Мнение: сдача Дебальцево – стратегическая победа
Опубликовано:: Чт, Фев 19th, 2015

Мнение: сдача Дебальцево – стратегическая победа

Развели Путина, как котенка. Это если наши власти имели стратегический план.

bf41a6bfcfe908d5a312c0234d00ebe8Это звучит, как фантастика: Дебальцево – наша самая большая победа. Не в боевом смысле, а как любят писать различные теоретики, в смысле «военно-политическом». То есть победа стратегическая, которая выходит за рамки боевых действий. Обыватель думает, что война – это лишь поле боя, наступление, отступление, сейчас изучили слово «котел». И боевые действия – это лишь один из инструментов более глобальной игры, когда враги пытаются поставить друг друга в такие условия, когда противник не может делать то, что хочет. Это и называется стратегией.

Автор: Роман Кульчинский

И мы в этом конкретном эпизоде ​​получили стратегическую победу, подчеркиваю только в эпизоде, а не в войне в целом. Украинские руководители строго в соответствии с рекомендациями Сунь-цзы «показали фальшивую выгоду» и «были близко, хотя казались далеко».

Путин увидел иллюзию легкой добычи в виде Дебальцевского котла. Ему эту иллюзию создали: котел почти замкнулся и до полного окружения рукой подать. Российский лидер с его авантюризмом и, как пишет Джеймс Шер, заниженным порогом ощущения опасности, не мог не клюнуть, и он клюнул («показали фальшивую выгоду»).

В предвкушении скорого разгрома значительных частей украинской армии, а следовательно и угрозы новых массовых беспорядков в Киеве (Кремль делает ставку на протесты в Киеве, смещение президента и как следствие потерю управляемости, а следовательно легкую оккупацию «Юго-Востока») он ошибся: фактически признал, что он руководит войной и начал переговоры с мировыми лидерами.

Мог ли он пробовать запирать котел без этого громкого пиара?

Теоретически да, но концепция российской стратегии заключается в максимально громком информационном сопровождении военных действий. И переговоры в формате четырех такой пиар давали. Так он клюнул второй раз. К тому же отказываться от переговоров в этот момент означало показать официальную незаинтересованность в прекращении кровопролития, чего Кремль на словах перед западной публикой избегает.

Путин, уверен в том, что победителей не судят и в пугливости Запада (последнее один из ключевых предпосылок российской стратегии в этой войне) шел ва-банк: говорил о мире и демонстративно атаковал в Дебальцево.

В случае удачи он получал: первое – деморализацию ВСУ, бунты в Киеве, второе – еще один аргумент и для европейцев и для украинцев в ​​пользу того, что с Россией лучше не воевать. Вспомните, заготовленные смс-ки нашим воинам с предложением сдаваться сразу после Минска.

После деморализации Украины Меркель с Орландом проглотили бы все, им – чем меньше мороки, тем лучше. А если некого защищать, то и камень с плеч. И разве кто-нибудь упоминал о предварительных договоренностях после военной победы?

Но иллюзия котла была лишь иллюзией. Тиски не замкнулись, и дорогу, по которой с трудом доставлялись боеприпасы, легко разблокировали при выходе из плацдарма («были близко, хотя казались далеко»). Держать город дальше было опасно, и в этой игре мы тоже рисковали.

В результате мы добились двух вещей

Первое – показали, что это война не с сепаратистами, а с Россией и Путиным (для Запада это далеко не очевидные вещи, один из элементов игры Путина в Дебальцево – маскировка своего участия). Мы создали ситуацию, когда картежник добровольно показал всем свои крапленые карты.

Второе – продемонстрировали западным лидерам, что дипломатические усилия напрасны и значительно усложнили аргументацию, почему не стоит давать Украине оружие. В конечном итоге это сказал сам Порошенко. Фактически спектакль разыгрывался для Обамы.

При этом, в качестве побочного эффекта, мы, удерживая позиции, превратили Дебальцево на мясорубку для российско-сепаратистских войск. И мы сохранили войска.

Обратите внимание: Путин много говорил о войне в Украине, пока верил в котел, теперь, когда наши войска организованно вышли, он молчит.

Да, бойцам было трудно, да, были потери, да, их поставили на грань смерти, есть погибшие. Иллюзия легкой победы должна была выглядеть правдоподобно. Но это война, пожертвовать бойцами ради введения врага в заблуждение – привычный прием. «Батальоны просят огня», – хороший фильм на эту тему.

Если вышеописанное предположение – правда, кто-то из украинского руководства или из его советников – гениальный стратег. Кто это, не известно. И хорошо, что не известно.

И вся эта красивая теория имеет узкое место: весь нынешний успех – случайность, удачное стечение обстоятельств, фортуна, историческая закономерность, по которой последняя империя должна проиграть войну и развалиться и никакого стратегического плана у нас не придумали. В этом случае мораль такова: победоносная война с сильным противником ведется, как описано выше: с фальшивыми выпадами, с созданием ложных выгод противнику, с созданием иллюзии слабости там, где сила и силы там, где ее нет, с сюжетом одновременно разворачивающимся на всех фронтах: военном, дипломатическом, экономическом, информационном и так далее.

Правды о истинных намерениях, действиях, планах украинского командования во время Дебальцевской дуги мы не узнаем никогда, разве что кто-то из руководителей в глубокой старости напишет мемуары. Да и то в них не отличишь субъективную оценку от реальных событий. Ведь «правда, которая воспринимается, как обман – вот истинный обман».

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Отображается 2 комментария
Вы написали
  1. Alex:

    Впереди еще много подобных побед.

  2. Paylus:

    Перечитал 3 раза но так и не понял в чем победа?

Оставьте комментарий