Обнародованы документы, открывающие тайны русификации Донбасса
Опубликовано:: Пт, Июн 19th, 2015

Обнародованы документы, открывающие тайны русификации Донбасса

После вступления в силу законов о декоммунизации архивные документы, в том числе секретные архивы КГБ, становятся общедоступными.

05da02fcdb

И уже сейчас историки обнародовали новые архивные данные о том, как после опустошительных, голодных лет в восточные и южные регионы Украины переселяли жителей России. Выставка таких документов, в частности, проходит в Национальном музее “Мемориал памяти жертв голодоморов в Украине”.

– Масштабных научных исследований, посвященных этой тематике, пока нет – слишком мало документов по этой проблеме сохранилось, – говорит заведующий научно-исследовательского отдела фондов музея Нина Лапчинская. – Несмотря на это, представленные документы могут быть одним из ключей для осмысления истоков нынешних событий на Востоке Украины. Если внимательно посмотреть на карту, то территории переселения совпадают с условным проектом “Новороссия”.

– С чего это переселение иностранцев в Украину началось и когда?

– Формально процесс переселения был запущен секретным постановлением Совета народных комиссаров СССР от 25 октября 1933 года – “О переселении на Украину 21 000 семей колхозников”. Однако на самом деле подготовительную работу начали еще в августе 1933-го, когда был создан всесоюзный переселенческий комитет. Он занялся подготовкой контингентов и мест для переселения. Целевые территории для заселения – Украина, Северный Кавказ, Кубань.

– Сколько всего людей переселили в Украину в рамках этой программы?

– К концу 1933 года с Западной области РСФСР (ныне – Брянская) в Днепропетровщину было отправлено 109 эшелонов с переселенцами и их живностью, с Центрально-Черноземной области России (ныне – Воронежская, Курская, Тамбовская, Пензенская) в Харьковскую область – 80 эшелонов, с Ивановской в ​​Донецкую – 44 эшелона. С Белорусской ССР в Одесскую область направили 61 эшелон с Горьковской области – 35 эшелонов с людьми. По документам, в 1933 году так переселили 22 000 семей. Планировалось столько же переселить в следующем году (правда, о результатах этой работы в 1934 году мы итогового документа пока не нашли, поэтому можем воспринимать эту цифру лишь как гипотетическую).

– 22000 плюс 22000 – это 44 тысячи семей только за два года. А из скольких людей в среднем состояли семьи тогдашних переселенцев?

– Я обращала на это внимание, изучая документы. В основном – 5-6 человек в семье. То есть в целом получается около четверти миллиона человек. Кстати, кроме программы переселения в Украину крестьян из России и Беларуси, была еще и программа внутриукраинского переселения в наиболее пострадавшие от голодомора районы. На Харьковщину, Днепропетровщину и в некоторые другие регионы переселяли жителей 30-километровой зоны вблизи северной границы Украины – с нынешних Житомирской, Киевской и Черниговской области. Однако украинским переселенцам государство не предоставляло экономических льгот и не создавало других специальных благоприятных условий, наоборот, бросало их в сложные условия. Ведь до 1939 года Западная Украина и Западная Беларусь входили в состав Польши, поэтому население украинского северо-западного пограничья Москва трактовала как социально-опасный элемент, потенциального врага.

– Какие преференции имели переселенцы из других регионов СССР?

– На ближайшие три года работы на новом месте их освобождали от уплаты налогов (очень больших в то время для крестьян), а также прощали им налоги, долги государству на прежнем месте жительства. При необходимости еще и предоставляли кредиты.

Скажем, с 15 500 000 рублей, выделенных на переселение в 1933 году, 10 000 000 предлагалось отдать безвозвратно – как материальную помощь, а еще 5 000 000 – как долгосрочный кредит.

Что касается зерна с предыдущего урожая, которое эти крестьяне собрали на своей родине, то они его там сдавали в обмен на квитанции, которые им обменивали на зерно в Украине уже из местных фондов (это после двух лет голодомора здесь!). А если переселенцам на первую зиму нужно было дополнительное зерно, то из местных фондов им выделяли еще, независимо от квитанции о сданном зерне в России.

Если они были “безлошадными”, то им выделяли лошадей из расчета 1 особь на 2-3 хозяйства. И в каждой семье должна была быть одна корова. Но ввиду того, что столько коров найти в голодной Украине при всем терроре власти было невозможно, то их приезжим должны были предоставить колхозы, из которых они выехали (преимущественно давали телят, которые вырастали уже здесь). Так как в сталинские времена не принято было заниматься комфортом в пути даже для таких привилегированных крестьян, то ехали они часто в вагонах-товарняках вместе со своим скотом.

protse2

Еще один характерный момент: переселяли как отдельные завербованные семьи, так и целые колхозы. Поэтому даже если в село приехало только 5-6 семей, власти требовали привлекать их представителей на руководящие должности в местном колхозе. Коммунистическая власть также уделяла много внимания безопасности российских переселенцев – местных украинцев запугивали, чтобы те не смели делать им что-то плохое и жестоко наказывали, если такое все же происходило.

– Враждебное отношение к приезжим было системной проблемой?

– Да. На самом деле, поселенцев часто ненавидели еще до того, как они появлялись в деревне. Потому что, кроме того, что они получали зерно из местных фондов и льготы по налогам, местные люди должны были еще и обеспечить им условия быта, обещанные государством. И истощенные голодом крестьяне ремонтировали и белили дома для ожидаемых иностранцев. Стулья и столы им в дом делали! Патефоны за счет колхозов покупали!

И еще одно массовое явление ухудшало отношение к приезжим. Некоторые люди, бежавшие от голодомора и выжившие в 1934-1935 годах стали возвращаться в свои деревни, а их дома уже были заняты. Действовало специальное постановление о защите прав поселенцев, которое гарантировало им право не возвращать жилье и хозяйственные постройки предыдущим хозяевам, которые вернулись. Бывшие жители села могли поселиться в другой свободный дом. Но, конечно, им доставалось хуже жилье, часто без инвентаря. Этим людям государство никак не помогало устроить свою жизнь на новом месте. Еще говорили им радоваться, что не отправляют в Сибирь за несанкционированный выезд из села во время голодомора.

– Какими были другие волны?

– Еще один контингент – демобилизованные военнослужащие. Поэтому вы и слышите характерное для востока название Червоноармійське так часто – военных целыми частями заселяли в вымершие деревни. Позже были другие волны. На новые и восстановленные после войны в Донбассе предприятия центральная власть массово направляла не только специалистов со всего Советского Союза, но и организовала системное переселение уголовников. Их не брали в армию, а вместо этого принудительно селили туда на определенное количество лет в рамках отбывания наказания, и дальше эти люди, имея здесь работу и кое-какое жилье, оставались.

Так на заводах, в шахтах и ​​в рабочих поселениях рабочими бытовым языком стал русский. И в этом ассимиляционном котле утонула национальная идентичность украинцев. После войны индустриальные центры востока страдали от катастрофической нехватки рабочей силы, так как гибель мобилизованных и гражданского населения обезлюднили их. Для примера: Харьков до войны был почти миллионным городом, а после войны здесь оказалось около 150 000 жителей. Компенсация населения и в этом случае была общесоюзной, поэтому не удивительно, почему в прошлом году в этом городе, как и в Донбассе, были мощные пророссийские выступления. Харьков до сих пор считается потенциальной зоной риска…

Андрей Ганус, “Экспресс”

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий