Украинцы показали себя более зрелыми европейцами, чем поляки
Опубликовано:: Вт, Сен 13th, 2016

Украинцы показали себя более зрелыми европейцами, чем поляки

Говорят главный редактор польского «Форбса» Михал Бронятовський и эксперт по международным делам Ярослав Гуз

465522_600

Как известно, в июле этого года польский Сейм принял постановление, в котором объявил Волынскую трагедию 43 года «геноцидом, совершенным украинскими националистами против граждан II Речи Посполитой». Вместе с этим было установлено день памяти по погибшим в результате этой трагедии. И это после коллективного обращения украинских деятелей культуры и политики к польскому народу, которое носило название “Прощаю и прошу прощения”.

Ответное постановление сразу вызвало весьма неоднозначную реакцию в украинском политикуме.

Сначала в Верховной Раде был зарегистрирован проект абсолютно симметричного ответа, а впоследствии плеяда украинских политиков и общественных деятелей обратилась в парламент в Киеве с призывом принять еще более радикальную резолюцию, которая послужила бы ответом на польское решение. Соавторами этого обращения были Дмитрий Павлычко, Иван Драч и Владимир Огрызко.

Итак, 8 сентября Верховная Рада отреагировала на постановление сейма.  Однако за основу резолюции не был принят ни первоначальный проект Олега Мусия, ни радикального обращения украинских деятелей. Ответ оказался несимметричным.

Украинские парламентарии выразили «сожаление, разочарование и глубокую обеспокоенность» решением польских коллег. Также они вспомнили о ряде двусторонних договоренностей и совместных мероприятий, которые были призваны привести к межнациональному примирению. Однако, вопреки принципу «око за око», ни о каких обвинениях в документе не упоминается. Хотя, следует здесь отметить, что некоторые польские СМИ, не разобравшись в вопросе, растиражировали убеждение, что украинский ответ стал значительно жестче, чем постановление Сейма.

А прокомментировать это событие Польское радио попросило Михала Бронятовського, главного редактора польской версии журнала «Форбс» и Ярослава Гузу, эксперта по международным делам.

Говорит Михал Бронятовський:

– Верховная Рада Украины почти единогласно приняла резолюцию. Речь идет о постановлении польского парламента о «геноциде на Волыни». Итак, несмотря на большие громкие призывы со стороны националистически настроенных депутатов и горячих голов, в парламенте появился именно этот проект, за который и проголосовали. Он очень примирительный. Конечно, в нем ритуальным образом, как это можно назвать, говорится о том, что его авторы очень разочарованы и расстроены из-за принятия польской стороной такого постановления о Волыни. Однако они не ответили симметрично, говоря: «а вы тоже убивали». А был такой проект, и он, собственно, уже был готов. Польшу даже хотели обвинить в геноциде лемков, что вполне вписывалось бы в правовое определение понятия геноцида.

– Вы действительно так считаете?

– Да, массовые депортации вписываются в один из пунктов. То есть оперкация «Висла» – это геноцид. Если бы тех, что провели эту акцию, привлекли в международный суд, то, согласно классической дефиниции, это квалифицируется как такое преступление. Следовательно, они могли так ответить, но не ответили. Сказали только, что переживают по поводу политизации вопроса о Волыни.

– Здесь, может, стоит привести цитату из украинского заявления: «Парламент Украины считает установление Сеймом Республики Польша «Национального дня памяти жертв геноцида, совершенного украинскими националистами против граждан II Речи Посполитой в 1943-1945 годах» как проявление политизации трагических страниц украинско-польской истории».

– Нечего ожидать, чтобы украинский парламент с энтузиазмом высказывался по этому делу. Думаю, что это наименее острый ответ, которым можно было бы отреагировать на польскую резолюцию. А ее считаю очень неудачной, поскольку если Украина должна быть нашим союзником, если мы собираемся вести с ней диалог, то его нельзя начинать с выстрела между глаз, или с удара кулаком…

– То есть, в обоих из этих случаев мы имели дело с резолюциями, направленными как наружу, так и внутрь обеих стран? И польский парламент, принимая такое постановление, осознавал внешнеполитические последствия, но и должен принимать во внимание то, что происходило в самой Польше? И то же касается украинского парламента. Такая симметрия ситуации.

– И это единственная симметрия. К счастью, это не были симметричные резолюции. В свою очередь, то, что произошло в Польше, я считаю это, конечно, из-за некоторого проявления внутреннего давления на депутатов польского парламента, а не требований международной политики. Если речь идет о ней, это было контрпродуктивно.

Обращаемся к Ярославу Гузу:

– Вы с этим соглашаетесь?

– Я бы добавил к этой дискуссии несколько поправок. Во-первых, если речь идет о геноциде в случае операции «Висла», то я не хочу входить в юридический спор, потому что, подозреваю, об этом можно сказать очень много – это определение совсем неадекватное, независимо от того, насколько необоснованной и жестокой была депортация украинцев, или лемковского и бойковского населения Прикарпатья. Зато, если речь идет о польско-украинских отношениях, то я также доволен этой резолюции украинского парламента, поскольку она не выдвигает обвинений. А этого следовало остерегаться, поскольку последние события свидетельствуют о том, что обе страны почти не вели диалога на эту тему. Были определенные вещи, какие-то символические жесты, но они и в дальнейшем не переходили в диалог. Поэтому вопрос был не решен. И поступил момент, когда его надо было решить. Внутреннее давление, безусловно, существовало, независимо от того, происходили ли связанные с ним политические маневры (если речь об экстремистских объединениях – как с одной, так и с другой стороны, в конце концов). Существовало, однако общественное давление. Это факт, что такого постановления невозможно было избежать. А поскольку этим вопросом в независимой Польше не занимались десятилетиями, к такому решению парламент был вынужден из-за общественного давления. Если бы диалог происходил, может быть, столь острая резолюция не была бы принята. Зато, к сожалению, так случилось. А украинцы, конечно, имеют, так сказать, свое. Однако хорошо, что так произошло. Сейчас время для диалога. Сейчас мы посмотрим на то, насколько обе стороны будут в состоянии его вести. Надеюсь, что, однако, будут.

PR24/А.М.

Разместил

Андрон Креп -

Постинг и поддержка сайта/

Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий