ВО "Свобода": партия превыше Майдана
Опубликовано:: Ср, Мар 19th, 2014

Партия превыше всего или моя история о ВО “Свобода”

Буду писать много, потому что просто накипело (обвинения в основном касаются народных депутатов и всех кто дорвался до «корыта» , поскольку среди рядовых свободовцев есть много патриотов, которых просто сливает их провод).

тягнибакс

Буду вспоминать определенными отрывками, скача по датам и событиям. Начнем с упоминания о том дне, когда в первый раз вышла тьма народа и именно тогда захватили КГГА. Кто был тогда на Майдане, может вспомнить страх и неуверенность Тягнибока когда он объявлял, что активисты свободы захватили КГГА. Итак, КГГА захватывали без команды провода, молодые патриоты из «Свободы» и «Общего дела» (далее «ОД»). Всю заслугу приписала себе «Свобода», а позже выгнала активистов «ОД», и вместе с тем пыталась забрать у них ящик с деньгами (позже деньги украсть пытались депутаты «Батькивщыны»).

Поехали дальше. Кто был от начала Майдана вспомнит, как удачно вводилась технология “провокатор”. Тогда было так, если ты активно действуешь ты – “провокатор” (очень этому способствовала наша дорогая танцовщица Руслана. Ей провокаторы просто снились) . Все кто не с оппозицией – тот провокатор, тот, кто объявлял Майдан без политиков – провокатор. И “панислась”.

Итак, организовывался Автомайдан в Межигорье. Организовывался простыми людьми, оппозиция ни каким образом не была причастна к организации (хотя могла предоставить автобусы, чтобы скорее доехали, потому что кто-то не дождался и пошел пешком). Все удалось и где-то 10-15 тыс. майдановцев оказались в 300 м от Межигорья, где нас ждал Беркут. И здесь появляется на джипах наша “мужественная” АпАзиция и начинает: “бла-бла-бла-бла”.

Некоторые не выдерживают и уходят искать обходных путей к резиденции хряка. Такой путь любезно показали местные жители. И вот нас около 300 провокаторов полем-оврагом доберается в тыл Беркута (в это время Алежка активно кричит: они провокаторы, провокаторы, провокаторы!) Люди добираются до линии Беркута с другой стороны. Подходят к ним ближе и начинают кричать: “Слава Украине” , чтобы люди с той стороны поняли, что есть обходной путь, но как оказалось людей там уже не было, потому что «оппа» от греха по дальше решила пригласить Автомайдан к Медведчуку.

Далее перенесемся к событиям “Кровавого Крещения”. Его я встретил перед телевизором в Луцке. Надо было возвращаться быстро в Киев. Нашел группу в контакте “Евромайдан Луцк” и там были контакты по организации выезда из Луцка.

Как оказалось, в основном всем на Майдане заправляла «Свобода». И поездку организовывала она. За автобус они так и не договорились, поэтому нам пришлось долго ждать машин. Мы сидели ночью в офисе «Свободы» и абсолютно все высказались о том, какое Тягнибок говно. Здесь в офис ввалилось какое-то тело пьяное «в древесину», как оказалось позже – это депутат «Свободы», то ли областного, то ли городского совета и начал командовать. Ну, он депутат, ему можно. В Киев мы ехали где-то часов 12 (по дороге пришлось блокировать луцких ВВшников).

По прибытию в Киев мы заселились в Октябрьский дворец. С начала Революции туда пускали свободно и любого, но однажды им решила заняться «Свобода». Ну пусть. Мы вошли в состав Волынской сотни. Ну, тут я подумал, что мы отдохнем и пойдем воевать на Грушевского. Но не так случилось, как думалось. Сотник заявил, что мы на Грушевского не воюем. Наша задача защищать Майдан. О, думаю, так, приплыли. Что в заключении: «Свобода», имея 1500 бойцов в Октябрьском, ходила со своими тряпками (партийными флагами) постоять под сценой. Ну, конечно, мы послали такие порядки на … и ходили на Грушевского. На третий день при построении из 90 человек осталось 13, а все остальные пошли на Грушевского. Наш сотник вместо того, чтобы с нами строиться, постоянно заполнял какие-то бумажки в помещении.

В первые дни на Грушевского захватили 8 свободовцев, а их лидеры продолжали кричать, что там провокаторы. После гибели людей, И. Мирошниченко практически в одном предложении смог обозвать людей на Грушевского и провокаторами, и героями. Я думал, что это цинизм высшей степени, но все было еще впереди.
Никто так и не извинился за эти слова – «провокатор». Это слово уже давно стало звучать гордо и называло настоящих патриотов.

Однажды из нашей сотни выгнали парня из Луцка, который отжал у ВВешника щит, назвав его «провокатором». Это наш десятник едва не прибил того сотника. На Грушевского раздавались взрывы, а людей, которые пытались вырваться в ночи на Грушевского не выпускали из Октябрьского.

Однажды ночью нас выискивали в спешном порядке, и я думаю: «Ну, все, сейчас, наконец, поведут нас на Грушевского». Но увидев вновь развернутые тряпки с тремя пальцами – засомневался.

Svoboda-2

Ну чтобы хоть как-то себя развеселить начал кричать: «зэку смерть, зэка собаку повесьте на гиляку и т.п.». Подходит ко мне сотник или десятник из соседней сотни и говорит: «шо ты кричишь? Все лозунги утверждены советом Майдана». Это у меня вызвало истерический смех. И мы десятком быстро утвердили новые лозунги. Тогда я окончательно начал «бояться причастности к идиотам». И хотя там было много ребят – настоящих патриотов, бойцов, которые разрозненными группами ходили на Грушевского, они так и не дождались согласия провода на вывод хоть одной сотни на Грушевского. В чем причина этого? Об этом нам рассказал один из рядовых партийцев, которых собирали на сборы. Оказывается – рыги пригрозили «Свободе», если они выведут своих людей на Грушевского их объявят экстремистами и запретят их партию. Ха! Как легко напугать «мужественного» орущего Тягнибакса. Вспомнил себе пан Тягнибакс, что он выкрикивал со сцены: «откроется солнце и эта нечисть растает». Это просто гениально! Вот все что смог Тягнибок за 3 месяца.

Ну вот я и решил перейти к активистам «ОД». Я позвонил десятнику и сообщил, что отхожу к «ОД». Бегать на Грушевского самому или небольшой группкой без командира как-то не по-военному.

Радикальность «ОД» мне нравилась давно. Придя в их инфоцентр, я увидел нескольких ребят: один был с простреленной шеей, второй – щекой. В палатке какие-то молодые «инженеры» живо обсуждали испытания катапульты. О, думаю, это я удачно попал. Старший в инфоцентре сказал, что завтра будет формироваться национальная гвардия. Ребята активно вносили бушлаты, военную форму, берцы, каски которые затем делили с ребятами из Правого сектора. Я подумал: Вот почему имея 1500 бойцов (!) в Октябрьском не обеспечить их хоть чем-то? Сразу стало понятно кто приехал на революцию, а кто на митинг. Здесь вспомнилось лозунг на одной из палаток «ОД» : «Революции – да, имитации – нет».

Из палатки я переселился в Министерство АПК, где жил вместе с теми подстреленными ребятами. После общения с ними понял – настоящие бойцы. Подумал, что с этими ребятами не страшно будет идти и в огонь и в воду. Всего нас (активистов «ОД») было не очень много. Поэтому один из этажей мы предоставили казакам, другой – ударовцам, еще один – афганцам (но они потом выселились), начали заселять также гражданских. Эта неосторожность в будущем сыграла с нами в злую шутку.

Далее были захваты других министерств, где столы прогибались от элитного алкоголя. Представляете, какое ощущение, когда ты приходишь в кабинет, а там вино с ценником в 12 тыс. грн. Ты казак мерзни, умирай, а у нас здесь своя жизнь, свой параллельный мир с «блэкджеком и шлюхами».

После захвата министерства Юстиций быстро прибежал Виталька и по уже давней традиции обозвал всех «провокаторами». Все послали его к лысому черту.
Мы активно строили баррикады, нося мешки со снегом. Запыхавшись, иду покупать воду. В магазинчике интересующимся журналистам из Польши на своем ломаном польском объясняю значение и историю лозунга «Свобода или смерть», что написано на каске. Наутро под министерством просочились «доблестные» свободовцы, которые пришли защищать министерство от нас – провокаторов. Наших ребят начали выхватывать на Майдане за бейджики «ОД». Двух тех подстреленных ребят пытались побить какие-то животные из «Свободы». Вечером против нас начали информационную войну: какие-то неизвестные (подозреваю вновь «свободовцы») раздавали листовки, где Данилюк назывался проектом Банковой, а мы чуть не главными врагами Майдана. После информационной войны должна была начаться и настоящая. Так и произошло.

«Свободовцы » пошли на штурм министерства АПК. Мы с ребятами мирно завтракали, выйдя из кабинета, я увидел дым, услышал крики. Пробежав к эпицентру, стало понятно, что кто-то штрумует здание. Вбегаю в кабинет – зову ребят. Мы все вылетаем. Люди на лестнице задыхаются от газа. Поскольку я имел противогаз, выбежал вперед. Бегу и думаю: ну где же тот Беркут? В районе третьего этажа на лестнице когда в меня полетела арматура (Слава Богу успел прикрыться щитком), я увидел одетых «по-майдановски» людей, которые прикрывались щитами. Что за на … подумал я. С помощью брандспойта и «весомых аргументов» мы выбили их в фойе. Двух ребят сильно постреляли. У одного 6 шаровых ран. У еще одного тоже ранения от пуль. Они чуть не застрелили двух работниц министерства, которые в испуге выскочили на лестницу. Их спас один из наших активистов. Он быстро забросил их на этаж.

В это время «доблестные» казачки (которых было около сотни и которым мы отдали 3 этаж) в бронежилетах, увешанные саблями, топориками закрылись у себя на этаже и тихо «посцыкивали» в уголке. «Ударовцы» бегом побежали из здания другим выходом. Еще какие-то здоровые мужики со щитами в полной амуниции тоже бежали (говоря, что они гражданские). Беглецов было много (около 300-400). Остался костяк: человек 40-50, которые отбили атаку 100 свободовцев и оставались в министерстве, ожидая приказа. С той стороны попросили переговоров. В наш штаб вошел Леонов, Шило и еще какой-то не знаю, что за один. Леонов говорил, что это не они стреляли, то какие-то провокаторы.

Когда мы сказали, что покинем министерство, Леонов кому-то звонил и весело скалился. Я стоял промокший до нитки, смотрел на этого урода, крепко сжимая аргумент в руках и сам себе напоминал: «у нас переговоры, у нас переговоры, у нас переговоры…». Нам пообещали место в украинском доме. Я еще у этого «неизвестного мне депутата» спросил, точно будет место, потому что у нас много промокших до нитки людей. – «Да, мы гарантируем». Но с крысами вести переговоры – себя не уважать. Какой-то такой себе депутат от «Батькивщыны» Андрей Сенченко, возразил, что это был штурм здания, и что применялось оружие. Это было командно-штабные учения. Что раненый, так на войне без царапин не бывает. Ах ты, сукин сын, шесть травматических пуль в теле – это царапины?! Ты ответишь за свои слова.

Мы остались защищать свои палатки, ибо кто знал, что у тех шакалов на уме. Я быстро сменил мокрую одежду, потому что на улице было -20. Мы еще стояли на постах и переночевали в палатках. Места в укр. доме так никто не предложил.

После такого приключения я получил воспаление легких. Далее был месяц лежания в постели. 15 из них с температурой 39, куча лекарств, уколов, капельниц. И как итог – счет на 2500 грн. за лечение. Сначала родители очень расстроились, но потом тихонько благодарили Бога, потому что когда началась настоящая бойня, я лежал в больнице, а не стоял на Майдане. Я смотрел видео, глотал слезы и молил соседа по палате отдать мне свою винтовку. У меня было какое-то ощущение предательства. Но я ощущал не измену по отношению к себе. Я чувствовал, что предаю тех ребят, с которыми должен защищать Майдан. И от этого ощущения я не избавлюсь, пока не буду убежден, что их жертвенная кровь была не напрасной. Пока не увижу той Украины, о которой мечтали они. Сейчас наверное время паломничества на могилы Героев, на которых мы должны поклясться, что доведем начатое до конца.

Слава Небесной Сотне!

Сергей Гонтарук

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий