В Польше усиливаются националистические настроения
Опубликовано:: Вс, Ноя 15th, 2015

В Польше усиливаются националистические настроения

Среди причин – отсутствие гражданского образования, – считает Агата Квятонь с Amnesty International

l-105392
В субботу 7 ноября центром Варшавы прошел марш против национализма, фашизма, расизма и ксенофобии под лозунгом «Солидарность вместо национализма». Манифестация – выражение несогласия с ненавистью к иностранцам провели неформальные группировки и неправительственные организации.

Одним из организаторов марша была международная организация Amnesty International. Ее представительница Агата Квятонь обращает внимание, что в Польше усиливаются националистические, ксенофобские настроения. Это заметно в СМИ, где все больше комментариев, полных ненависти к беженцам. Причем, експерт не считает миграционным кризисом появления в Европе тысяч беженцев из Африки и Ближнего Востока.

– Прежде всего, я бы не назвала этого миграционным кризисом, это – кризис солидарности. Разного рода кризисы случаются время от времени в Европе и во всем мире. Теперь мы имеем дело с наплывом людей, которые бегут из стран, охваченных войной, конфликтами. Это тяжелая ситуация и реагировать надо соответственно. Мы не умеем реагировать на все возможные ситуации, конфликты в нынешнем мире, надо этому научиться. С другой стороны, общество, в котором мы живем, имеет свою позицию, например, в отношении действий нашего правительства. И, надо сказать, реакции людей, наших земляков, – беспокоят, они свидетельствуют о росте ксенофобии и национализма.

Однако увеличение ксенофобских и националистических настроений нельзя оправдать опасением перед чужими – говорит Агата Квятонь.

– Я думаю, это большая ошибка – объяснять ксенофобию страхом. На самом деле нам нечего бояться. Беженцы – это люди, которые бегут от того, чего мы сами боимся (бесспорно – террористов, «Исламского государства», войны, вооруженных конфликтов, нарушения прав человека). Всего этого боятся беглецы с территорий, охваченных вооруженным конфликтом, следовательно, здесь есть определенный парадокс. Мы не можем бояться беженцев, потому что они боятся того, что и мы.

Между тем, в Польше пугают беженцами, якобы это террористы. Бесспорно, на общественные настроения повлияла кампания перед парламентскими выборами – согласна наша собеседница, однако, она не указывает однозначно ответственных.

– Я хотела бы избежать перекладывания вины на конкретных лиц или конкретные стороны, но надо сказать – политики не помогают. Во многих моментах это касается также средств массовой информации, хотя, например, сотрудничество с нашей организацией уже улучшается – и СМИ передают правду. Но откуда же взялось убеждение о беженцах-террористах, кто его привил в сознании?

Свое влияние имело отсутствие гражданского образования и понятия мультикультурализма в польской школе – считает представитель Amnesty International.

– У нас нет чего-то такого, как мультикультурное образование. Сколько школ предлагает в своей программе посещения, скажем, мечетей или синагог, встречи с представителями других религий и культур? Я думаю, такие школы во всей Польше можно сосчитать на пальцах одной руки. А если нет знаний – мы становимся податливыми для сплетен, фальшивого представления действительности в СМИ, а также – со стороны политиков.

Именно опубликованные данные свидетельствуют о том, что 69 процентов поляков от 18-ти до 24-х лет считают, что Польша вовсе не должна принимать беженцев. По мнению Агаты Квятонь, опрашиваемые путают понятия.

– У меня искренняя надежда, что это не так, что поляки не хотят помогать людям. Возможно, на наше сознание наслоилось утверждение о террористах, о людях, которые якобы хотят пользоваться нашей системой социальной помощи. И мы думаем об этом, вместо того, чтобы подумать о помощи нуждающимся. Я действительно надеюсь, что в рапорте отражено такое ненастоящее опасение.

Следует отметить, что речь идет о ксенофобских отношениях молодых людей, перед которыми границы в Европе открыты, которые могут учиться и работать в любой стране ЕС.

Агата Квятонь:

– Для меня это, честно говоря, непонятно. Я пытаюсь понять их позицию, но не могу. Так как факта, что беженцам, которые ищут убежища в Польше, грозит такое отношение, которое грозило полякам в период Второй мировой войны. Но молодые люди имеют родителей, дедушек – то есть контакт с поколениями, которые это пережили. Мы не оторваны от истории.

Причину такого состояния наша собеседница видит в незнании и убеждает в необходимости вводить соответствующие элементы образования. По ее мнению, целесообразно было бы принять в Польше большее число беженцев, чем согласованные 12000.

– Мы можем принять больше и выиграть от этого – в частности, ввести в школах мультикультурное образование, которое уже не будет фиктивным, это будет действительностью. Следует добавить, что цвет кожи – не единственный критерий. Например, люди с Украины выглядит так же, как мы. На самом деле, мы окружены беженцами и мигрантами, даже об этом не зная.

Однако до сих пор польское общество однородно – вокруг нас люди белого цвета кожи, которые преимущественно являются католиками, признают одинаковые с нами ценности. В обществе жить гораздо проще – нам известны культурные нормы, мы знаем, как вести себя и как отвечать, чего ожидать. А когда приходит кто-то извне – не знаем, как он будет реагировать. Однако что-то новое не значит, что оно является страшным – говорит експерт.

– На самом деле мы являемся обществом, которое иммиграцию и беженство имеет в крови. В измерении всего общества здесь нет ничего нового. А, в конце концов, особенно в течение последних 25-ти лет изменения происходят очень быстро и к ним надо приспособиться. Потому что если где-то возникнет конфликт – появятся беженцы. Итак, нам надо понять: «другой» не означает «страшный».

В контексте беженцев появляется вопрос, должна ли состояться их интеграция в польское общество или ассимиляция.

– Это очень сложная задача и в Европе не много примеров удачной интеграции. Бесспорно, это – вызов. Но известно, чего делать не следует. Было бы ошибкой разместить беженцев в изолированных очагах и назначить им какое-то финансирование. Это не служит интеграции. Надо создать безопасные условия, чтобы эти люди не боялись, скажем, националистически настроенных поляков. И чтобы обе стороны – и беженцы, и мы – проявили добрую волю.

А, наконец, можно подумать, как обоюдно использовать факт различия языка и культуры.
Одним из позитивных шагов, способный поменять отношение к иностранцам в Польше, был марш «Солидарность вместо национализма».

PR24/Н.Б.

Разместил

Андрон Креп - Постинг и поддержка сайта/ Для связи: andronus1@gmail.com

Оставьте комментарий