Касьянов: сейчас Путин сосредоточен только на сохранении власти
Опубликовано:: Чт, Авг 18th, 2016

Касьянов: сейчас Путин сосредоточен только на сохранении власти

Предлагаем вашему вниманию разговор с российским оппозиционером, записанный во время его недавнего визита в Польшу

160313120442_mikhail_kasyanov_624x351_reuters_nocredit

Владимир Путин борется за сохранение власти, а единственным способом лишить его ее являются выборы, – считает один из самых известных российских оппозиционеров Михаил Касьянов.

А мы предлагаем вашему вниманию разговор с лидером российской партии ПАРНАС, записанный во время его недавнего визита в Польшу.

– Кем сегодня является Михаил Касьянов – бывшим премьером, оппозиционером, человеком, верящий в современную Россию, которая не сдается, а может борется за достижение чего-то невозможного?

– Думаю, что первое определение является правильным. Я пытаюсь показать россиянам, что не все еще потеряно и что мы можем вернуть нашу страну на путь европейского выбора и демократии, и что я знаю, как это сделать. Россияне должны только проснуться, понять, кто для них является источником всех проблем и пойти на парламентские выборы в сентябре. Они должны проголосовать за изменения и за мою партию ПАРНАС. Ведь я показываю обществу, что мы имеем опыт и людей, которых уже на следующий день можем объявить членами правительства. Мы способны предложить новую программу для нашей страны, где будут предусмотрены экономические и общественные реформы. Россияне мечтают о том, чтобы лучше жить, и хотят, чтобы мы имели хорошие отношения с соседями и Европейским Союзом. 50 процентов нашей торговли – это торговля с ЕС. А 75 процентов иностранных инвестиций в российскую экономику происходит из Евросоюза. Поэтому Европа – это наш естественный партнер и мы не можем себе позволить разрушать с ней отношения, как это делает Путин. Это, собственно, я и объясняю людям. Потому что мы можем улучшить эти отношения почти сразу, ведь у нас есть те же ценности, что и у остальных европейцев.

– Но как это сделать? Как убедить людей, зная, какова, например, ситуация в российских СМИ?

– Это действительно очень-очень трудно. Это наша главная проблема, потому что власть не позволяет нам использовать никаких других средств коммуникации, кроме интернета. Когда я путешествую в разные части страны, то сталкиваюсь там с провокациями, давлением, даже физическим. На другие политические партии не оказывается такого давления, потому что Путин знает, кто является настоящей альтернативой ему, поэтому и не позволяет, чтобы наша поддержка росла. Апрельские опросы Института Гэллапа показывают, что я сам могу рассчитывать на 7-процентную поддержку. А это значит, что мы имеем шансы и на выборах, и в парламенте, поэтому можем создать настоящую оппозицию. Потому что сейчас существует лишь имитация оппозиции. Зато после выборов мы могли бы заняться настоящими проблемами.

– Вы сказали, что это будет постепенный процесс. То есть, иначе говоря, это потребует нескольких лет?

– Это потребует лет, правда, но нам способствует конституционный календарь. В сентябре парламентские выборы. А в сентябре следующего года – выборы в региональные и городские советы на одной четвертой страны. В марте 2018 года мы будем выбирать президента. Этих неполных двух лет немного для постепенных изменений. Конечно, мы не хотим революции, потому что этого россиянам уже достаточно. Но Путин должен осознать, что выборы нельзя организовывать в его стиле. У нас есть международные обязательства. Россия является членом Совета Европы и ОБСЕ, а правила этих двух организаций четко определяют избирательные стандарты. И речь идет не только о нас. Наши друзья здесь в Европе должны занять четкую позицию и призвать Путина, чтобы он придерживался своих международных обязательств.

– Господин Касьянов, конечно, прошло много лет с тех пор, когда вы были премьером у Путина. Но могли бы вы помочь нам понять, что происходит в его голове?

– Я не знаю, что происходит в его голове. Однако я могу составить некоторое представление об этом на основе его действий. И знаю, что сейчас Путин абсолютно сосредоточен на сохранении власти. Итак, он требует определенной легитимизации за пределами России. А это значит потребность найти внешнего врага. И он его нашел – Соединенные Штаты, страны Балтии, Польша и Украина. В этих, собственно, направлениях сейчас работает пропаганда. А Путин требует побед. К сожалению, ареной для таких упражнений сегодня выступает Украина, потому что Путин убежден, что реакция Запада на его действия будет такой же, как после вторжения России в Грузию в 2008 году. Уже через три месяца после этого Запад вернулся к дружеским отношениям с Россией. Путин верит, что сейчас будет так же. Но он просчитался. Вы здесь в Европе проснулись и являетесь одним целым. А это очень важно. Кроме этого, Путин требует врага внутри страны. Это, собственно, мы. Он называет нас предателями, пятой колонной. Сегодня мы не ощущаем на себе каких-то массовых репрессий, но некоторых наших активистов уже взяли под стражу, а в отношении других продолжаются судебные процессы.

– Как бы, опираясь на это, вы охарактеризовали перспективы политики Путина?

– Политика Путина близорукая. Он не имеет стратегического видения развития России, а лишь борется за сохранение своей власти. В то же время Россию сейчас поглотил экономический кризис, что затрудняет сохранение власти. Поэтому, собственно, я верю, что россияне проснутся.

– А каким образом Путину в течение этих 16 лет удалось концентрировать в своих руках столь мощную власть?

– На самом деле, он достигал поддержки различным образом. В первый период, когда я был премьером, наше правительство имело поддержку со стороны среднего класса. Тогда мы проводили реформы. Хотя баррель нефти стоил неполные 24 доллара, нам удалось вывести страну на путь систематического роста – 7,6 процентов ВВП в год. Когда я ушел из правительства, то на основе этого энтузиазма и энергии мы имели очередной рост – 40 процентов ВВП. Тогда нефть стоила уже 50 долларов. Однако за последние пять лет рост был на уровне 8 процентов, то есть таким, как будто его и не было. Сейчас же второй год подряд мы наблюдаем падение, а ВВП вышел на уровень 10-летней давности. Путин потерял эти 10 лет. Люди страдают и видят, что они уже не в состоянии жить даже так, как полгода назад, ведь денег у них все меньше.

– Однако с тех пор, когда Евросоюз ввел против России санкции за аннексию Крыма, уровень поддержки Путина не изменился.

– Нельзя интерпретировать результаты этих социологических опросов непосредственно. Путин сделал так, что общество боится. Большинство людей не хочет отвечать на такие вопросы, поэтому, чтобы от них отстали, говорят, что поддерживают власть. Это не значит реальной поддержки. Хотя, к сожалению, должен признать, что в случае Крыма даже образованные люди поддержали аннексию. Хотя они и выступают против Путина и его политики. На самом деле, они понимают, что в 21 веке государства не могут так поступать, но считают аннексию справедливой. Почему, потому что во всех школьных учебниках России написано, что Крым всегда был частью нашей страны и нашей истории. Они убеждены, что передача Крыма Украине была ошибкой Хрущева, которую сейчас исправлено.

Напоминаем, что об особенностях власти Путина и о том, что ее сохранения является главной целью российского руководителя, нам рассказывал бывший премьер-министр России и нынешний оппозиционер Михаил Касьянов.

IAR/А.М.

Разместил

Андрон Креп -

Постинг и поддержка сайта/

Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий