Как долго украинцы намерены терпеть действующую власть
Опубликовано:: Пн, Май 4th, 2015

Как долго украинцы намерены терпеть действующую власть

Ирина Бекешкина об общественных ожиданиях изменений, восприятии реформ и неготовности к ним власти

IMG_0151

В декабре 10% респондентов были готовы терпеть ради реформ бессрочно, а 33% сказали, что выдержат еще год-два. Это составляет 43%. Еще 40 процентов тогда не выразили готовность терпеть. Из них половина не верила в успех реформ, а вторая заявила, что уже сейчас не выдерживает (это, прежде всего, бедное население).

Результаты недавнего исследования Центра Разумкова, которое было проведено в первой декаде марта свидетельствуют о том, что, невзирая на существенное по сравнению с прошлогодним декабрем ухудшение материального положения, позиции почти не изменились. 13% готовы терпеть столько нужно, а 29% согласились потерпеть еще год-два. Впрочем, на момент опроса население еще не получало новые коммунальные счета.

А к тому, что показателем правильности вектора движения власти всегда выступают рейтинги, то, например, у «Народного фронта» он уменьшился до 4-5% от избирательных 20%. Рейтинг лично у Арсения Яценюка также упал

Население считает правительство ответственным за проведение реформ, и совершенно очевидно, что люди недовольны тем, что происходит. Прежде всего, это касается повышения цен. Например, мне не понятно, почему так резко, фактически за один день, более чем вдвое подскочили цены на отечественные продукты. Например, на яблоки – с 8 грн до 16 грн. Так же вдвое неожиданно подорожали крупы, несмотря на то, что они мало зависят от курса доллара. У населения есть множество вопросов, на которые, к сожалению, нет ответа. Просто кто-то очень наживается на беде.

Сейчас не хватает понимания ситуации и понимания того, что мы имеем огромные возможности, которые рискуем потерять

Сейчас падение рейтингов характерно почти для всех парламентских политических сил. На том же уровне осталась только «Самопомощь», меньшие потери понесли президентская партия и сам Порошенко. Мы наблюдаем падение даже в рейтингах Оппозиционного блока. Это означает, что люди не видят политиков и лидеров, заслуживающих доверия. Поэтому готовы терпеть дальше, пока не появится альтернатива. Ранее она была, политическое поле четко, почти пополам, делилось на власть и оппозицию, выбирали из двух. Были те, кто поддерживал власть, и те, кто не шел на выборы. Поскольку соотношение составляло примерно 50 на 50 (регионально), то побеждали те, приверженцев корых больше пришло на участки. Как правило, люди, раньше поддерживающие власть, разочаровывались, не шли голосовать, значит, первенство получала оппозиция. Сейчас же почти половина населения (прежде всего – те, кто в свое время симпатизировал Партии регионов) не готова делать волеизъявления.

В Украине много лет культивировался популизм, и очевидно, что сейчас есть политические силы, прежде всего Оппозиционный блок, которые будут пользоваться этим. В их распоряжении есть определенные возможности: и телеканалы, и финансовые ресурсы. Популизмом нас кормили много лет, а любые выборы были своеобразным аукционом: кто больше пообещает. Голосовали за «обещальников», а когда те оказывались в состоянии выполнить то, о чем говорили, то поддерживали оппозицию. На всех выборах (не считая только кампании 1999 года, когда Леонид Кучма победил во второй раз) – и по партийным спискам на парламентских, и на президентских – первенство получали оппозиционеры. К сожалению, люди, которых слишком долго кормили конфетами обещаний, сейчас, когда надо лечиться от хронических заболеваний, а лечение очень болезненно (и никаких конфет), испытывают настоящий шок.

К тому же нужно понимать и место и влияние в тех процессах партнеров или доноров Украины, в частности Международного валютного фонда, с которым власти довольно тесно связаны. Возможно, если бы этой связи не было, она и не была бы вынуждена делать те слишком радикальные и болезненные шаги. Но иначе Украина не могла бы получать займы, а без них ей не обойтись. Привлечение инвесторов тоже невозможно без осуществления реформ, так как при нынешнем состоянии правоохранительной и судебной системы никакой гарантии для собственности нет. Это не только вопрос войны, она только на Востоке, в Центре и на Западе ее нет, но и в мирных регионах рейдерство никто не отменял.

Сейчас не хватает понимания ситуации и понимания того, что мы имеем огромные возможности, которые рискуем потерять.

Что мешает проведению реформ?

Во-первых, не хватает свободы. Во-вторых, у каждого чиновника есть окружение с различными интересами, есть политические силы, с которыми нужно договариваться в парламенте, а они выдвигают свои требования. Это достаточно сложный процесс, совсем не прозрачный. Все под одеялом. Например, нет ясности, почему до сих пор не назначен председатель Антикоррупционного бюро. Ведь прошел уже почти год, состоялся конкурс, определены финалисты. Потому что не те? Ну, извините, это конкурс.

Когда власть год ничего не делала для борьбы с коррупцией, а потом внезапно начала осуществлять аресты на заседании Кабинета Министров, то это как бросить чем-то в народ. Если не хлеба, то хоть зрелищ. Понятно, что таким образом она стремится показать, насколько активной является ее борьба с коррупцией. Но это примитивно.

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий