Ни шагу назад! Дальнейшие уступки Кремлю подорвут Украину
Опубликовано:: Чт, Апр 2nd, 2015

Ни шагу назад! Дальнейшие уступки Кремлю подорвут Украину

Дальнейшие уступки Украины могут окончательно подорвать ее политическую и экономическую стабильность

384004462

Тому, что сегодня происходит на Донбассе, разные люди дают диаметрально противоположные оценки.

Например, американские сенаторы Джон Маккейн и Линде Грэм убеждены, что канцлер Германии и президент Франции при поддержке президента США легитимизировали расчленение Украины. “Западные лидеры заявляют, что военного решения конфликта в Украине нет, – отмечают законодатели. – Путин так не думает… Без сильной поддержки Западом украинской армии мы и дальше будем наблюдать реализацию навязанного Россией военного решения в Украине, как это уже произошло на части территории Грузии и Молдовы”. По мнению сенаторов, Америка должна немедленно предоставить Украине защитные доспехи и наложить дополнительные санкции на Россию, а “не прятаться за провальными попытками договориться с агрессором”.

С тем, что судьбу мира в Украине диктует Кремль, согласен и один из руководителей немецкого Фонда имени Генриха Белля Ральф Фюксе. Однако он, как и западные лидеры, считает, что “Киев должен добиваться прекращения огня любой ценой”. Это, мол, нужно для того, чтобы сохранить шанс стабилизировать финансовую, экономическую и политическую ситуацию. “В противном случае, – отмечает эксперт, – есть угроза коллапса государства путем его обескровливания”.

Нынешние события вокруг установления мира между Украиной и Россией многие сравнивают с заключением в 1918 году Брестского мира между Россией с одной стороны и Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией – с другой. Тогда, как известно, советскую Россию вынудили пойти на мир с большими территориальными потерями. Ей пришлось согласиться на отделение Украины, Литвы и Латвии. Но, окрепнув, большевики снова стали захватывать территории, которые ранее были частью Российской империи.

На прошлой неделе Порошенко и парламент сделали новые шаги, чтобы продолжить движение в направлении выполнения Минских соглашений, которые, по замыслу, должны привести к миру. Верховная Рада проголосовала за особый порядок местного самоуправления на отдельных территориях Донбасса и признала их оккупированными.

Станут ли эти законы конечной ценой мира? Может ли Украина пойти на другие уступки в конфликте? Об этом – в беседе с политологами Ярославом Макитрой, Виталием Куликом, Василием Найдой, Алексеем Сугурняком и Владимиром Сенчиным.

– Как вы считаете, стоит ли сейчас Украине жертвовать своими территориями ради установления мира?

Я. Макитра:

– Проще сказать, что Украина не должна идти на потерю территорий. Но ситуация очень критическая. Очевидно, что Запад пока не готов воевать за Украину. А украинское руководство считает, что у нас мало сил для того, чтобы вести полномасштабную войну с Россией. Отсюда – такой компромисс.

Думаю, если Украину и в дальнейшем будут заставлять подписывать такие документы, как Минские соглашения, украинское общество этого должным образом не воспримет. Такие уступки все более будут деморализировать людей. Как следствие, их будет трудно сплотить впоследствии в критический момент.

В. Кулик:

– Речь идет о замораживании конфликта на Донбассе. Но мы должны понимать: в замораживании конфликта для Украины много мин замедленного действия, которые возникнут позже. Приднистровизация конфликта на Донбассе будет существенно играть против Украины, и создавать немало угроз ее национальной безопасности. Понятно, что в долгосрочной перспективе ни Украина, ни Россия Минских соглашений не будут выполнять. Это временное прекращение огня перед новым этапом военного столкновения.

– Решает ли что-нибудь в этом конфликте закон об особом порядке местного самоуправления на Донбассе?

В. Найда:

– На самом деле он принят только для того, чтобы продемонстрировать миру, что мы выполняем Минские договоренности. Разработчики этого документа и те, кто за него голосовал, вряд ли верят в его практическую ценность. Ведь документ содержит немало как экономических, так и моральных “ям”, в которые то и дело проваливаться наша страна.

– Что это за “ямы”?

В. Сенчин:

– Во-первых, если бы этот статус действительно начал работать, то стал бы непосильным бременем для экономики. Ведь в нем, по существу, речь идет о гарантированном бюджетном финансировании оккупированного анклава. Какой бы тяжелой ни была ситуация, какое бы тяжелое время ни переживало государство, а финансирование контролируемых террористами территорий, согласно принятому закону, нельзя уменьшать ни на копейку. Во-вторых, мне, как и большинству украинцев, трудно представить, что главари террористов Плотницкий и Захарченко, руки которых по локоть в крови, будут спокойно избираться в украинские органы власти.

– А для чего политики признали часть Донбасса оккупированной территорией, не объявляя войну России?

В. Найда:

– Это юридическое признание реальности. И в то же время в определенной степени хитрый ход Киева, поскольку он предусматривает, что на оккупированных территориях не могут проводиться никакие выборы, кроме украинских. А если и будут проводиться, то их не признает ни одна страна в мире. То есть если там не будет выборов по украинским законам, то эти регионы, как оккупированные территории, теряют всякую легитимность.

В. Сенчин:

– Кроме того, статус оккупированных территорий предусматривает особый правовой режим пересечения границ оккупационной зоны, запрет проведения там референдумов. Также на временно оккупированной территории запрещается хозяйственная деятельность, организация железнодорожного, автомобильного и воздушного сообщения. Запрещено также использование государственных ресурсов, осуществление денежных переводов и тому подобное. Словом, максимальная изоляция.

– Можно ли это считать это дрейфом в сторону замораживания конфликта?

В. Найда:

– Конечно, руководители страны не могут прямо сказать, что, мол, наша цель – замораживание конфликта. Но именно замораживание ситуации и прекращения огня на данном этапе действительно является реалистичным выходом для нас. После встреч в нормандском формате видно, что Меркель и Олланд также настроены на такой сценарий.

– Что он даст Украине?

О. Сугурняк:

– По крайней мере, временную стабилизацию. Сейчас ситуация движется по приднестровскому варианту. Очень похож политический подтекст. Причем если раньше на границе Украины и сепаратистских республик царил хаос, то теперь происходит определенная формализация отношений: устанавливаются таможенные пошлины, взятки на блокпостах и ​​тому подобное. Словом, ни мира, ни войны. Но и это уже не так плохо.

В. Сенчин:

– Мало кто знает, что Приднестровье активно торгует через Молдову с Европейским Союзом и значительная часть его жителей имеет паспорта Молдовы или Румынии и безвизовый въезд в ЕС. Нечто подобное может происходить и в отношениях Донбасса с остальной Украиной. И тогда такая ситуация может стать способом постепенной реинтеграции региона: вполне возможно, что нынешних руководителей “ДНР” – “ЛНР” со временем заменят прагматичные люди, связанные с бизнесом, которые будут договариваться о мягкой модели возвращения в Украину.

– А какие риски такого замороженного состояния?

В. Найда:

– Наибольший риск в том, что может быть и жесткий вариант – нечто вроде Абхазии или Нагорного Карабаха, когда нет каких-либо отношений, и есть постоянная опасность локальных столкновений. В Абхазию Россия еще вкладывает деньги, особенно в приморские районы. Но захочет ли Кремль кормить Донбасс? Если нет, то этот регион превратится в зону тотальной деградации. И взрывы насилия там могут происходить совершенно непредсказуемо.

– Как долго этот конфликт может просуществовать в замороженном состоянии?

В. Сенчин:

– Трудно прогнозировать. Решение приднестровского конфликта с привлечением различных международных посредников продолжается уже более 20 лет, и до сих пор сдвигов не видно. Мало того, примеров решения замороженных конфликтов пока нет, даже если к ним привлечены очень серьезные игроки мировой политики.

О. Сугурняк:

– Кроме того, пока неизвестно, такая ситуация удовлетворит Кремль. Понятно, что на Донбассе Путин не хотел бы повторять приднестровский ошибку. Москва предпочла бы с помощью Донбасса влиять на остальную Украину. А значит, “Новороссия”, по планам кремлевских политтехнологов, должна быть жестко привязана к Украине, но Киев не должен ее контролировать. Поэтому я думаю, что на очень длительное замораживание надеяться не стоит.

– Итак, возможна ли эскалация конфликта?

В. Найда:

– Я этого не исключаю. Цель Путина – дестабилизация Украины, создание пророссийского вектора украинской власти, легитимизация аннексии Крыма. Поэтому Москва со временем будет пытаться сдвинуть ситуацию с точки замерзания. Если бы Кремль хотел договориться, то на Донбасс не поступало бы так много мощного современного оружия. Москва пока выжидает. Если Украина, ЕС или США проявят малодушие – например, смягчат или отменят санкции, она непременно этим воспользуется.

– Стоит ли нам попробовать решить этот конфликт силовым способом?

В. Сенчин:

– Если начнем освобождать захваченную территорию, брать границу под контроль, то, исходя из логики выступлений Путина, он может начать тотальное вторжение на нашу территорию. Надо понимать, что руководство РФ перешло границу и готово к открытой системной войне с Украиной.

– Как нам действовать в такой ситуации?

В. Сенчин:

– Основная задача Украины сегодня – максимально эффективно использовать момент относительного перемирия. Нужно круглосуточно строить на нынешней линии разграничения границы и боевые укрепления, которые могли бы сдержать не только вероятные атаки сепаратистов, но и регулярные армейские части России. В случае необходимости на эту задачу следует заставить работать всю экономику Украины. Добившись более-менее стабильного замораживания конфликта, мы получим возможность без дополнительного идеологического и уголовного балласта развивать Украину, в частности проводить реформы и укреплять свои вооруженные силы.

– Какие риски для Украины кроются в мире любой ценой?

Я. Макитра:

– Если в Украине пройдут реформы и будет поддержка Запада, значительный экономический ущерб вследствие потери Донбасса она не почувствует. Ведь, несмотря на некоторую промышленность, которая там работала, Донбасс был дотационным регионом. Точнее, доходы, которые он получал, шли в карманы олигархов.

Если же уступки Донбассом не ограничатся, для Украины это может обернуться новым серьезным экономическим ударом. Без значительных территорий Востока наша страна может стать нежизнеспособной, например нынешний Донбасс – без Украины.

В. Кулик:

– Все зависит от того, что будет дальше. Если все-таки речь о своего рода разделении страны и при этом в самой Украине и дальше будет царить коррупция, а политики пафосно заявлять о великой победе, это подорвет ситуацию внутри. Слабая позиция украинской власти приведет к серьезным внутренним противоречиям и конфликту. А это, собственно, на руку России. Ведь ее цель – не захват Крыма и части Донбасса, а укрощение Украины.

Наталья Васюнець, Юрий Грыцык

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий