Огрызко: для Путина любой мир означает поражение
Опубликовано:: Пт, Фев 27th, 2015

Огрызко: для Путина любой мир означает поражение

Экс-глава МИД Владимир Огрызко – о компромиссах в Минске, антипутинской коалиции и “скорой помощи” от МВФ

ogryzko“Для России любой мир означает поражение. Ей нужен тлеющий конфликт с провокациями, терактами и всем тем, что позволяло бы держать Украину на коротком поводке”, – говорит бывший министр иностранных дел Украины.

– Владимир Станиславович, одни эксперты считают новые договоренности в Минске провалом Путина, с максимума не достигли даже минимума. Другие – как неудачу Порошенко… А как вы оцениваете этот документ?

– Я не стал бы говорить о переговорах как о чьей-то победе или чьем-то поражении. Ведь любые документы, которые рождаются на таких встречах, являются компромиссом. А компромисс – это всегда отступление от определенных позиций, от того максимума, на который рассчитывает та или иная сторона. Поэтому, по определению, результатом переговоров недовольны ни первые, ни вторые, ни третьи, ни четвертые.

И это нормально, когда в итоговом документе есть определенные моменты, которые хотелось бы сделать лучше. Но сейчас не вопрос в том, чтобы искать, так сказать, блох в этом тексте. Их там много… Однако за деревьями нужно увидеть лес. Если исходить из такой позиции, то главное, что мы имеем в итоге, – это то, что сегодня реально формируется Антипутинская коалиция. К сожалению, она формируется постепенно – очень и очень трудно. И мы, имею в виду украинцы, за эту постепенность платим очень дорогой ценой. Но, пожалуй, это и цена свободы, которую мы должны заплатить.

Поэтому, если брать так обобщенно, безусловно, это очень важный промежуточный документ, который дает возможность заняться основным – укреплением нашей армии и началом экономических преобразований. Если по этим двум позициям мы будем успешными, тогда шансов у наемников и российских приспешников останется очень мало!

– На этой неделе вступили в силу новые санкции против России, которые приняли еще после обстрела Мариуполя. Лидеры “Большой семерки” также официально заявили, что в случае невыполнения минских договоренностей Москву ждут новые санкции. Означает ли это, что Запад готовится к возможному обострению?

– Запад просто адекватно реагирует на те вещи, которые он видит. Во время переговоров в Минске Россия продолжала ввозить тяжелое вооружение на оккупированные территории. А в последующие дни украинские города, где вообще никаких военных нет, обстреливали из той же оккупированной территории… Это означает, что Россия не меняет свою линию. Почему она это делает? Потому что для нее любой мир означает поражение. Ей нужен тлеющий конфликт с провокациями, терактами и всем тем, что позволяло бы держать Украину на коротком поводке.

Поэтому Запад, видя это все, имея совершенно неопровержимые доказательства российского присутствия и российского участия, очень четко дает понять Путину, что оценка будет не по заявлениям, а по действиям. В конце концов, я надеюсь на большее – что Запад, наконец, перейдет от обещаний помочь с вооружением украинской армии к практическим шагам.

– Собственно, в Конгрессе США зарегистрировали законопроект, который предоставляет президенту право поставлять Украине оружие…

– То, что зарегистрирован новый проект, не имеет особого значения. Ведь уже есть закон, подписанный Обамой, который дает ему такую ​​возможность. Поэтому вопрос не в очередном законе, а в наличии или отсутствии политической воли. Насколько могу оценить ситуцию, эта политическая воля в последнее время формируется все активнее. Итак, надеюсь, вскоре мы будем иметь то, что нам нужно!

– Что, на ваш взгляд, может заставить Путина изменить тактику?

– Я думаю, что есть два фактора, которые заставят его действовать по-другому. Первый фактор заключается в том, что мы должны срочно, максимально быстро, как хотите это назовите, усилить свою армию. До того уровня, когда любое очередное вторжение будет означать для России очень серьезные потери. И второй аргумент, который подействует на Путина, это – усиление экономических санкций Запада. Комбинация этих вещей как раз и будет тем фактором, что заставит Путина действовать по-другому. Потому что если перед глазами будет угроза экономического коллапса, если провокациям будут даваться жесткие и болезненные ответы, вот тогда, наконец, до Путина дойдет, что еще немного – и он будет рисковать не только лично, но и существованием России как государства.

– Наконец МВФ объявил о предоставлении Украине кредитов. Можно рассматривать это как один из вариантов “скорой помощи”? Если не оружием, то, по крайней мере, финансами…

– Безусловно. Именно таким образом и нужно рассматривать. Это, кстати, и сигнал Путину: несмотря на его надежду на то, что Украина развалится быстрее, чем Россия, такого не произойдет. Собственно, один из сценариев Путина заключался в том, чтобы довести Украину до экономического истощения, и он был близок к успеху. Ведь вы знаете, что наши золотовалютные резервы сократились уже даже не до критически низкого уровня, а до ужасного уровня. И ежедневные расходы на АТО, которые исчисляются сотнями миллионов, безусловно, в какой-то момент привели бы этот процесс к действительно катастрофическим последствиям. Этот сценарий не удался, потому что Запад понял: если он сегодня экономически не поддержит Украину, то получит Россию на границе с Польшей…

– Если положить на чашу весов оптимизм и пессимизм, что у вас перевесит, Владимир Станиславович?

– Относительно Москвы и того, что она может делать дальше, у меня нет никакого оптимизма. Говорю это, имея за плечами многолетний опыт общения с россиянами в различных переговорах. Я слишком хорошо их знаю… Но у меня есть оптимизм относительно другого: если Украина и Запад совместными усилиями начнут влиять на происходящее в России, то оптимизма у самих россиян станет значительно меньше. И очень быстро он превратится в большой пессимизм!

Богдан Бондаренко, “Экспресс”

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий