Польша готова стать адвокатом Украины в Евросоюзе
Опубликовано:: Вт, Сен 13th, 2016

Польша готова стать адвокатом Украины в Евросоюзе

Эксперт: Через призму Украины мы смотрим на геополитику в регионе Центрально-Восточной Европы и действия России на международной арене

d12f062d4d716555c66244dbaa21d599

Гостем Польского радио является эксперт Университета кардинала Стефана Вышинского, доктор Бартош Ридлинський.

Свободная, независимая, демократическая Украина – это залог безопасности Европы и Польши – такие слова прозвучали от премьер-министра польского правительства Беаты Шидло после ее встречи в Кринице с украинским премьером Владимиром Гройсманом. Глава правительства Польши также заявила, что Польша хочет быть послом Украины в Евросоюзе. О миссии Варшавы в ЕС по делу Киева, поговорим через мгновение, а что касается слов госпожи премьер-министра, что свободная, независимая, демократическая Украина – это гарант безопасности Европы и Польши – то в этом никаких сомнений нет?

Б.Р.: Можно сказать, что здесь ничего нового не прозвучало, это исповедание веры еще со времен Ежи Гедройца, который говорил, что сильная, суверенная, независимая Украина, Беларусь и Литва – это гарант безопасности не только Речи Посполитой, но и стабильности в Европе. Итак, да, то, о чем говорит госпожа премьер-министр, – это очевидная вещь, и я предполагаю, что все политические партии нашей страны, все наши политики, абсолютно, подписываются под этой фразой. Фактически, Украина для Польши – это не просто буферная зона, а партнер. Через призму Украины мы смотрим на геополитику в регионе Центрально-Восточной Европы и действия Российской Федерации на международной арене в течение последних нескольких лет.

Возникает вопрос, насколько сейчас Украина остается свободным, независимым и демократическим государством?

Б.Р.: Украина является государством, которое находится в состоянии войны со своим восточным соседом. Это странная, гибридная война. Вот, в последние дни представители российской власти обвиняли Украину в организации терактов в Крыму. Мы в Польше все точно знаем, что Крым украинский, значит, это такая квадратура круга. Что касается вопроса, свободная ли и демократическая ли Украина, то когда мы посмотрим на проблемы с олигархизацией украинской политики, увидим, что Украина не настолько свободна, как могла бы, должна быть, и что у нее есть много внутренних проблем.

Польские политики, в том числе и премьер-министр страны заявляют, что в будущем Польша должна стать послом Украины в Евросоюзе. Какие у Польши для этого средства?

Б.Р.: Польша изначально остается послом Украины в Европе, а затем, после вступления в ЕС, послом в Евросоюзе. Мы, как государство, первыми признали независимость Украины, и украинцы об этом помнят. Это несколько похожая ситуация на ту, что была накануне вступления Польши в ЕС, когда Германия была нашим натуральным послом, поддерживала нас. Тем более, что немецкие интересы в Польше и польские интересы в Украине очень похожи. Итак, имеем такую своеобразную систему зависимости, от которой выгоду получают обе стороны. Мы работаем как соединенные сосуды. То есть у нас есть средства воздействия, мы можем взять слово в деле Украины, например, во время заседания Европейского совета. Но надо также принять во внимание тот факт, что Украина – это не слабое государство. Нет. В Украине есть своя дипломатия, Украина имеет свои каналы связи. Я, будучи в Украине, не раз слышу от моих друзей политологов, что они ценят нашу поддержку, однако наш основной партнер – Германия. И если у нас есть потребность обсудить какие-то вопросы, то мы их обсуждаем с Германией. Что, в свою очередь, является естественным делом, поскольку существуют двусторонние, украино-германские отношения. И, на мой взгляд, Украина, все чаще принимает участие Польши в ЕС (позиция которой, кстати, в последнее время несколько пошатнулась) более реально, чем мы сами ее воспринимаем.

И здесь создается такая ситуация, что Украина хочет решать свои вопросы относительно будущего непосредственно в Берлине, зато Берлин хочет договориться как с Киевом, так и с Москвой. Возникает вопрос, – можно ли это совместить, не слишком ли сложная эта фигура?

Б.Р.: На мой взгляд, уже сам коалиционный расклад сил в Германии, – это достаточно сложная фигура, поскольку Ангела Меркель больше обращается в сторону Украины, смотрит на нее, как на государство, пострадавшее от агрессора, в этом конфликте она видит абсолютно негативную роль России, и поэтому госпожа Меркель радикальная во взаимоотношениях с Россией. Зато заместитель канцлера Зигман Габриэль продолжает верить в политику первенства России, что это важнейшая страна на востоке Европы, что Россию надо понять, что с ней надо вести переговоры и так далее, несмотря на то, что все знают кто здесь агрессор, кто пострадавший, следовательно, здесь есть проблема внутри немецкого правительства. И Украина это осознает. В Кринице господин премьер Гройсман тоже проявлял такую приверженность в подходе Украины к Польше, потому что понимает, что принимая во внимание ситуацию в Берлине, Киев должен иметь в регионе страны, которые будут его поддерживать. Правда через год в Германии состоятся выборы, а значит, возникает вопрос как будет выглядеть немецкая политическая сцена после этих выборов?

И через год может оказаться, что Украина нуждается в сильном после в ЕС, и этим послом могла бы быть Польша.

Б.Р.: Совершенно верно. Премьер-министр Шидло сказала в Кринице, и в комментариях после экономического форума в Кринице, что ныне государства Вышеградской группы, то есть Польша, Чехия, Венгрия и Словакия – это одна из основных групп стран, которые требуют серьезного обсуждения дела будущности ЕС.

Призыв, который раздается со стороны Вышеграда к Евросоюза, чтобы после «брексита» остановиться, обдумать ситуацию, ввести изменения в договор о заключении Европейского Союза ставит очередной вопрос: Польша и регион не выигрывают от этого? Если Вышеградская группа получит выгоду от проведенных изменений, тогда Украина как абсолютно рациональное государство, будет пытаться искать целевых союзников не только в Варшаве, но и Будапеште, Братиславе и Праге. Мы из собственного исторического опыта знаем, что международные отношения, национальные отношения не даются раз и навсегда. Украина тоже об этом очень хорошо знает и делает выводы. Значит, будет пытаться играть на польско-украинских отношениях в соответствии со своими собственными интересами. Прошу обратить внимание, что и у нас, и у украинцев есть серьезные исторические проблемы.

И могут ли они повлиять на политические отношения?

Б.Р.: Они могут повлиять на межчеловеческие отношения, что в свою очередь имеет большое значение в политических отношениях. Если присмотреться к игре, которая ведется между Варшавой и Киевом, то увидим, что мы по одному играем на внутренние нужды и по-другому, когда встречаемся с украинскими партнерами. Сейм принял резолюцию по делу волынской трагедии, которую назвал геноцидом, зато Верховная Рада Украины призывает польских парламентариев специально не политизировать историю. Но мы знаем, что и украинцы политизируют свою историю. А, в конце концов, есть символические жесты Петра Порошенко, который возлагает цветы к памятнику волынских жертв, и президента Анджея Дуды, который с президентом Порошенко отмечает бок о бок День независимости Украины, следовательно, в международном измерении – это образцовый пример сотрудничества. Хотя не жесты примирения президентов, а именно межчеловеческие отношения являются определяющими для польско-украинских отношений.

Взаимоотношения между Польшей и Украиной и ЕС комментировал гость Польского радио – эксперт из Университета кардинала Стефана Вышинского, доктор Бартош Ридлинський.

PR24/Л.І.

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий