Рапорт «Российские военные преступления в Восточной Украине в 2014 году» передадут в Гаагу
Опубликовано:: Вт, Янв 19th, 2016

Рапорт «Российские военные преступления в Восточной Украине в 2014 году» передадут в Гаагу

Рапорт очень подробно документирует чрезвычайно жестокие российские преступления, опираясь на показания жертв

1409846512_1404374677_1

«Российские военные преступления в Восточной Украине в 2014 году» – под таким названием в конце прошлого года опубликован рапорт, который подготовила группа экспертов. В основном это были поляки, но помогли и украинские волонтеры. В рапорте точно описано то, о чем говорится в его названии.

Гостем Польского радио является Ян Пекло из Польско-украинского фонда сотрудничества ПАУСИ, один из инициаторов и соавторов рапорта «Российские военные преступления в Восточной Украине в 2014 году».

Скажите, как создавался этот рапорт? Это, кажется, первый такого типа отчет, столь подробный и крупномасштабный?

Ян Пекло: Скорее всего, именно так. Хотя, кажется, существуют и другие рапорты, однако их масштаб не так велик. В нашем случае речь идет о том, чтобы этот документ мог конкретно помочь, чтобы он помог конкретному делу, и чтобы виновные в этих зверствах были наказаны. Рапорт попадет в Международный суд в Гааге и, возможно, в будущем, будет служить так, как это было в послевоенной Югославии, когда расследовали военные преступления. То есть в этом случае Международный суд исследовал бы вопрос российских преступлений на территории Восточной Украины.

Скажите, каким образом собиралась информация, по чьей инициативе создавался этот документ, кто принимал участие в этой работе?

Я. П.: В первую очередь, это очень большая заслуга депутата Сейма госпожи Малгожаты Госевськой и группы коллег, у которых есть профессиональная подготовка для того, чтобы собрать такой материал, поскольку – это очень сложная и кропотливая работа. Это общее дело поляков и украинцев, которые помогали собирать информацию, показания жертв. Без решимости и мужества госпожа Малгожаты и ее коллег – это сделать было бы просто невозможно. Здесь надо обратить внимание, что в этом случае сбор материалов происходил по-другому, чем в случае войны в бывшей Югославии, когда материал собирался уже после окончания военных действий. В случае Украины, все происходило в ходе событий, тем более, что война в Восточной Украине продолжается. Это было чрезвычайно трудно.

Уточним, каким образом удалось найти потерпевших?

Я.П.: Все это происходило посредством частных, неофициальных контактов госпожи депутата Малгожаты Госевськой. Я также помогал скромным советом и помощью. Важно было разыскать потерпевших, и чтобы они захотели рассказать, что случилось. А дальше, опираясь на их показания, точно указать преступника, найти его. Здесь надо отметить, что это не закрытый процесс, это только первая часть рапорта. Информация об этом отчете стала общеизвестной, следовательно, в дальнейшем находятся люди, которые хотели бы давать показания. Существует, однако, очень большая проблема с показаниями по изнасилованиям. Для женщин – это очень болезненная тема, они просто не хотят об этом рассказывать.

Каким образом идентифицировано злоумышленников, и кто они, это россияне или украинцы? Кто эти люди, которые совершили преступления, описанные в рапорте?

Я.П.: Здесь следует подчеркнуть, что в каждой войне, практически каждая из сторон в конфликте осуществляет злодеяния. Зато в этом случае четко видно, что на стороне русских, на стороне сепаратистов существует своеобразная закономерность. Они применяют очень жестокие действия, только чтобы достичь политической цели президента Путина. Вы спрашиваете, как это происходило. Итак, этот ужас касался не только военнослужащих, но и волонтеров, добровольцев, гражданских, женщин.

Что касается преступников, то, подобно, как и во время войны на Балканах, это очень часто были соседи, люди, которые знали друг друга, например, вместе учились, а впоследствии оказались по разным сторонам конфликта. Но также благодаря этому, украинцам легче было идентифицировать палачей. Вообще, в большинстве случаев, абсолютно очевидно, что преступниками были российские солдаты из спецназа. Были также обычные бандиты, которых освободили из тюрем, которым дали оружие, и которым дали полную свободу действий. Подобный механизм присутствовал и во время войны на Балканах. Обо всех этих вещах очень сложно говорить, и чтобы запустить в Международном суде в Гааге всю процедуру, жертвы преступлений будут вынуждены говорить об этом еще и еще.

Международный суд в Гааге для некоторых имеет, так сказать, такую немножко сомнительную репутацию. Некоторых преступников удается осудить, но судебные процессы затяжные. Ждут ли авторы рапорта и жертвы этих военных преступлений справедливости, верят ли, что Европа о них не забудет?

Я.П.: Действительно, я сам помню, что когда видел европейских политиков, которые жали руки Радовану Караджичу, Слободану Милошевичу, то не думал, что Международный суд в Гааге будет ими заниматься. Но, поскольку я это видел, то на самом деле теперь я глубоко убежден, что в этом случае справедливость также возможна, только это немного продлится. И Стрелков, и Захарченко, которые отвечают за эти преступления, могут попасть в Гаагу так, как в свое время Караджич и Милошевич. Непосредственным зачинщиком этого кошмара является Владимир Путин, здесь можно делать некоторые аналогии со Слободаном Милошевичем. Я понимаю, что в настоящее время это может звучать как какая-то фантастика и, возможно, сами жертвы тоже в это не верят, но если такое случилось в случае бывшей Югославии, Балкан, то почему бы не должно было случиться сейчас?

А украинцы тоже допускают насилие на территории, охваченной военными действиями?

Я.П.: Я хочу сказать одну очень важную вещь: со стороны россиян, со стороны сепаратистов эти действия имеют системный характер, они, в определенном смысле, – стандартные. Зато на стороне украинцев – это частные случаи, и часто случается, что люди ответственные за эти преступления – идут под суд. Это касается, например, определенного добровольческого батальона, который действовал на этой территории. Системный характер преступлений совершенных русскими и сепаратистами – впечатляет. Подобные примеры мы имели во время российско-грузинской войны, во время войны Путина в Чечне – вот это их методы.

В настоящее время рапорт готовят к тому, чтобы представить его в Гааге, с рапортом должно ознакомиться международное мнение, поскольку сейчас слишком сильно мир сосредоточился на преступлениях президента Сирии Асада, зато о Восточной Украине уже несколько забывает. Есть еще и вопрос российских преступлений против татар в Крыму. Рапорт «Российские военные преступления в Восточной Украине в 2014 году» доступен в Интернете, а гостем эфира Польского радио был соавтор отчета Ян Пекло из Польско-украинского фонда сотрудничества ПАУСИ.

Лидия Иванюх, Польское радио

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий