Растановка сил в Европе после «брексита»
Опубликовано:: Пн, Июл 4th, 2016

Растановка сил в Европе после «брексита»

После «брексита» Германия может поддерживать сближение с Россией. Значение Польши в ЕС может вырасти

_90164710_merkel_szydlo

После того, как британцы на референдуме 23 июня высказались за выход их страны из Европейского Союза, министры иностранных дел Франции и Германии предложили изменения в ЕС. В совместном документе поддержали идею более сплоченного и решительного Сообщества. По мнению части обозревателей, французско-немецкие предложения на 9-ти страницах документа означают планы превратить ЕС в своеобразную супердержаву. Однако МИД Германии объясняет, что готового плана реформ – нет, это только вклад в дискуссию.

Как оценивают различные эксперты, Берлин уже некоторое время готовился к выходу Великобритании из ЕС, а также поощрял британцев к такому шагу. Поводом этого стали, в частности, тесные связи Лондона с США. Комментаторы предполагают, что после «брексита» Германия будет стремиться к потеплению отношений с агрессивной в международной политике Росией. Професор Пиотр Вавжик из Института Европеистики Варшавского университета считает такой взгляд вполне оправданным, однако все зависит от внутренней ситуации в Германии.

– Во многом это будет зависеть от того, кто будет у власти, потому что Ангела Меркель – теперь, пожалуй, единственный политик в Федеративной Республике Германия, который поддерживает сохранение санкций против России. Я думаю, этого не изменит даже «брексит», потому что это дело принципиальное. (Президент России) Владимир Путин или реализует то, к чему обязался в Минске – именно перед Германией, а также Францией. Тогда он может рассчитывать на отмену санкций. Если же этого не сделает, пострадает политический авторитет и позиция канцлера Меркель. Поэтому она не может себе позволить уступки в этом деле.

Отношения Ангелы Меркель с Владимиром Путиным сейчас охлажденные, однако, в долгосрочной перспективе, обозреватели считают возможным сближение позиций. На этом настаивают представители немецкой промышленности, для которых Россия является большим рынком сбыта и может поставлять немецкой экономике необходимое сырье. Многое зависит от немецкого канцлера – считает профессор Пиотр Вавжик.

– Нет сомнения, что немецкая промышленность – за облегчение санкций или их отмену. Так же – социал-демократы и часть Христианско-демократического союза. Именно поэтому, пока Ангела Меркель у власти и имеет сильную позицию – до тех пор санкции будут сохранены. У нее сильная позиция и она может противостоять требованиям представителей немецкой промышленности, но также своих партийных коллег и участников коалиции. Если перед выборами в следующем году произойдет смена канцлера, тогда, действительно, может возникнуть проблема появления более тесного сотрудничества, а санкции будут отменены или их смягчены. Но пока Ангела Меркель на посту канцлера – как гарант минской договоренности, она не может позволить, чтобы Владимир Путин игнорировал эти постановления. Можно сказать, для нее это дело чести, ведь именно она убедила Путина подписать договоренности и теперь не может от них отказаться. Ведь это поставило бы под сомнение ее позицию также в Германии.

Некоторые признают французско-германское предложение изменений в ЕС перспективой создания супердержавы. Для Польши и других стран это неприемлемо – считает эксперт.

– Это предложение неприемлемо ни для таких стран, как Польша, ни, например, для французского общества. Ведь именно французы отвергли в референдуме конституционный трактат, то есть проект Конституции ЕС, поэтому он не был введен в действие. А в нем говорилось о менее тесном сотрудничестве, чем сейчас предложили Франция и Германия. Когда проходило голосование, во французском обществе не было таких евроскептических голосов, как сейчас. Следовательно, этот документ, в таком виде, также не будет одобрен. На политической сцене Франции ведущую роль начинает выполнять Народный фронт, у него реальный шанс получить власть на выборах в следующем году. Такой проект, скорее, усиливает значение евроскептиков, показывает, что политики не прислушиваются к голосу общества. А общества теперь не хотят глубокой интеграции. Для политиков важно то, что планируют они: общества должны приспособиться к их предложениям, а не наоборот. Это показывает, что в Европе очень плохо с политикой.

«Брексит» показал, что европейские общества не хотят отдать Европейский Союз в руки брюссельским технократам – обращает внимание европеистами Пиотр Вавжик.

– А этот документ что- предлагает даже углубление таких явлений. Если этот проект будет одобрен – остается вопросом времени, когда в какой стране поставят его под сомнение. Пока он появится, будут требования проведения референдумов в очередных странах. Например, в Дании правительство, зависимое от голосов евроскептических партий, также заявляет о желании выйти из ЕС, как британцы. На досрочных выборах в Австрии, видимо, победит евроскептическая партия, их кандидат мог победить на президентских выборах. А еще – позиция Народного фронта на выборах во Франции в следующем году и подобная ситуация в Голландии – это показывает, что евроскептическое движение существует, прежде всего, в Западной Европе. Предлагать там такие решения означает увеличивать значение евроскептиков.

Польша хочет создания нового Европейского трактата, то есть договора о Европейском Союзе, чтобы заново определить понятие суверенности и зависимости между странами и Брюсселем. Глава польского МИД Витольд Ващиковский выразил взгляд, что Европейский совет должен иметь больше полномочий, а Европейская комиссия – меньше. На взгляд собеседника Польского радио, такая идея относительно будущего ЕС более приемлема.

– Это более реалистичный проект, он больше сходится с ощущениями обществ – не только польского, но и западноевропейских. И в упомянутых выше странах, и в Германии, и в скандинавских странах – получил бы большее признание, чем французско-немецкий проект. Просто потому, что эти предложения, пока намечены в общем, соответствуют ожиданиям общественного мнения в Европейском Союзе.

После постановления о «брексите» все задумываются, почему британцы приняли такое решение. Появились голоса, что Европейский Союз в своей политике умышленно поощрял Великобританию оставаться в рядах Сообщества. Именно этому служили действия Европейской комиссии, хотя бы по делам беженцев, и политика в отношении Польши. Профессор Пиотр Вавжик согласен с этим объяснением.

– Да, после проекта, который представили немцы и французы, – а он не мог быть создан после решения о «брексите», его должны были подготовить раньше, – видно, что это была продуманная стратегия европейских лидеров, рассчитанная на то, чтобы «выпихнуть» Великобританию. По их мнению, благодаря этому им легче будет форсировать проект изменений в ЕС. Но это ошибочный подход, общества его не одобрят. Независимо от всего, ответственным за результат референдума является не только премьер-министр Дэвид Камерон, но и европейские политики. Итак, то, что Камерон подал в отставку, было ответственным. Аналогично должны поступить председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, председатель Европарламента Мартин Шульц и председатель Европейского совета Дональд Туск. В результате референдума виновной является их бездарная политика.

Европеист из Варшавского университета прогнозирует, что различные идеи относительно будущего ЕС должны сойтись.

– Наверное, изменения будут заключаться в том, чтобы совместить эти два проекта в один и финальный результат будет иметь общие черты их обоих. Бесспорно, будет больше власти для граждан, большая демократизация в Евросоюзе, без этого ЕС не выстоит и новый документ о ЕС также не будет введен в действие, зато будут следующие решения о выходе других стран с Евросоюза. Но также возможно сохранить прежний уровень влияния евросоюзных учреждений на дела, которые им не принадлежит (как Еврокомиссия делала в случае Польши). Также необходимым считаю уменьшение бюрократизации евросоюзных учреждений: чтобы в администрации работало гораздо меньше людей, с гораздо ниже зарплатами. Одним из аргументов евроскептиков, который поддержало общественное мнение, была критика факта, что многие чиновники ЕС, политики, зарабатывают больше, чем британский премьер-министр. Причем, в частности, это деньги британских налогоплательщиков. Это немыслимо.

Польша может сыграть значимую роль в ЕС

– Польша, после выхода Великобритании из Европейского Союза, является крупнейшей страной, которая представляет трезвое направление среди стран ЕС. В связи с чем, ей принадлежит роль лидера этого – в кавычках – лагеря европейских реалистов. Поэтому, чем быстрее появится конкретный польский проект – тем лучше. Он должен появиться, потому что именно надо представить предложения, которые выйдут навстречу ожиданиям британского общества. Нам надо стараться от имени группы стран, которая нас поддержит. На встречу, которую созвал глава МИД, прибыло семь лидеров и, по моему мнению, это большой успех министра Ващиковского, что они захотели поддержать нашу пока общую концепцию. А теперь надо убедить других партнеров. Пожалуй, со всеми не получится, от некоторых предложений надо отказаться, но, я думаю, у нас есть шанс стать страной, которая будет задавать тон европейской политике, наряду с Францией и Германией.

Гостем Польского радио был профессор Пиотр Вавжик из Института Европеистика Варшавского университета.

RP/Н.Б.

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий