Тайное мировое правительство обсудило вопросы России и терроризма
Опубликовано:: Пн, Июн 29th, 2015

Тайное мировое правительство обсудило вопросы России и терроризма

Около 500 манифестантов приняли участие в акции протеста против ежегодной встречи Бильдербергского клуба.

tinurjad

Недавно в австрийском Телфсе члены таинственного Бильдербергского клуба обсуждали будущее человечества.

Участие в собрании, которое ежегодно проходит в самых дорогих гостиницах разных стран, приняло 134 человека из 22 стран. Список избранных определил Руководящий комитет, единственным постоянным членом которого является Дэвид Рокфеллер.

Он участвовал еще в первом заседании мировых лидеров, которое произошло в 1954 году в гостинице “Бильдерберг” в Нидерландах. А в этом году в один из дней заседания – 12 июня – отметил свой 100-летний юбилей.

Председательствовал на собрании руководитель транснациональной страховой “AXA Group” Анри де Кастрис. В руководящем комитете, кроме Рокфеллера – руководитель авиастроительного гиганта “Aиrbus”, председатель наблюдательного совета “Deutsche Bank”, старший советник гендиректора «Microsoft», министр обороны Германии, министр финансов Финляндии, генеральный секретарь НАТО, пожизненный сенатор Италии, председатель Еврокомиссии.

Что же и как обсуждают нынешние “бильдерберы” и насколько эти собрания влияют на судьбы мира? Рассказать об этом мы попросили кандидата политических наук, историка Александра Палия.

– Как часто собирается Бильдербергский клуб? И для чего?

– С мая 1954 – ежегодно. Главной целью встреч является неформальный диалог между Европой и Северной Америкой, между 120-150 политическими лидерами и экспертами из промышленных, финансовых, научных кругов и средств массовой информации. Это форум для неформального обсуждения основных проблем мира.

Немало сторонников “теории заговора” считают Бильдербергский клуб формой “мирового правительства”, чьи члены тайно принимают и жестко выполняют решения по управлению планетой, имеют свои спецслужбы, причастные к убийству и устранению другими способами президентов некоторых государств и тому подобное. Почву для таких теорий дает то, что на заседание этих влиятельных людей не приглашают прессу, а участники якобы должны держать в тайне все, что там происходит. К тому же конференция не выдает никаких заявлений по итогам заседаний.

На самом деле участники заседаний имеют право распространять содержание услышанного на конференции, но не имеют права называть авторов сказанного. Это нужно для того, чтобы участники высказывали свои реальные мысли, а не корректировали их с учетом возможной реакции общественности. Потому выступления с поправкой на пиар просто обесценят этот специфический механизм международных отношений.

На заседаниях не происходит голосования, не принимается решений.

– То есть на мировые дела эти собрания реально не влияют?

– Влияют, причем существенно. Просто влияние это имеет не такие примитивные формы, как описывают сторонники конспирологических теорий. Это влияние в форме так называемой мягкой силы. Влиятельные люди из разных стран дискутируют, формируют для себя понимание, куда движется мир, какие его актуальные проблемы. И если из дискуссий выкристаллизовывается более или менее одинаковое понимание глобальных проблем и путей их решения, то, естественно, политики, которые имеют такое видение, затем пытаются и воплощать его на своих должностях.

– Какие темы “бильдерберы” считали насущными для своего четырехдневного заседания на этот раз?

– На обсуждение вынесли 15 тем. Они красноречивы: “Искусственный интеллект”, “Кибербезопасность”, “Химическое оружие. Угрозы”, “Текущие экономические проблемы”, “Европейская стратегия”, “Глобализация”, “Греция”, “Иран”, “Средний Восток”, “НАТО”, “Россия”, “Терроризм”, “Великобритания”, “США” и отдельно “Выборы в США”.

– А где же Украина? Войну у нас уже не считают проблемой?

– За год ситуация с Украиной перестала быть для Запада дискуссионной – консенсус по основным вопросам достигнут. Есть понимание, что никакого “украинского кризиса” в Европе не существует, а существует проблема России. Поэтому именно в отношении действий и реакций на действия этой страны есть потребность обсуждать и формировать консолидированное видение.

– В темах много милитаристских – “НАТО”, “Терроризм”, “Химическое оружие. Угрозы”, “Кибербезопасность”. Почему они стали актуальными?

– В западных элитах сегодня созрело понимание, что такие вещи, как агрессивная Россия в Европе и военные действия и терроризм “Исламского государства” на Ближнем Востоке, – это уже не временная проблема. Это вызов, которому Запад должен будет противостоять в ближайшие годы системно, тратя большие ресурсы и принимая серьезные политические решения.

В частности, НАТО от политики дипломатических дискуссий с Кремлем уже переходит к значительно более активной деятельности – размещение новых штабов и складов в Центральной и Восточной Европе, дополнительных военных сил и тяжелой наземной техники в восточноевропейских государствах альянса.

– Возможно ли “Мировое правительство” в наше время как реальный действенный институт решения дел?

– Я не считаю, что реальное мировое правительство в наше время возможно. Нынешний мир слишком сложен, чтобы его можно было контролировать из одного центра. Даже авторитарным режимам в основном не удается в нынешних условиях контролировать ситуацию в своих странах так, как они того желают. А на уровне неформализованных жестко контролировать все многообразие различных государств и народов – это иллюзия.

Внешнее воздействие “мягкой силой” – посредством больших финансов, культурных и технологических воздействий, а иногда и твердой силой есть и будет. Однако, как свидетельствуют нынешние проблемы с нехваткой единодушия в ЕС, эти воздействия не являются устойчивыми, стабильными, и они не могут достичь такого же уровня контроля над жизнью стран, как национальные государства.

Андрей Ганус, фото Reuters, “Экспресс”

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий