Министр Мусий: "Яценюк – это модернизированный режим Януковича"
Опубликовано:: Сб, Окт 18th, 2014

Министр Мусий: “Яценюк – это модернизированный режим Януковича”

Отстраненный чиновник рассказал, что кроется за его конфликтом с премьер-министром Такого в истории украинского правительства, кажется, еще не было.

мусий министр

На днях по инициативе премьер-министра Кабмин отстранил от исполнения обязанностей министра здравоохранения. Поэтому Яценюк лишился уже второго министра, назначенного в правительство из людей с Майдана. Первым несколько недель назад ушел министр экономики Шеремета. Пошел тихо, но сказал прямо, что не может работать по-старому, а по-новому – никто не дает. И среди прочего добавил, что за полгода работы мог только раз пообщаться со своим непосредственным руководителем – премьер-министром Яценюком. И вот – опять скандал. На этот раз Яценюку не угодил министр здравоохранения. Но, видно, нашла коса на камень.

Министр Мусий не принял покорно волю начальства. Он решил не молчать. Претензии о провале Министерства здравоохранения в деле госзакупок лекарств для тех, кто получает их бесплатно, он отвергает категорически. И прямо говорит о том, что за Яценюком стоит мафия, которая имеет целью сохранить коррупционную систему госзакупок. Об этом и другом говорим с Олегом Мусием.

– Дали вам возможность сформировать собственную команду в министерстве?

– На следующий день после назначения я предложил заместителям предыдущего министра написать заявления об увольнении, поскольку после Майдана должны прийти новые кадры. Кроме того, сразу на следующий день после назначения (это было 28 февраля) я собрал весь трудовой коллектив и объявил, что теперь будет новое видение работы министерства. В частности, я запрещаю все коррупционные схемы, откаты, которые были в моде, меня это не интересует, и ко мне прошу с этими вопросами не обращаться.

– Как они отреагировали?

– Первой реакцией была молчаливое согласие. Но уже через два дня крупнейший коррупционер министерства, “кошелек” Саши-стоматолога (Александра Януковича, сына экс-президента. – Ред.) Роман Богачев отозвал свое заявление на увольнение, ушел на больничный и очень долго мучил всех и вся, не увольняясь. Это заместитель министра – руководитель аппарата министерства. Люди брали больничный, где, по закону, имеют право находиться без освобождения четыре месяца подряд. Далее им как госслужащим следует предложить другую работу в министерстве – вообще уволить нельзя. – И только если они отказываются от низших должностей, тогда правительство может их уволить, – говорит Олег Мусий. – Подчеркиваю, что именно правительство, потому что, по нынешнему закону о Кабмине, министр не может сам ни уволить, ни назначить себе заместителей. Это, хотя и по его представлению, может сделать только Кабмин на своем заседании. Если по предварительной версии закона министр мог хотя бы выговор объявить заместителю, то теперь он и этого права лишен – все только Кабмин. И я во всей красе ощутил на себе особенности этого закона, когда мое представление на второй выговор моего первого заместителя – председателя тендерного комитета – пролежало на столе у ​​премьер-министра три месяца! Три месяца Яценюк не реагировал, а когда ему стало выгодно, он очень быстро среагировал. И очень своеобразно – заодно и меня отстранив.

– Речь идет о Руслане Салютине, непосредственно ответственного за проведение госзакупок лекарств для граждан по государственным программам?

— Да.

– Вы обвиняете Салютина, но это вы вносили его кандидатуру на назначение Кабмином!

– На самом деле все не так, как выглядит на первый взгляд. Потому что реально, по восстановленной Конституции-2004, правительство формирует коалиция парламентских фракций Верховной Рады. Так вот, на старте работы нового правительства мне было объяснено, что нам нужны голоса в Верховной Раде, а в парламенте есть “Удар”, “Батькивщина” и условная группа “Фронта перемен”, есть “Свобода”, которые должны быть представлены в вашем министерстве. Поэтому надо назначить тех или иных заместителей от разных политических сил, чтобы потом в парламенте иметь поддержку правительства.

– И какую же политсилу представлял Салютин?

– Квота Яценюка и его неофициального “казначея” Мартыненко! Рекомендовали его как хорошего специалиста. Он действительно как будто профессор, доктор наук, имел определенный управленческий опыт, я знал его как председателя координационного центра трансплантации органов министерства. Сам Салютин заверил, что будет тесно работать в команде со мной. Ну, думаю, если премьер предлагает, никаких оснований сопротивляться этой кандидатуре вроде нет. Зато на других заместителей я уже предлагал людей, которым лично доверяю. В ответ – сопротивление премьер-министра, никто ему не подходит. Полное блокирование, кроме Салютина, два месяца не назначали замминистра! Такая принципиальная позиция Яценюка. Выкручивайся как хочешь, а мы тебе не назначим.

– И как же вы выкручивались?

– О! Тогда я научился работать в министерстве по 16 часов – с восьми утра до двенадцати ночи. Ежедневно, без выходных. А как иначе заменить выполнение функций, которые должны делать три заместителя министра? Во второй половине апреля мне предложили назначить заместителем министра – руководителем аппарата – Василия Лазоришинця. Это по квоте “Удар”. Я взамен предложил назначить другим заместителем Наталью Лисневскую – человека, которому доверял, известного специалиста по медицинскому праву (кстати, также защищала майдановцев на судебных заседаниях во время революции). Так и договорились с премьером: он дает квоту “Удар”, но в то же время не противится назначению хотя бы одного заместителя, которого хочу. Уже в августе назначили еще одного заместителя не из моей команды – Юрия Савку.

– Как же произошел провал с закупками лекарств на миллиарды гривен?

– Закупки за государственный счет перешли в ведение первого заместителя Руслана Салютин. Того самого – от команды Мартыненко-Яценюка. В его подчинении был отдел закупок, он возглавил тендерный комитет. По сути, это была полная ответственность первого заместителя – все полномочия по госзакупкам были у него. Я говорил с ним, он неоднократно обещал провести тендеры, однако ничего не происходило. Тогда через месяц-полтора я стал уже давать ему официальные поручения в форме отдельных поручений, поручений аппаратных совещаний… Содержание их одно: немедленно провести закупки, немедленно разблокировать процесс с тендерами. Но в течение мая-июня это ситуацию не изменило. Тогда уже на уровень Кабинета Министров получилось поставить этот вопрос, уже премьер начал давать мне поручения на министерство. Однако Салютин на это реагировал вяло или вовсе не реагировал. Как следствие, еще в июле я подал премьер-министру первое заявление с просьбой объявить моему первому заместителю второй выговор, поскольку он не выполняет своих обязанностей.

– А когда у Салютина был первый выговор?

– Еще в мае. Был скандал с невыплатой причитающихся средств родственникам героев Небесной сотни, премьер очень остро отреагировал. Было проведено служебное расследование, которое установило ответственность Салютина за невыполнение этой работы, и Кабмин объявил ему выговор. Но когда я сделал представление на второй выговор, то объявление ее автоматически означало бы освобождение Салютин с должности. А у них распределение должностей по партийным квотам, тем более, что эта квота – премьерская… Потому, видимо, он и решил избавиться от меня. Называя вещи своими именами, просто отомстить.

– Как вы объясняете действия Салютина? Почему он так долго отказывался проводить госзакупки?

– Честно говоря, это – саботаж, чтобы подставить меня как министра. С другой стороны, должен признать, что ситуация, в которой мы в этом году оказались, не давала возможности стандартно решать эту задачу и требовала сверхусилий.

– Почему?

– Из-за девальвации гривны, роста цен на лекарства по сравнению с прошлогодними (когда утверждали бюджет закупок в 2014-м) на 80%. Еще 7% НДС ввели на лекарства. А тендерное законодательство, которое инициировал Кабинет Министров и сам Арсений Петрович, оказалось совершенно неподходящим. Инструментов, благодаря которым можно было бы добиться некоторого снижения цен, не было. При этом встречи с участниками рынка показали, что лишь 5% из запланированного фирмы готовы продать по прошлогодним ценам. Кроме того, надо же было бороться с коррупцией. “Откаты” ранее составляли не менее 20-30%. Я был категорически против этого. А фармацевтическая мафия, которая 15 лет торговала с Министерством здравоохранения на таких особых условиях, решила показать мне, где раки зимуют, и заблокировать госзакупки даже там, где их можно было провести. Они просто не выходили на торги!

– А почему нельзя закупать просто у производителей?

– Госзакупки происходят в гривне, поэтому украинские лекарства еще можно закупать напрямую у производителя, но их только 20%. Зато импортные приходится закупать только через посредников, потому что нужен некто, кто сначала закупит за инвалюту перед тем как продать министерству за гривны. Наибольшие проблемы в связи с этим возникли с вакцинами, а особенно с противотуберкулезным прививкам – БЦЖ. В Украине эта вакцина сертифицирована от двух российских производителей, которые нам ее постоянно поставляли. Но раньше у нас ввели требование о соответствии обязательным в ЕС производственным стандартам GMP. Эти российские поставщики не сертифицированы по стандартам GMP и, соответственно, в 2014 году потеряли возможность вообще выходить со своей продукцией на наш рынок. – Как следствие – видим такую ​​картину. В прошлом году одна российская вакцина БЦЖ стоила 1,8 гривны. В этом году на первый круг торгов все же выходят два посредника с российской же вакциной – устанавливает цену 5 гривен, второй – 5,5 гривны. Есть втрое дороже, хотя ни девальвация гривны, ни новый 7% налог 300% цены от прошлогодней не дают! И получается польская фирма с тамошней вакциной по 8,8 гривны за дозу. Она имеет сертификат GMP, но от российской в прошлом году дороже, как видим, почти в пять раз. Как следствие, тендерный комитет не закупает ничего в связи со значительным превышением плановой цены. А на второй круг торгов с БЦЖ не выходит вообще ни один производитель. Ноль. Купить просто не у кого. И еще ситуация. Несмотря непроведенные закупки, на самом деле мы имеем на складах почти 600 тысяч доз БЦЖ. Это – российская вакцина, закупленная в прошлом году, до вступления в силу требования о GMP-сертификации. Она имеет еще год срока хранения, однако использовать ее мы не можем, потому что у нее закончился выданное Украине разрешение на продажу. Теперь специальное разрешение должна выдать Верховная Рада, а парламент на сегодня этот вопрос не рассмотрел. Такая картина.

– Какая картина с другими медикаментами?

– Вообще министерство по разным 40 подвидам программ закупает продукцию на 2,1 миллиарда гривен. Это 400 наименований изделий медицинского назначения. Так вот, остатки на складах по этим позициям составляют от 30 до 60% годовой потребности. Как следствие, остатков лекарств от СПИДа, многих препаратов против туберкулеза достаточно, и даже непроведение торгов в этом году никак не повлияет на объемы бесплатного обеспечения ими людей. И еще. Если говорить о нынешних ценах, то для стопроцентного обеспечения нужно 9 миллиардов гривен вместо выделенных нам 2,1 миллиарда. В итоге, с 2,1 миллиарда почти на 500 миллионов гривен тендеры на сегодня проведены и акцептованные, еще на 400 миллионов тендеры проведены, но процедура акцепта через рабочие группы длится около 10 дней и должна была закончиться до 7 октября (если бы именно в такой “удачный “момент правительство не решило уволить главу тендерного комитета).

Тендеры еще на 500 миллионов заблокировал Антимонопольный комитет по жалобам фирм, которые предлагали лекарства по завышенным ценам и имеют старые коррупционные отношения с АМК. И еще на 500 миллионов тендеры должны состояться до 20 октября. Механизм понемногу закрутился. И именно в это время, понимая, что ничего предъявить народу перед выборами, премьер сделал то, что сделал. Незаконно и, считаю, незаслуженно. Думаю, кроме желания показать себя перед выборами решительным борцом с недостатками, Яценюк – как первый номер избирательного списка “Народного фронта” – решил еще в одном смысле использовать свою должность.

– Почему вы так считаете?

– А иначе это и невозможно оценить! Судите сами: в понедельник я, как и положено, прихожу к премьер-министру с заявлением об отпуске для участия в избирательной кампании. Говорит, хорошо, рассмотрит. А в среду, на очередном заседании Кабмина, вместо того чтобы объявить о предоставлении мне отпуска, выносит на голосование решение о моем отстранении от исполнения обязанностей. Из присутствующих членов Кабмина “за” голосует пятеро, а другие вообще не голосуют, притом, что в целом в состав Кабмина входит 15 человек. Яценюк говорит: “Единогласно!” Кроме того, ни одним законом никакого отстранения не предусмотрено, а уволить министра с должности может только Верховная Рада!

– Де-факто все же отпуск получился?

– Де-факто вышли беззакония и политическая расправа. Почему? Потому Яценюк фактически стремится сохранить неизменной коррупционную систему, которая действовала в здравоохранении много лет. Яценюк – это модернизированный режим Януковича. Терпеть такое своеволие я не собираюсь и подаю в суд.

Андрей ГАНУС

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий