммунизм на тех же основаниях, что и нацизм.

493524948

Согласившись один раз на раздел Европы, США и Великобритания были вынуждены и в дальнейшем уступать требованиям коммунистического диктатора. Такие уступки ярко отразились на реалиях того же Нюрнбергского процесса, который произошел вскоре после Ялтинской конференции. Именно в тот период Сталин создал сверхсекретный орган, который в разных документах назывался по-разному: «Правительственная комиссия по Нюрнбергскому процессу», «Правительственная комиссия по организации суда в Нюрнберге», «Комиссия по руководству Нюрнбергским процессом». Во главе этой абсолютно конфиденциальной комиссии Сталин поставил известного «дирижера» московских политических судебных процессов 1930-х годов Андрея Вышинского.

Членами комиссии стали прокурор СССР Ґоршенин, председатель Верховного Суда СССР Ґоляков, нарком юстиции СССР Рычков и заместители Берии: Абакумов, Кобулов, Меркулов. Главной задачей было не допустить обсуждения в Нюрнберге советско-германских отношений 1939-1941 годов, секретных протоколов к пакту Молотова – Риббентропа, а также совместного нападения Германии и СССР на Польшу и оккупации красной Москвой балтийских государств. Для наблюдения за советскими судьями, прокурорами и следователями в Нюрнберг направили и следственную бригаду особого назначения во главе с доверенным офицером Берии полковником Лихачевым. Российский историк Ирина Павлова, которая сейчас живет в Бостоне (США), пишет: «Сталин боялся в результате общественного мнения Европы и Америки оказаться в Нюрнберге на одной скамье с нацистскими военными преступниками. А у него были серьезные основания для таких опасений».

Вот почему советская сторона приняла такие экстраординарные меры. Хотя вряд ли западные союзники очень настаивали бы на осуждении сталинского режима как равноправного соучастника разжигания Второй мировой войны. Они предпочитали пропускать мимо ушей даже очень красноречивые заявления, например экс-министра иностранных дел Германии Риббентропа, который после объявления ему смертного приговора в последнем слове сказал: «Когда я приехал в Москву в 1939 году к маршалу Сталину, он не обсуждал со мной возможность мирного урегулирования германо-польского конфликта в рамках Пакта Бриана – Келлога, а дал понять, что если не получит половины Польши и балтийских стран еще без Литвы с портом Либава, то я могу сразу же вылетать назад. Ведение войны в 1939 году, наверное, не считалось преступлением против мира…».

Благодаря соглашательской позиции США и Великобритании в Ялте Сталин взял под свой контроль семь государств Восточной Европы, восток Германии и давил на Финляндию, угрожал Турции. Знаменитая речь Черчилля в Фултоне была попыткой уберечь хотя бы Западную Европу от насильственной коммунизации. Попыткой несколько запоздалой, потому что и там Москва развернула бешеную политическую пропагандистскую войну, которую сейчас модно называть гибридной.

А страны на востоке Европы имели под сапогом Кремля чисто условный суверенитет, когда их лидеры назначались и снимались с должностей с санкции Советского Союза, хотя формально были суверенными государствами, членами ООН и тому подобное. Даже репрессировать кого-то в столицах «социалистического лагеря» не могли без разрешения Москвы. Во всех спецслужбах этих стран сидели «советники» – представители советского КГБ, которые реально руководили этими польскими, венгерскими, чехословацкими и другими структурами. Все эти страны прошли период красного террора, может, не такого масштабного, как в СССР, но весьма болезненного. Эти народы были изъяты из исторического времени почти на 50 лет.

Как пишет Джонатан Фенби «Ялтинскую конференцию впоследствии слишком демонизируют неприглашенные французы, как момент, когда Большая тройка цинично определила контуры Европы, заложив, таким образом, основы холодной войны.

Ялтинская конференция станет главным пунктом в макартовском списке обвинений против Рузвельта и побудит республиканцев обвинять его в тайной измене. Через полвека Джордж В. Буш заявит в Варшаве: «Уж не будет мюнхенов, не будет и ялт». Действительно? Сейчас на Западе, прежде всего в странах Европейского Союза, навязывается мнение о фактическом существовании сфер влияния и о том, что Украина принадлежит к российской сфере. Следовательно, постоянно существует опасность нового мюнхенской-ялтинской заговора. Однако его последствия, не исключено, окажутся еще хуже, потому что после Ялты 45 лет балансировали над ядерной пропастью, а теперь могут в нее провалиться. И не только из-за дальнейшей российскей экспансии с ядерным шантажом, но и потому, что весь «неэлитный» мир (не относится к ядерным грандам) поймет на примере преданной Западом Украины, что единственным залогом суверенитета и территориальной целостности является не обещания больших государств, которые ничего не стоят, а собственное ядерное оружие.

Российский политолог Станислав Белковский утверждает, что Путин противостоит западному миру во имя нового раздела мира, Ялты-2. Но такое разделение не даст Западу никаких гарантий, наоборот, он лишь обострит претензии России, которые начнут расти пропорционально уступчивости западных врагов (именно так их там воспринимают) Кремля.

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий