Р. Малко: Жить по-новому – это сделать себе харакири
Опубликовано:: Вс, Июн 21st, 2015

Р. Малко: Жить по-новому – это сделать себе харакири

Мир устал от Украины, устал от безрезультативности своей помощи. Дипломаты разводят руками: мы ничего не понимаем, стараемся помочь – и никаких результатов, никаких положительных изменений, вся помощь в песок.

kolo

Друзья или партнеры Украины уже даже прибегают к нестандартным подходам, чтобы повлиять на ситуацию: Квасьневский просится в совет реформ к Порошенко, президент Финляндии приглашает нашего президента изучить опыт борьбы своей страны с агрессором и осмотреть линию Маннергейма, но кто знает, поможет ли это. Американцы умывают руки, Керри предостерегает Порошенко от возможности силового решения конфликта на Донбассе, и тот не против…

В плену компрадоров

Если кто-то желает услышать, что «все пропало», «нас сливают», и узнать имена предателей, не услышит. Паники сейчас не должно быть, отчаяния тоже. Украинцы очень дорожат своими достижениями, ценят свое государство и понемногу, очень понемногу начинают понимать суть проблемы. Они готовы работать, терпеть, верить, прощать, снова выходить на Майдан, готовы умирать, готовы даже ждать… Впрочем, машина безнадежно тормозит, и ремонтировать ее можно до бесконечности: менять детали, латать дыры, заливать новое масло, и что угодно. Можно даже перекрасить ее в милые сердцу цвета, но она по-прежнему не сможет по-человечески ехать, потому что не способна. Нужна новая машина.

Естественным желанием каждой здоровой нации является банальная формула быть успешной, сильной и счастливой, построить такую ​​модель государства, в котором каждому ее гражданину будет комфортно и в которой он сможет реализоваться как личность. Все это довольно условно, но общая тенденция именно такова, и все народы мира, за редким исключением, пытаются двигаться именно по такой траектории.

С нынешней элитой невозможно изменить страну, с электоратом, который голосует за нее на выборах, также

Во все времена и у всех народов двигателем изменений была элита, лучшие или самые успешные представители народа волею судьбы оказывались на вершине общественной пирамиды и получали в свои руки все рычаги влияния. Нам с элитой откровенно не везет, что ни для кого не секрет, даже для самой элиты. Можно долго спорить по поводу того, почему так повелось, почему на гребне всегда оказываются не те и является ли это закономерностью, кого, мол, заслужили, того и имеем. Но этим можно заниматься до второго пришествия, а у нас нет на это времени. Элита, конечно, является отражением народа, только и это не аргумент для того, чтобы сесть и сложить руки, потому что здесь только часть правды. Дьявол, как известно, кроется в деталях.

Уже четверть века, со времени провозглашения независимости Украины, портрет украинской элиты в целом неизменный. Он писан довольно размытыми мазками, но даже с изменением персоналий в нем легко узнается некая пародия на живопись кремлевской школы. Это легко объясняется, но отнюдь не внушает оптимизма. Иногда персонажи приобретают черты колонизаторов, время от времени перевоплощаются в неких компрадоров-посредников, иногда даже уподобляются местным пасечникам, а дальше создают некий собирательный образ, который вполне нравится большинству населения страны. Иногда этот образ близок к людям, иногда совершенно удаляется, но сути дела это не меняет. Все те персонажи – выходцы из одного колониального инкубатора, и изменение париков или костюмов никак не влияет на уровень их восприятия мира. И пусть не вводят в заблуждение такие незначительные различия, как знание или незнание иностранных языков, наличие или отсутствие иностранного или вообще любого диплома, принадлежность к бывшей колониальной партэлите и другие мелочи. Уже сама принадлежность этих людей к нынешней правящей касте указывает на то, кто они на самом деле, потому что случайных там нет.

Проклятие московских лекал

С одной стороны все эти ребята являются довольно успешными персонажами, иначе не были бы владельцами миллиардных или миллионных состояний. И грех даже подумать, что им не хватает знаний или опыта. Безусловно, нет. А с другой – состояние они преимущественно заработали или получили как компрадоры, являясь посредниками между империей и бывшей ее колонией, эксплуатируя последнюю и распродавая по своему вкусу и выгоде. Им не известны такие понятия, как здоровая конкуренция, соревнование идей, интеллекта, таланта. Все, что они создали, если вдруг такое произошло, создано не с нуля, а на базе украденного, выдуренного, отжатого и т.п. Есть же множество относительно честных способов получить чужое, как учил великий Остап Бендер.

Конечно, в определенной степени они даже дорожат своей страной, потому что она их кормит. Могут даже быть ее патриотами и любить в вышиванках, носить шляпы и скупать скифское золото. Но те правила игры, и система ценностей и в целом система, в которой они произошли и обогатились, их вполне устраивают, поэтому ожидать добровольной сдачи, а тем более добровольного харакири – это утопия. Более того, даже при большом желании поступить именно так, даже при сильном помутнении рассудка, вызванного безудержным внезапным нападением патриотизма, они не смогут этого сделать, потому что их модель мозга – компрадорство, иногда, возможно, приправленное малороссийством, для экзотики или в память о крестьянском происхождении предков.

По сути, они мало чем отличаются от рабов, только одетые в дорогие одежды, носят золотые цепи и живут в роскошных дворцах. Такое понятие, как свобода, им неизвестно, они его на самом деле боятся, как малые дети Бабая, и готовы избегать в любой возможный и невозможный способ. Наученные служить чужим господам, даже сами превратившись в господ, они остаются банальной прислугой, не способной брать на себя ответственность.

Вершина их возможностей – создание по московскому образцу всеукраинского закрытого акционерного общества под названием «Украина» с четко распределенными ролями и воздействиями, с расписанными партиями, но, что главное, – с ограниченным входом в это ЗАО для остальных 40 млн акционеров – граждан Украины, которые теоретически вроде являются совладельцами, хотя на самом деле только электоратом.

В миру эта структура у нас привычно называется олигархатом и преимущественно ассоциируется со змеиным гнездом, в котором все воюют против всех. Но это ошибочное видение. Без мордобоя, конечно, не обходится, только все это для проформы. Защищать свое право на существование те ребята становятся как один, и можно даже не надеяться, что они перегрызут друг другу глотки. Они никакие не самоубийцы.

Все очень просто. Клуб богатых и достойных людей выбирает себе монарха, то есть президента, и договаривается с ним об определенных правилах игры. Президент, в свою очередь, в процессе правления, уже сориентировавшись, кто надежен, а кого стоит остерегаться, определяет себе среди этого общества фаворитов, которые могут иметь больший доступ к телу, а того, кто ненароком попадает в опалу, можно и пустить под нож. Но милость надо очень заслужить, перейдя дорогу решительно всем. Такое случается крайне редко. Обычно в клубе царит если не доброжелательная, то, как минимум, деловая атмосфера, хотя со стороны, может, и видится все это как бесконечный процесс интриганства и войн. Монархи со временем меняются, но это мало влияет на положение дел членов клуба. Братва осознает, что залог ее успеха и вообще существования кроется в сохранении именно такой модели сосуществования, и никоим образом не позволит ее изменить.

Теоретически ничего плохого в такой модели нет. История знает много примеров, когда аналогичные ЗАО постепенно перерастали себя и становились хорошим фундаментом для национальных государств. Но как раз в нашем случае надеяться на такую ​​чудо-трансформацию, к сожалению, нельзя. Самая большая проблема всего этого элитарного образования в целом и каждого из его членов в частности – как раз отсутствие того самого национального стержня, который традиционно называется национальной идеей.

Отсутствие четкой самоидентификации и причастности к земле и нации, которые их кормят, отсутствие ответственности за своих соплеменников и их будущее, отсутствие банального желания жить не только для себя и войти в историю не только как миллиардер, один из десяти или ста, чье имя исчезнет так же, как и появилось, а как строитель государства. Рабы, пусть они даже будут называться царями и носить короны, все равно всегда будут только рабами, такое их призвание и предназначение – служить.

Хоть бы за кого они себя выдавали, они всегда будут оглядываться на бывшего господина и играть по его правилам. Иначе не умеют, потому что выросли на его традициях, в его системе координат, на его Пушкиных, Достоевских, Толстых, считая их вершиной мироздания. Свое для них всегда будет второстепенным и менее значительным. О чем можно говорить, если даже с собственными детьми в основном говорят на чужом языке и предпочитают быть патриотами только на картинке в избирательном ролике.

Они так привыкли, так сформировались, так жили, а потому всегда последуют именно тому образу, который вывел их в люди. То, что он ничего не стоит и, возможно, даже насквозь фейковый, их никоим образом не беспокоит. Поэтому Мурка всегда будет их гимном, Кобзон – их кумиром, а Валера Леонтьев – их юностью. Ну и еще значок $ будет их гербом, потому что это превыше всего. У них на службе находится огромная свита, оформленная и задействованная в чиновничьем аппарате, которая фактически управляет всеми процессами машины под названием государство. Она еще уродливее, ибо влечет свои корни еще с тех дремучих времен империи и навеки связана с ней пуповиной. Никто не знает, что у нее в голове, никто не может на нее повлиять и изменить ее, даже те, кому она служит. Негласный договор о ненападении действует совершеннее всех законов, написанных в этой стране, потому что это залог существования.

Переоснование вместо перезагрузок

А теперь вопрос. Способны ли такие люди стать строителями настоящей украинского государства, которое смогло бы конкурировать с другими государствами, заявить громко о себе, о своем праве, своих интересах, отстаивать эти интересы, а не унижаясь, и вообще занять достойное место в мировом сообществе? Вряд ли. Если бы были способны, уже бы сделали. И не только потому, что не тот полет и масштаб, а из вполне практических соображений. Изменить страну и измениться самим означает покончить с собой: перерезать себе живот и умереть.

Способны ли олигархи реформировать страну, если это погубит их модель существования? Безусловно, нет. Способны ли чиновники преодолеть коррупцию, которая является их священной коровой? Не смешите. Так стоит ли удивляться, что реформы у нас не происходят и жить по-новому никак не получается, несмотря на все заклинания. Что побеждать в этой сумасшедшей войне никто даже не собирается, а проблему пытаются заговорить, договориться-передоговориться и забыть.

Жить по-новому – это сделать себе харакири, а на такое эти ребята не способны

Чтобы воевать, надо быть воином, а не «решалом» или в лучшем случае компрадором, а чтобы победить – нужно быть победителем.

С такой элитой невозможно изменить страну, с электоратом, который голосует за нее на выборах, тоже. Она бесконечно подсовывать своих ставленников, чтобы только удержаться на плаву, и даже тысячи смертей, даже потеря половины страны не станут для нее весомым аргументом, чтобы согласиться на изменение правил игры. Более того, при определенных обстоятельствах эти ребята готовы будут поклониться чужом царю, лишь бы сохранить все нажитое «непосильным трудом», и никто, никто не полезет грудью на амбразуру, потому что это противоречит всей их сущности, ведь всегда можно договориться. Изменить ситуацию может лишь тот, кто действительно согласится порвать с компрадорством и малороссийством, не побоится взять на себя ответственность пожертвовать всем на свете, но сегодня, к сожалению, таких не наблюдается.

Рецепт спасения? Он, хотя и нелегкий в применении, но все на самом деле не так плохо, как некоторым хотелось бы, хотя и не так хорошо, как могло бы быть. Последние события в стране, несмотря на все, довольно обнадеживающие: рабов становится среди украинцев все меньше, а казаков все больше, а там и малороссы подтянутся, когда что-то поймут.

Как отметил Роман Бессмертный в недавнем интервью, государство необходимо переучредить. И это, пожалуй, самый реальный из некровавых рецептов. Заново одномоментно изменить все правила игры, уничтожив непригодную к переформатированию систему, выведя на покой всех заслуженных и не очень, поблагодарив как положено, и забыв их на веки вечные. Проще говоря, купить новую машину. Именно так сделали народы Прибалтики, когда обнулили свою историю до передокупационных времен. Было много вони, но благодаря этому им удалось не только состояться как государственным нациям, но и избежать таких проблем, как Крым и Донбасс.

Мы не можем восстановить какую-то старую конституцию, у нас ее нет, но можем написать новую, которая все и всех расставит на свои места. А затем постепенно, но без устали, самим выстраивать свое государство, то, в котором хотелось бы жить. Потому что только здоровое общество способно куда-то двигаться и что-то творить. То, которое выросло на здоровой конкуренции и инициативе, где все решают не деньги и связи, а таланты и умения, порядочность и закон. Которое взрастило мощный средний класс, которое знает, что такое создавать и бороться, а не отжимать и добазариваться. Только такое общество может создать сильную, мощную державу, способную выбиться в мировые лидеры.

Конечно, все это немного похоже на утопию, потому что никогда система не согласится на самоуничтожение, она будет выгрызать свое право на существование любым способом. И некое пробное обуздание строптивых на фронте или в тылу, которое наблюдается в последнее время, как раз очень хорошо это иллюстрирует. Кое-как восстановившись, она уже беспокоится о своем будущем, предчувствуя возможные проблемы. Но это не должно никого останавливать. Украинцы уже убедились и доказали, что способны без высочайшего повеления многое делать: сбрасывать президентов, создавать армию, поддерживать ее вопреки всему и даже побеждать. Когда надо, украинцы могут все, и это без пафоса.

Единственное условие – заставить существующую систему не мешать и не вмешиваться. Это трудно, но возможно. Ставить вопрос ребром и не уступать ни на йоту. Другого выхода нет. Вариантов осталось только два: пан или пропал.

Роман Малко

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий