Зачем Янукович вернулся?
Опубликовано:: Пн, Дек 5th, 2016

Почему вернулся Янукович?

Сначала в прошлую пятницу, а впоследствии – в понедельник, в украинскую политическую жизнь вернулся призрак из прошлого: с помощью видеосвязи, находясь в России, Виктор Янукович принял участие в судебном процессе над преступниками из бывшего «Беркута», которых обвиняют в расстреле Майдана.

янукович

О том, почему он вдруг согласился принять участие в этом процессе и вновь оказался на устах всей Украины, а также о других политических событиях мы беседуем с канадско-украинским блогером Олегом Пономаревым.

– Значит, господин Олег, как бы вы прокомментировали возвращение беглого президента, по крайней мере, пока такое полувиртуальное?

– Прежде чем в связи с ним произошли эти два события – два допроса, где-то за две недели прокремлевские СМИ в Украине и лидеры общественного мнения в Фейсбуке, которые ориентируются на Кремль, стали популяризировать в обществе такой тезис: посмотрите, что сейчас происходит в Украине, а, глядя на это, подумайте, что Янукович был не так плох. А может даже он был не хуже нынешнего президента. То есть, такой тезис, такой темник они пытались внедрить в массовое сознание с помощью общественных сетей, в частности Фейсбука, газет. Следовательно, шоу с Януковичем готовилось. Из этого можно сделать вывод, что некоторые силы как в Москве, так и в Киеве заинтересованы в возвращении Януковича в политическую кухню Украины в той или иной роли как альтернативы Порошенко или, возможно, в качестве кандидата на местного руководителя будущего «ДНР – ЛНР». Они должны быть в составе Украины, однако там еще должны пройти местные выборы. Следовательно, эти силы проводят некий кастинг. И такую я вижу цель.

– А какие шансы у них есть для ее достижения?

– Самое интересное, что Янукович даже с такой целью справиться не может. Настолько он бесперспективен и слаб как политик, сейчас стало очевидным для всех, что это очередная неудачная попытка России провести какую-то политтехнологическую операцию. Это явный провал. Даже его сторонники, очень критичные к нынешней украинской власти, глядя на него, на то, как он выражает свои мысли и просто на то, как он сейчас выглядит, не могут понять, зачем он нужен.

– А как в целом выглядит сейчас ситуация в российско-украинском конфликте, в частности, учитывая очередную встречу в рамках «нормандского формата», которая состоялась в Минске во вторник?

– Значит, «нормандская четверка»… Шел процесс «Минск-3». Мы об этом много раз с вами говорили. С большим или меньшим успехом он, однако, продвигался, и происходили встречи как на высшем уровне «нормандского формата», так и часто были встречи на уровне министров иностранных дел. А кроме этого, еще встречались эксперты как со стороны Украины, так и России. И так этот процесс развивался. То удалось решить, то можно было планировать. Зато по следующим встречам можно было увидеть, выполняется это или нет. Но то, что имело место в Минске во вторник – происходило по инерции от этого процесса. После Берлина надо было сверить «дорожную карту». Но сейчас я уже не так много жду от этой встречи, как это было бы в случае, если бы победили демократы. Тогда все эти события развивались бы в одном политическом русле, то есть предсказуемо, уже по известным рельсам. Сейчас, в свою очередь, в связи с тем, что был избран Трамп, никто не знает, что будет дальше. Или этот процесс замедлится, а может, ускорится, или даже на время приостановится. Сейчас весь мир замер в ожидании середины января, когда Трамп войдет в свои полномочия и его администрация будет полностью сформирована. Поэтому никаких результатов ожидать от этой встречи я не могу. И, наконец, участники этих переговоров, которые отправились туда с нашей стороны, заявляли, что там должны решаться технические вопросы, связанные, в частности, с обменом заложниками. То есть, большого прорыва мы не видим, и пока не ждем его. Однако это все равно движение в правильном направлении. По крайней мере, они прояснят позиции сторон по миротворцам и тому подобное. Ведь встречаться надо в любом случае. Это лучше, чем воевать. Я так считаю.

– Олег, я бы хотел обратиться к еще одному вопросу. В последнее время как в украинской, так и в международной политике, невероятно весомым фактором, влияющим на ход событий, становится популизм. Если сейчас сосредоточиться на Украине, то, собственно, как вы и прогнозировали в одном из наших предыдущих разговоров, такой фактор стал особенно заметным осенью и, прежде всего, он направлен на дестабилизацию ситуации. Как вы это прокомментируете?

– То, что касалось моего прогноза на осень о том, что популисты будут расшатывать ситуацию в стране – все это больше касается нашей войны с Россией, и того, что Россия определила для себя, что военным путем она Украину не уничтожит. Именно поэтому она сделала ставку на своих агентов влияния, бросила на это все свои силы. Прежде всего, это те партии в Украине, на которые она может влиять для расшатывания ситуации. Программой максимум здесь являются досрочные парламентские и президентские выборы. Поэтому популизм здесь является лишь одним из инструментов, которые Россия использует во внутренней политике Украины. Итак, нашу горячую осень надо отделить, когда мы вообще говорим о теме популизма.

– А если речь идет о его глобальном измерении?

– Я считаю, что общество, в целом планета Земля, человечество, не переживает сейчас крупных глобальных потрясений. И это превращает его в потребительское общество, в общество шоу и легких решений. Для примера возьмем три крупные мировые потрясения прошлого века: Великая депрессия, Вторая мировая война и борьба с коммунизмом, то есть Империя зла, Советский Союз. Посмотрите, что тогда происходило. Когда была Великая депрессия в Америке был Рузвельт. В таких случаях, когда перед страной или планетой возникают серьезные вызовы, популизм не имеет почвы. Рузвельт выступал ежедневно по 15 минут на радио и прямо и откровенно говорил людям о том, что их ждет и что следует делать. Он говорил, что будет очень трудно, что ситуация действительно тяжелая, но мы должны делать то и другое. То есть, это была антипопулистская позиция. То же происходило в ходе Второй мировой войны. Черчилль обращался к своим согражданам так: я вам вообще не обещаю ничего хорошего, только кровь, пот и тяжелый труд. Однако, если мы это преодолеем, то преодолеем все самом деле. Это также абсолютная противоположность популизма. Теперь возьмем Советский Союз, Империю зла. Такие большие вызовы выбрасывают на поверхность ответственных политиков. Тэтчер, Рейган говорили прямо и добились результата: Советского Союза не существует.

– Однако после этого прошло тридцать лет и ситуация определенно изменилась.

– Нынешнее общество – это общество легких решений, общество социальных сетей. Люди не хотят думать, принимать сложные решения и, самое главное, нести за них ответственность. Все хотят простых вариантов и чтобы все было хорошо, однако так не бывает, ведь существуют объективные законы истории, экономики: за все, что происходит в обществе, стране, надо платить. Ультраправые и ультралевые во многих странах предлагают такие простые решения: возьмем и за одно покушение выселим всех эмигрантов или запрем границы, построим стены и тому подобное. Все они также популисты. Зато во всем мире они набирают вес, потому что люди просто не хотят нести ответственность за свои решения и действия.

Антон Марчинский, Польское радио

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий